Газета.Ru в Telegram

Царь дворцами не возьмет

Верховный суд рассмотрит вопрос о реабилитации царской семьи

Вопрос реабилитации царской семьи дошел до Верховного суда. Потомки последнего русского царя усматривают в позиции Генпрокуратуры, не нашедшей юридических возможностей для реабилитации Николая II, политическую подоплеку. По мнению экспертов, Генпрокуратура опасается восстановления социальных и имущественных прав репрессированных.

В среду, накануне заседания Верховного суда, на котором будет окончательно решен вопрос о реабилитации Романовых, юристы императорской семьи выступили перед журналистами. Как рассказал директор канцелярии Российского императорского дома Александр Закатов, рассмотрение дела о реабилитации последнего российского царя и его семьи тянется в судебных инстанциях уже почти два года.

Впервые с заявлением в Генпрокуратуру глава российского императорского дома княгиня Мария Владимировна обратилась 1 декабря 2005 года и получила отказ. 26 сентября 2007 года, после нескольких судебных решений и их обжалований, Генпрокуратура вновь рассмотрела заявление княгини и вновь постановила отказать в реабилитации ее царственных родственников.

По словам Александра Закатова, вопреки общеизвестным фактам Генпрокуратура упорно настаивает на том, что бессудный расстрел царской семьи был обычным убийством, а не политическими репрессиями.

Отказывая в реабилитации, Генпрокуратура ссылается на то, что «достоверных свидетельств существования каких-то официальных решений судебных или несудебных органов, наделявшихся судебными функциями о применении к погибшим репрессий, как этого требует действующее реабилитационное законодательство, не имеется». Кроме того, в заключении Генпрокуратуры говорится о том, что принявший решение о расстреле членов царской семьи Уралсовет «не являлся органом, осуществлявшим, как того требует ст. 3 закона, судебные функции».

Но, как считают представители российского императорского дома, даже если отказаться от эмоций и обратиться к букве закона, позиция Генпрокуратуры не выдерживает никакой критики и для реабилитации все-таки имеются все юридические основания.

«Даже если принять точку зрения Генпрокуратуры о том, что Уралсовет не являлся органом, осуществлявшим судебные функции, ее доводы все равно противоречат закону «О реабилитации жертв политических репрессий», — заявил поверенный в делах императорской семьи адвокат Герман Лукьянов. — Поскольку политическими репрессиями признаются меры, принятые по решению не только судов, но и других органов и даже общественных организаций, наделенных административными полномочиями».

Кроме того, как напомнил адвокат, на следующий день после расстрела царской семьи 17 июля 1918 года это решение было «признано правильным» президиумом ВЦИК и принято правительством РСФСР, Советом народных комиссаров. «Известен день расстрела, имеется решение трех органов госвласти, решения ВЦИК и Совета народных комиссаров находятся в госархиве. Эти решения не отменены и имеют юридическую силу для Российской Федерации, как правопреемника СССР и РСФСР», — заявил он.

Герман Лукьянова склонен видеть в этой позиции Генпрокуратуры политическую подоплеку.

По его словам, факт репрессий против Николая II и членов его семьи, признанных тоталитарным советским государством классовыми врагами, социально опасными для государства и политического строя, очевиден. А кроме того, в случае с реабилитацией шведского дипломата Рауля Валленберга, сгинувшего в советских лагерях, и даже при реабилитации четырех великих князей, расстрелянных в январе 1919 года «за принадлежность к императорскому дому Романовых», Генпрокуратура обошлась без «достоверных свидетельств».

«Если бы речь шла не о царе, а о неизвестном Иване Петровиче, его бы уже давно реабилитировали, — заявил он. — В стране существуют двойные стандарты и продолжается дискриминация по классовому признаку: княгиня Мария Владимировна в отличие от других граждан России не имеет права на реабилитацию своих родственников».

Между тем ранее ряд экспертов высказывались о том, что в случае реабилитации царской семьи у родственников Николая II появятся претензии на принадлежавшую царю собственность и именно этого, по их мнению, и боится государство.

По мнению адвоката Павла Астахова, российские власти опасаются, что, если произойдет реабилитация царской семьи, это будет означать «не только восстановление справедливости, но и восстановление социальных и имущественных прав в отношении лиц, подвергнутых репрессиям». «Это означает, что появятся претензии на собственность, которая раньше принадлежала царской семье, — пояснил эксперт в эфире радиостанции «Эхо Москвы». — Именно этого опасается государство, именно поэтому возникает некий казус и некие выдуманные причины для отказа в реабилитации».

Как считает адвокат Генри Резник, хотя за любой реабилитацией стоят те или иные имущественные вопросы, ситуация эта «темная» и совершенно юридически не разработанная. И если сейчас все лишенные имущества собственники или их наследники станут претендовать на свое, «это приведет к новой революции».

Однако сами участники пресс-конференции сразу открестились от каких-либо имущественных интересов со стороны императорского дома: по словам Александра Закатова, претендовать на имущество Николая II просто некому — прямых наследников у него не осталось.

Кроме того, как утверждает Закатов, и наследовать уже нечего: после революции вся госсобственность перешла новому государству, от удельной собственности (например, использовавшихся в качестве «служебной недвижимости» дворцов) все члены царской семьи отказались по установленной форме, а личную собственность уничтожили время и инфляция.

Что до результата завтрашнего суда, то он непредсказуем.

«Верховный суд должен решить, что это было — самосуд или исполнение решения правительства большевиков, — заявил Генри Резник «Газете.Ru». — По всему ясно, что было указание из центра (большевики вообще победили благодаря своей железной дисциплине). Но прямых доказательств нет». А по мнению члена Общественной палаты адвоката Анатолия Кучерены, главное — разобраться с понятием «репрессия», которое является «краеугольным камнем». «Как сказано в словаре, репрессия — это карательная мера, которая исходит от государственных органов, — объяснил Кучерена. — Сейчас очень сложно восстановить картину тех событий. Но, чтобы принять решение о реабилитации, надо понять, был ли расстрел царской семьи убийством или репрессией».

В том случае, если Верховный суд разделит позицию Генпрокуратуры, юристы великой княгини намерены обратиться в Европейский суд. «Отказывая в реабилитации царской семьи, государство берет на себя ответственность за свершенные против нее преступления, — заявил Лукьянов. — И Страсбургский суд, без сомнения, это подтвердит. Но нам бы очень хотелось, чтобы справедливость восторжествовала на родной земле».

Новости и материалы
В Праге прошел многотысячный митинг солидарности с Украиной
Российский теннисист выиграл шестой титул ATP в карьере
Показан обновленный Changan Uni-V, который продается в России
Российская теннисистка заявила, что выступает ради денег
В Китае представлена новая версия минивэна GAC M8
Главы МИД Украины и Германии прибыли в Одессу с необъявленным визитом
Форвард «Динамо» установил рекорд КХЛ
В Париже обсуждают освобождение 40 заложников из Газы
Власти Швейцарии оценили возможность нападения на свою страну
Тарасова отреагировала на слова Винер, сравнившей ее с Тутберидзе
Украинские дипломаты попались в Венгрии на контрабанде сигарет
На трассе «Дон» произошло массовое ДТП с грузовиками
Страны Западной Африки сняли все санкции с Нигера
Раскрыты детали романа 74-летней Мерил Стрип с бойфрендом
Американский модуль Odysseus перевернулся при посадке на Луну
На Lada Granta вернули подушки безопасности
Глава украинской разведки похвалил начальника Генштаба ВС России
«Детей нам не крестить»: Степанова бросила вызов Большунову
Все новости