Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Относимся негативно»: Кремль ответил Польше по делу Качиньского

Кремль ответил на планы Польши арестовать российских диспетчеров

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Кремль относится негативно к планам Варшавы потребовать выдачи трех российских авиадиспетчеров, работавших в аэропорту Смоленск-Северный в 2010 году. Польша намерена обвинить их в причастности к катастрофе самолета польского президента Леха Качиньского. По словам пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, выдача граждан РФ не предусмотрена российским законодательством.

Москва не разделяет подозрения Варшавы в отношении трех авиадиспетчеров, работавших в аэропорту Смоленск-Северный в 2010 году, в причастности к крушению самолета президента Польши Леха Качиньского, передает РИА «Новости».

По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, российские власти осуждают намерение польской стороны требовать выдачи россиян, чтобы предъявить им обвинение в сознательном создании условий, приведших к трагедии.

«Я не знаю, были ли какие-то контакты или какие-то правовые действия в соответствии с международной практикой, получала ли наша Генпрокуратура или следственные органы обращения со стороны Варшавы, нам об этом пока не известно. В целом, <...> скажу так, относимся негативно», — сказал представитель Кремля.

Он добавил, что выдача требуемых Варшавой лиц не состоится хотя бы потому, что этого не предусматривает российское законодательство.

Ранее сообщалось, что Следственная группа национальной прокуратуры Польши подала в окружной суд Варшавы ходатайство о временном аресте российских авиадиспетчеров.

«Обвинения, которые были предъявлены диспетчерам, касаются умышленного провоцирования авиакатастрофы, повлекшей гибель многих людей», — заявила пресс-секретарь польской прокуратуры Эва Бялик.

Ходатайство — первый шаг к выдаче международного ордера на арест, если суд выпустит соответствующее постановление, то правоохранительные органы могут задержать сотрудников аэропорта.

«Речь идет о диспетчерах Павле П., Викторе Р. и Николае К.», — сказала официальный представитель генпрокуратуры Польши Эва Бялик.

Согласно польскому законодательству, полные фамилии лиц, в отношении которых ведутся процессуальные действия, называть запрещено.

В ответ на это член комитета Совета Федерации по международным делам Алексей Кондратьев указал, что экспертные заключения международных специалистов показывают, что в катастрофе были виноваты польские пилоты президентского борта.

«Россия своих граждан на глумление полякам не выдаст», — резюмировал сенатор.

10 апреля 2010 года пассажирский авиалайнер Ту-154М c бортовым номером PLF 101 36-го особого авиаполка Воздушных сил Польши вылетел в Смоленск. Находившаяся на борту делегация должна была принять участие в траурных мероприятиях, приуроченных к 70-летию Катынской трагедии 1940 года. Тогда были расстреляны 22 тыс. польских офицеров.

Лайнер при посадке попал в густой туман, задел левым крылом верхушку березы, вследствие чего с резким кренением перевернулся более чем на 180 градусов и упал днищем фюзеляжа кверху на землю в 200-300 метрах от торца взлетно-посадочной полосы.

В результате крушения погибли все находившиеся на борту — семь членов экипажа и 89 пассажиров, в том числе президент Польши Лех Качиньский с супругой Марией,

руководитель канцелярии президента Владислав Стасяк, глава нацбанка Польши Славомир Скшипек, замминистра иностранных дел Анджей Кремер и другие высокопоставленные лица Польши.

В день катастрофы тогда еще президент России Дмитрий Медведев распорядился создать правительственную комиссию по расследованию происшествия — возглавил группу председатель правительства РФ Владимир Путин.

Параллельно с этим министр юстиции Польши Кшиштоф Квятковский организовал независимое расследование. По факту трагедии уголовные дела возбудили Следственный комитет при прокуратуре России, а также Главная военная прокуратура Польши.

Расследование технических обстоятельств катастрофы проводила совместная комиссия Межгосударственного авиационного комитета (МАК) — туда вошли 25 специалистов из Польши, а также представители Минобороны РФ.

17 апреля 2010 года она завершила работу на месте ЧП, спустя два дня были расшифрованы черные ящики. 19 мая председатель МАК Татьяна Анодина завила, что по результатам комиссии были исключены версии о пожаре, взрыве, теракте, а также отказе техники.

Установлено, что до падения все системы воздушного судна работали исправно. При этом выяснилось, что в кабине пилота находились посторонние.

12 января 2011 года МАК был представлен окончательный отчет — катастрофа произошла из-за ряда ошибок пилотов.

Среди них были названы: решение о заходе на посадку и отказ от ухода на второй круг в плохих метеоусловиях, снижение ниже минимальной допустимой высоты в 100 метров, а также игнорирование сигналов системы предупреждения об опасном сближении с поверхностью земли.

В заключении было подчеркнуто, что ошибки были допущены в результате психологического давления на летчиков — в кабине присутствовал глава ВВС Польши Анджей Бласик.

Системными причинами катастрофы были названы недостатки в организации летной работы и подготовке членов экипажа при обеспечении особо важного полета.

29 июля 2011 года польская комиссия представила свой независимый отчет. Причиной ЧП названо снижение ниже минимальной высоты при чрезмерной скорости в метеоусловиях, не позволяющих осуществлять визуальный контакт с землей, а также запоздалое начало процедуры ухода на второй круг.

Однако группа экспертов заявила о вине и российской стороны — якобы аэронавигационное обеспечение полета со стороны диспетчеров аэропорта «Смоленск-Северный» было недостаточным.

Но власти Польши не согласились с такими результатами, из-за чего была создана вторая комиссия, которую возглавил бывший министр обороны Польши Антоний Мачеревич.

В итоге, по результатам работы второй комиссии в Польше заявили, что настоящей причиной крушения стала детонация взрывного устройства, которое, якобы, было заложено во время ремонта самолета в России.

Утверждается, что польская и британские лаборатории, где проводили исследования в связи с крушением президентского самолета, подтвердили наличие следов взрывчатых веществ. Они якобы обнаружили там частицы тротила, пентрита и RDX (гексогена).

Кроме того, подчеркивается, что следы взрывчатки обнаружили в пробах, взятых «с частей самолета, которые российские техники меняли во время ремонта самолетов Ту-154 №101 (самолет Качиньского) и Ту-154 №102 (еще один принадлежащий Польше самолет) в 2009 году».

Москва опровергла эти утверждения.