Коронавирус и политика: как инфекция сближает врагов

Трамп предложил Ирану помощь в борьбе с коронавирусом

Коронавирус обернулся неожиданной стороной: политические силы, многие годы враждующие друг с другом, готовы объединиться в целях предотвращения распространения инфекции. Дональд Трамп заявляет о возможной помощи Ирану, республиканцы и демократы выступают единым фронтом, а Ким Чен Ын говорит слова поддержки Южной Корее. Впрочем, многие из этих сюжетов могут стать лишь частью политической игры.

Президент США Дональд Трамп заявил о готовности помочь Ирану в борьбе с распространением коронавирусной инфекции, если Тегеран примет это предложение. Об этом американский лидер заявил в интервью Fox News, показанном в эфире телеканала вечером 4 марта.

«Мы помогаем [бороться с коронавирусом] многим другим странам. Мы бы помогли Ирану, если бы они этого хотели. Они очень сильно пострадали», — сказал глава Белого дома.

Сам Трамп при этом выразил мнение, что США «отлично справляются» с ситуацией. «У нас замечательная группа, [вице-президент США] Майк Пенс отлично делает свою работу — я поставил его во главе этой группы», — подчеркнул американский президент.

Ситуация с распространением коронавируса в Иране, действительно, тяжелая. По данным портала YJC, количество инфицированных в этом государстве уже превысило 3,5 тыс. человек, а число жертв составляет 107.

Вирусом COVID-19, по некоторым сведениям, заражен первый вице-президент Исламской Республики Эсхак Джахангири, он якобы госпитализирован. Официального подтверждения этой информации, впрочем, не поступало. Новым вирусом также инфицированы и несколько представителей правительства Ирана, один из них, как сообщается, скончался 1 марта.

На этом фоне Иран принимает решение продлить отмену занятий в учебных заведениях страны до «нового года», который начинается здесь 20 марта (за ним, правда, последуют новогодние каникулы).

Несмотря на достаточно серьезные обстоятельства, ожидать, что Тегеран, уже давно ушедший в глубокую конфронтацию с Вашингтоном, примет предложение Трампа, сложно. МИД Ирана уже назвал подобные предложения смешными, а заявления Госдепартамента — элементом политической игры.

Тем не менее, Иран не отказывается от международного сотрудничества с другими государствами. Так, официальный представитель внешнеполитического ведомства республики Аббас Мусави заявил, что МИД ИРИ остается в тесном контакте со многими странами, чтобы обеспечить потребности в лекарствах и средствах гигиены.

У властей Ирана есть основания не верить в искренность побуждений Дональда Трампа. Прежде всего, именно нынешний глава Белого дома своими действиями привел к ухудшению положения экономики государства — он объявил о выходе США из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе, и вынудил европейских партнеров прекратить бизнес с Тегераном.

Кроме того, Вашингтон поддерживал протесты в Иране, охватившие страну в конце 2019 года. Тогда акции, имевшие в основе своей социальные причины (повышение цен на топливо) переросли в митинги с политическими требованиями. В начале 2020-го США уничтожили командующего спецподразделением «Аль-Кудс» в составе иранского Корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани, что чуть не поставило оба государства на грань военного конфликта.

Все это время Иран обвинял Штаты во вмешательстве во внутренние дела и в инспирации протестного потенциала среди местного населения. Сейчас же Тегеран вполне может опасаться, что помощь в борьбе с коронавирусом, которую вполне можно классифицировать как гуманитарную, может стать элементом реализации политических целей Вашингтона по смене политического режима в Исламской Республике, что естественно, не устраивает власти страны.

Американский компромисс

Но если взаимодействие Тегерана и Вашингтона по поводу ситуации с коронавирусом вряд ли достижимо и, вполне вероятно, не выйдет за пределы традиционной для ирано-американских отношений системы коммуникаций, то внутри самих Соединенных Штатов ради общей цели борьбы с распространением заболевания республиканцы и демократы, кажется, сплотились.

И это весьма удивительно, поскольку, даже если отбросить воспоминания о недавнем неудавшемся импичменте, который пытались инициировать демократы и отвергли республиканцы, практически все вопросы при администрации Трампа проходили через конгресс с большими трениями.

Тем не менее, 5 марта стало известно, что палата представителей конгресса США одобрила выделение $8,3 млрд в рамках пакета мер по борьбе со вспышкой коронавируса COVID-19, пишет The Wall Street Journal.

Удивителен, однако, не этот факт: нижняя палата американского конгресса контролируется Демократической партией, а потому при должной самоорганизации демократы могли бы принять этот документ, не опираясь на голоса своих оппонентов.

Тем не менее, члены палаты утвердили документ практически единогласно. По данным Axios, за соответствующий законопроект проголосовали 415 (из 435) членов, против же высказались только двое.

Из этих $8,3 млрд на помощь зарубежным странам, кстати, планируется направить только $1 млрд, остальные — осядут внутри самих США: $3 млрд уйдут на разработку способов лечения заболевания, еще $2,2 млрд будут выделены Центру по контролю и сдерживанию инфекции.

Тут следует отметить, что Белый дом изначально планировал выделить на все эти цели сумму втрое меньше — $2,5 млрд, однако законодатели решили, что этого явно недостаточно.

Но и тут Трамп, который достаточно жестко вступает в полемику с демократами, идет на компромисс, заявляя, что подпишет любой документ, который в итоге одобрит конгресс. Теперь законопроект должен рассмотреть сенат.

Синдзо Абэ договорился с оппозицией

В Японии коронавирус также стал поводом к ситуативному сближению политических оппонентов.

5 марта японский премьер-министр Синдзо Абэ достиг договоренности с лидерами оппозиционных партий о принятии поправок к действующему законодательству, которые позволят в случае ухудшения ситуации ввести в стране общенациональный и локальный режим чрезвычайной ситуации — все для того, чтобы не допустить распространения заболевания.

Как пишет ТАСС, новый нормативно-правовой акт даст Токио возможность устанавливать запрет для населения отдельных районов в течение определенного времени покидать жилища без разрешения. Руководители префектур после консультаций с правительством смогут принудительно закрывать учебные и любые другие виды заведений. А в случае масштабных проблем — конфисковать земельные участки, постройки и запасы медикаментов с целью размещения там или возведения временным госпиталей.

Те же, кто будет препятствовать данным действиям властей, будут преследоваться согласно уголовному законодательству.

Впрочем, аналогичные механизмы уже предусмотрены японским законодательством, однако они действуют только при появлении новых видов гриппа. По сути, договоренности Абэ с оппозицией лишь устраняют пробел в этой области.

При этом отношения Абэ с оппозиционными партиями сложно назвать стандартными. Партии, борющиеся за власть в стране, то и дело обвиняют премьер-министра то в коррупции (как это было в 2018 году), то в слабости в вопросе отстаивания интересов Токио по вопросу Курильских островов в диалоге с Россией (как это было в 2019 году). Оба раза эти дискуссии приводили к достаточно серьезным скандалам внутри Японии.

Вместе с тем компромисс по данному законопроекту был найден достаточно быстро: в нижней палате японского парламента документ будет принят уже 12 марта и почти сразу будет введен в действие.

На данный момент выявлено более 1030 случаев заражения новым коронавирусом.

Корейская дружба

Встроился в информационную повестку по теме коронавируса и председатель КНДР Ким Чен Ын, который накануне направил письмо президенту Южной Кореи Мун Чже Ину.

Ким Чен Ын выразил уверенность, что Южная Корея сможет остановить распространение вируса COVID-19 и пожелал здоровья соотечественникам на Юге, а также поинтересовался здоровьем самого президента Мун Чжэ Ина, рассказал журналистам главный секретарь администрации президента Республики Корея по связям с общественностью Юн До Хан.

В целом, подобный формат коммуникации между корейскими лидерами не удивителен, особенно если учесть, что население КНДР и Южной Кореи является единым народом, разделенным на два государства по итогам Корейской войны 1950-1953 годов.

Тем не менее, КНДР и Республика Корея остаются в достаточно жестком противостоянии, поскольку Пхеньян не устраивает активное военное сотрудничество Сеула с США, а Южная Корея опасается ядерной программы своего северного соседа.

Ким Чен Ын в свое письме, помимо прочего, в достаточно клишированной форме указал, что испытывает «неизменное чувство дружбы и доверия» к южнокорейскому президенту, что на практике не всегда подтверждается.

К слову, председатель КНДР использовал письмо со словами поддержки в адрес южнокорейцев и как дипломатический инструмент, изложив в очередной раз свою позицию по текущему положению дел в политической ситуации на Корейском полуострове.

Дипломатический шаг, в целом, возымел свою цель: южнокорейский президент ответил на любезность Кима и поблагодарил Пхеньян за поддержку. О других подробностях представитель администрации в Сеуле не сообщил.

На 5 марта количество заболевших новым типом коронавируса в Южной Корее превысило 5,7 тыс. человек, число погибших — 35.

Вирус и война

Так или иначе, пока что коронавирус массово распространяется в странах в той или иной степени благополучных, в которых не идут активные военные действия. Однако скорость роста количества заболевших в европейских государствах ставит вопрос, как будут действовать государства, если (или когда) вирус проникнет в зоны конфликтов. В особенности это будет интересовать участников европейского пространства в рамках войны в Донбассе.

На Украине 3 марта уже зафиксировали первый случай коронавируса в стране. Заболевшим стал мужчина, вернувшийся в Черновцы из Италии через Румынию. Еще одна гражданка Украины госпитализирована в Италии с подтвержденным диагнозом пневмонии, вызванной коронавирусом.

Сами украинцы, судя по всему, не слишком положительно настроены к людям, инфицированным новым типом вируса. 20 февраля в поселке Новые Санжары в Полтавской области, куда в санаторий для прохождения карантинных мероприятий доставили украинцев, эвакуированных из китайской провинции Хубэй, вспыхнули протесты, вылившиеся в столкновения с полицией.

Это заставляет российских политиков усомниться в том, что даже если коронавирус проникнет на территорию Донбасса, Киев пойдет на компромиссы с самопровозглашенными Донецкой и Луганской республиками, чтобы купировать проблему.

«Они своих граждан не хотят принимать. Если коронавирус появится в Донбассе, то они вообще там стену возведут. Это никак не повлияет на улучшение ситуации.

Не те на Украине политики, и, как оказалось, и граждане не те, учитывая, как они встречают граждан своей страны», — заявил «Газете.Ru» член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков.

Тем не менее, вероятность того, что очаг коронавируса появится именно в Донбассе, невысока, поскольку в регионе нет прямых рейсов из стран, пораженных вирусом, считает российский сенатор Алексей Пушков.

«Если в Донбассе будет какая-то вспышка, она явно будет привнесена либо с Украины, либо из России. Но пока они не являются странами, в которых выявлено большое число заболевших», — заявил политик в беседе с «Газетой.Ru».

Однако, даже если представить себе подобную ситуацию, продолжил Пушков, учитывая, что последние годы против Донбасса велась активная кампания в украинских СМИ, вряд ли эта ситуация вызвала бы сочувствие в основных средствах масс-медиа Украины и в украинской политической среде.

«Я допускаю, что могут быть сделаны более гуманные заявления. Но поскольку у Украины нет никаких контактов с Донбассом, а [президент Украины Владимир] Зеленский даже не снял экономическую блокаду, то какой-либо реальной помощи они оказать не смогут. Да и если у кого-то возникнет подобная мысль, националистические силы будут выступать против этого», — подчеркнул сенатор, добавив, что гипотетическая вспышка коронавируса в регионе вряд ли принципиально скажется на отношениях Киева и Донбасса.