«Живым не брать»: как смерть Амина привела к афганской войне

40 лет со дня устранения СССР Хафизуллы Амина

27 декабря исполняется 40 лет со дня устранения СССР афганского президента Хафизуллы Амина. Известный своей репрессивной политикой глава Афганистана считался Кремлем нелояльным, что привело к штурму его резиденции советскими спецслужбами. Однако устранение одиозного лидера не принесло мира стране и стало зачином афганской войны, растянувшейся на долгие годы.

Власть в Афганистане оказалась в руках Хафизуллы Амина после осеннего госпереворота в Афганистане в 1979 году. Он сразу показал себя как диктатор, жестоко расправившийся с оппозицией, а также пресекал любые попытки пойти против нового режима. Несогласных казнили без суда и следствия и сажали в тюрьмы.

Такая обстановка внутри страны быстро повлияла и на ситуацию на границе, где активизировались группировки исламистов.
В итоге КГБ и Минобороны СССР уже в октябре начали работу над операциями по ликвидации Амина и захвату гособъектов в столице — «Байкал-79» и «Шторм-333».

Недолгое правление президента Амина, первого и последнего иностранного лидера, свергнутого СССР в результате военной операции, закончилось бесславно.

«Когда прорвались на второй этаж, там увидели длинный коридор, двери кабинетов, встречный огонь. Действовали так: сначала в кабинет бросаем гранату, потом очередь, потом следующая дверь. Господин Амин был убит в перестрелке. Он лежал в нижнем белье в холле, рядом женщины», — так вспоминал в беседе с «Российской газетой» сцену гибели афганского президента один из участников штурма дворца Амина, офицер спецназа КГБ Владимир Дроздов.

Сын начальника афганской тюрьмы, выходец из пуштунского племени Амин получил педагогическое образование в Кабульском университете. В то время многие афганцы стремились получить такой диплом, так как большинство родителей были готовы отдавать последние деньги за образование своих сыновей.

Небесталанный молодой человек, Амин получил стипендию Колумбийского университета и поехал на учебу в США. В СССР позже заявляли, что в то время он был завербован американцами, однако в Вашингтоне это опровергают.

Увлекшись левыми идеями с примесью афганского национализма, Амин в 1966 стал членом Народно-демократической партии Афганистана (НДПА).

Несмотря на то, что он не пользовался большой любовью многих партийных функционеров, Амин смог консолидировать вокруг себя влиятельную группу сторонников фракции «Хальк» (народ — афг.). «Халькисты» вели борьбу с представителями фракции «Парчам» (знамя — афг.) внутри НДПА.

Впоследствии Амин смог занять пост премьер министра, при этом лидером НДПА был Нур Мухаммед Тараки, с которым Амин вступил в политическое соперничество.

Политики пытались избавиться друг от друга, но победу одержал Амин. В сентябре 1979 года сторонники Амина исключили Тараки из партии, назвав его предводителем банды.

В октябре 1979 года Тараки был убит — охрана Амина задушила его подушками. Убийство Тараки, хорошего друга Леонида Брежнева, потрясло советского генсека. В отличие от сентиментального Леонида Ильича, советская военная и политическая верхушка мало заботила судьба Тараки, но Амин начинал быть опасен.

Его жестокие расправы с неугодными партийцами и репрессии вызывали оторопь в СССР.

«Он явно ведет дело к устранению с политической арены практически всех видных деятелей партии и государства, которых он рассматривает в качестве своих действительных или потенциальных противников... Действия Амина вызывают растущее недовольство прогрессивных сил», — говорилось в аналитических материалах, предназначенных для советского руководства.

В Москве опасались, что репрессии Амина приведут к еще большему недовольству политикой властей со стороны афганцев. При этом обстановка в стране была напряженной из-за враждебных коммунистам исламистских сил и недовольных радикальными действиями властей. Часть из них поддерживал враждебный в то время СССР Иран, где у власти находились исламские фундаменталисты.

При этом, несмотря на то, что слухи о сотрудничестве Амина с ЦРУ не подтверждались, КГБ внимательно наблюдало за серией встреч афганского лидера с американскими дипломатами. «В КГБ опасались что Амин пытается искать выгоду в сотрудничестве с США и Пакистаном», — писал в книге «Тайные войны» американский публицист Стив Колл

В свою очередь в США, пишет автор, считали Амина «опасным тираном» и полагали, что он несет частичную ответственность за гибель в Афганистане американского посла Адольфа Добса, которого похитили, а затем убили.

Встречавшийся с Амином американский дипломат Брюс Маштоц рассказывал впоследствии, что Амин произвел на него «враждебное» впечатление. Он с негативом вспоминал свою учебу в США и, по мнению дипломата, причиной был провал докторской диссертации, над которой он работал в Америке.

В КГБ не знали о содержании разговора Амина с американцами, сам факт встречи был использован для того, чтобы заявить о нем как об агенте ЦРУ, пишет Колл. При этом сам Амин, которого американские аналитики называли «сталинистом», был опасен своей непредсказуемостью.

«Разве Сталин делал революцию в белых перчатках?», — вспоминал разговор с Амином советский дипломат Василий Сафрончук, который укорял афганского лидера в жестоких методах руководства.

«В те дни Кремль все больше беспокоился о поведении президента Афганистана. По мнению Брежнева, Амин проявил «непропорциональную резкость» и неуважение к исламу в борьбе с повстанцами», — писал в книге «Осада Мекки: Забытое восстание в святой гробнице ислама» американский публицист Ярослав Трофимов.

В Кремле приняли решение физически устранить Амина. При этом поначалу казалось, это было нетрудно сделать. Советские военные уже в то время были в стране: на помощь их призвал сам Амин для борьбы с исламистами.

Нелояльного лидера Москва планировала заменить другим афганским политиком Бабраком Кармалем — врагом Амина, который работал послом Афганистана в Чехословакии, а впоследствии, опасаясь репрессии со стороны Амина, не вернулся на родину. Политика тайно военным бортом доставили в Афганистан.

При этом, как отмечает в своей книге покойный глава советской политической разведки ПГУ КГБ Владимир Шебаршин, «секретных документов, освещающих процесс принятия решения о свержении X. Амина, создание правительства во главе с Б. Кармалем и ввод советских войск в Афганистан, в КГБ не существует. По рассказам моих друзей, немногие документы исполнялись от руки в единственном экземпляре и были уничтожены по личному распоряжению Ю. В. Андропова».

По мнению Шебаршина, который называет афганскую кампанию «авантюрой», «главную роль сыграла мнимая легкость задачи — сменить X. Амина на надежных, прочно связанных с СССР людей, готовых вернуться в Кабул и совершить государственный переворот».

Поначалу Амина пытались отравить, однако его спасли советские врачи не знавшие о секретных планах КГБ. Тогда и была разработана тайная операция по штурму дворца президента — практически неприступной крепости Тадж-Бек.

Ее должны были осуществить офицеры спецгрупп КГБ Гром и Зенит в составе 54 человек при поддержке так называемого «мусульманского» батальона, составленного из советских военных таджиков и узбеков по национальности, которые легко могли сойти за афганцев. Поддержку также оказывала артиллерия.

Штурмующие были одеты в афганскую военную форму и отличали друг друга по белым повязкам на рукаве. «Приказ был живым Амина не брать», — рассказывал «Газете.Ru» один из участников штурма.

Передвигаться по дворцу приходилось под огнем, охрана Амина оказала ожесточенное сопротивление, хотя сам президент не поверил, что его резиденцию штурмуют советские военные и пытался связаться с Москвой. В ходе перестрелки была ранена дочь Амина, ей оказали помощь и отправили в госпиталь. Во время ожесточенного штурма с советской стороны погибло 11 человек.

Амин был убит в баре. На руках политика были катетеры — ему делали уколы, спасая от отравления. Стоит отметить, что операция по устранению Амина оказалась сюрпризом для США.

«Несмотря на то, что чиновники разведывательного сообщества знали о трениях между Амином и руководством СССР, они не представляли что русские убьют своего протеже таким жестоким способом», — писал американский публицист Брюс Риедел в книге «Что мы победили: Американская тайная война в Афганистане».

Технически операцию можно оценить как успешную, и ее до сих пор разбирают специалисты как в России так и в других странах Однако устранение одиозного диктатора не улучшило ситуацию в стране, а совсем наоборот.

Привезенный из Москвы Кармаль не смог стать объединяющей афганцев фигурой, а вторжением СССР воспользовались США, которые стали активно оказывать помощь афганским повстанцам-моджахедам. Война в Афганистане продолжится долгие годы и советские войска покинут эту страну только в 1989 году по распоряжению нового советского лидера Михаила Горбачева.