Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Дело не закрыто: чем обернулся керченский инцидент

Год назад Россия пресекла провокацию ВМС Украины в Керченском проливе

Со дня инцидента в Керченском проливе, когда корабли ВМС Украины «Яны Капу», «Никополь» и «Бердянск» незаконно пересекли границу России, прошел ровно год. 25 ноября 2018 года российские пограничники задержали украинские суда и 24 моряков. Россия уже вернула и военных, и корабли, однако Украина продолжает тяжбу в трибунале ООН. В Крыму тем временем намерены созвать свой международный трибунал.

Год назад, 25 ноября 2018 года, события в районе Керченского пролива разворачивались стремительно и больше напоминали сюжет военной истории: три корабля ВМС Украины «Яны Капу», «Никополь» и «Бердянск» взяли курс на Керченский пролив, нарушив при этом установленные правила прохождения судов через акваторию. Несколько часов они не реагировали на требования российских пограничников, из-за чего после последнего предупреждения те вынуждены были применить оружие. Обошлось без жертв.

Москва арестовала суда и находившихся на них 24 моряков. Им было предъявлено обвинение в незаконном пересечении границы, что соответствует части 3 статьи 322 УК РФ. В ответ Киев ввел в 10 приграничных с Россией областях военное положение. Экс-президент Украины Петр Порошенко заявил, что Москва чуть ли не готовится атаковать Украину, хотя изначально было понятно, что никаких подобных планов у России не было и нет.

После инцидента мужчинам — гражданам России от 16 до 60 лет — был закрыт въезд на Украину, а отношения между странами достигли нового дна.

Президент России Владимир Путин обвинил Порошенко в сознательной провокации, ведь украинские корабли пытались пересечь границу РФ там, где проходила морская территория нашей страны даже еще до перехода Крыма под российскую юрисдикцию. Об этом же, к слову, говорили и украинские моряки на допросах в российских следственных органах. Видимо, Порошенко был полон решимости показать свои возможности на финальном этапе избирательной кампании, которую он в итоге проиграл.

На прошлой неделе Россия передала Украине задержанные корабли, а еще ранее — освободила моряков. Но несмотря на это, Киев по-прежнему продолжает тяжбу по данному делу в международном трибунале ООН по морскому праву. Последнее заседание состоялось 21 ноября в Гааге. Как заявили в МИД России, оно носило технический характер и ограничилось согласованием процессуальных документов.

В российском внешнеполитическом ведомстве также добавили, что арбитраж должен будет сам принять решение по вопросам, по которым не удается достичь согласия сторон, а также самостоятельно определить график предоставления документов и степень открытости разбирательства.

Киев дает понять, что по-прежнему заинтересован привлечь Москву к ответственности в рамках Международного трибунала ООН по морскому праву. Об этом сообщила замглавы МИД Украины по вопросам европейской интеграции Елена Зеркаль.

Несмотря на то что Москва пошла навстречу Киеву, украинское правительство намерено доказать, что его действия были законными. Кроме того, украинская сторона заявляла, что Россия должна выплатить государству компенсацию, так как, по их утверждению, она якобы нарушила нормы международного права.

В России в ответ на это намерение Киева заявили, что подобные действия говорят о продолжении Украиной политики Порошенко. «Порошенко ушел, но его политика жива. При той публике, которая по-прежнему рулит в Киеве, иллюзий быть не должно», — отметил сенатор Алексей Пушков на своей странице в Twitter.

Как бы то ни было, именно после поражения на выборах Порошенко и прихода к власти Владимира Зеленского между Москвой и Киевом начались переговоры о судьбе кораблей и моряков.

В начале сентября 2019 года в рамках обмена удерживаемыми лицами украинских военных вернули на Украину. Они были освобождены, как отметила уполномоченный Верховной рады по правам человека Людмила Денисова, под ее «личное обязательство как человека, который заслуживает доверия, согласно статье 103 Уголовно-процессуального кодекса РФ».

Отпустив моряков, Россия де-факто выполнила решение трибунала ООН по морскому праву. Однако и это не устроило украинскую сторону. В октябре глава МИД Украины Вадим Пристайко заявил, что власти государства не признают исполнения Россией решения международного трибунала относительно немедленного освобождения украинских моряков и кораблей, поскольку это должно было состояться «давным-давно».

В ноябре 2019 украинской стороне также были переданы и изъятые российской стороной корабли. Зеленский лично приехал в Очаков, чтобы встретить прибывшие из России украинские корабли и осмотреть их.

При этом, как писал ранее на своей странице в сети Facebook российский адвокат украинских моряков Николай Полозов, дело в их отношении не закрыто: «Они до сих пор остаются в статусе обвиняемых, адвокаты нашей команды продолжают защищать их».

Кроме того, как стало известно 25 ноября, Международная ассоциация «Таврида», представляющая Крым в Брюсселе, намерена созвать международный общественный трибунал по инциденту в Керченском проливе. Об этом заявил руководитель рабочей группы по международно-правовым вопросам при постпредстве Крыма при президенте России Александр Молохов, передает РИА «Новости».

В свою очередь, на Украине государственное бюро расследований (ГБР) проводит собственное расследование инцидента в Керченском проливе.

Дело возбуждено по заявлению экс-замглавы администрации президента Виктора Януковича Андрея Портнова. Портнов утверждает, что инцидент в Керченском проливе был спровоцирован Порошенко для оправдания возможного введения военного положения.

Фамилия Порошенко в иске не упоминается, однако в пресс службе ГБР ранее указали, что расследование касается возможного совершения «уголовных преступлений» лицами, «которые занимают особо ответственное положение в органах государственной власти Украины».

По мнению адвоката Порошенко Ильи Новикова, «расследование ГБР подрывает позицию Украины в споре с Россией в Международном трибунале ООН по морскому праву. Основной аргумент РФ — это была провокация с украинской стороны. И ГБР проводит именно эту линию, что у меня лично вызывает вопросы», — сказал адвокат в интервью радиостанции Deutsche Welle.