«Лукашенко мечется»: зачем президент Белоруссии поехал в Австрию

Лукашенко впервые за три года посетил в Европу с визитом

Александр Лукашенко прибыл в Австрию — с 2016 года это его первый визит в страну ЕС. Минск уже некоторое время пытается строить многовекторную внешнюю политику. Но эксперты считают, что политический процесс в Белоруссии неповоротлив, а сам Лукашенко не особо нужен Западу. Сумеет ли Минск использовать диалог с Европой как инструмент торга с Москвой, разбиралась «Газета.Ru».

11 ноября президент Белоруссии Александр Лукашенко прибыл с визитом в Австрию — это его первое посещение страны-члена ЕС за долгое время.

В 2016 году Евросоюз снял с Минска санкции за несоблюдение демократических принципов и прав человека — на Западе белорусского лидера называли «последним диктатором в Европе». Тогда Лукашенко посетил Италию, после чего снова прекратил визиты, демонстрируя свою полную независимость от Запада. Поэтому поездка белорусского президента в Австрию была воспринята как сенсация, особенно учитывая обстоятельства, сопровождающие Белоруссию в международном пространстве.

Политика ожидают сразу несколько встреч с высшими должностными лицами Австрии. 12 ноября состоятся переговоры Лукашенко с президентом страны Александром Ван дер Белленом. Стороны планируют обсудить двустороннее сотрудничество, углубление торгово-экономического партнерства, а также отношения Белоруссии с Евросоюзом. Помимо этого, в программе белорусского лидера запланирован рабочий ужин с лидером Австрийской народной партии (АНП), бывшим канцлером Австрии Себастьяном Курцем.

Параллельно в Вене пройдет австрийско-белорусский бизнес-форум, в ходе которого планируется подписание ряда экономических соглашений.

Австрия — один из крупнейших инвесторов в экономику Белоруссии. В прошлом году товарооборот между странами составил $171,4 млн, в 2019-ом товарооборот вырос на 10%.

Сам Лукашенко, анонсируя свой визит, заявил о своем намерении «прорубить окно» в Европу. При этом президент также не забыл напомнить ЕС и об изоляции Минска из-за санкций.

«Австрия, Латвия и другие страны — это окно после всего того забора, который был вокруг нас выстроен. И более того — кое-кто санкции вводил. Поэтому нам приходится не то что заново, а уже на новом уровне, в новые времена прорубать эти окна и выстраивать дороги, — цитирует БЕЛТА слова Лукашенко. — Если президент приехал в Китай, Индию, на Ближний Восток, в Россию, сейчас в Австрию, потом в Латвию мы договаривались, это значит, президент должен дорогу проложить туда».

Судя по всему, Лукашенко приступил к постепенному развороту Белоруссии на Запад, в чем раньше президент не видел необходимости.

Сближению Минска и ЕС способствовал целый ряд событий и обстоятельств, случившихся с республикой за последние несколько лет. Об этом говорит и сам президент, отмечая: «Времена изменились». Тут же белорусский лидер подчеркивает приверженность страны к собственному суверенитету и независимости — в последнее время это любимая тема Александра Лукашенко.

Не гнобите нас

Уже в следующем месяце Россия и Белоруссия отметят двадцатилетнюю годовщину подписания договора о создании Союзного государства. Предполагается, что стороны создадут единое политическое, экономическое, военное и гуманитарное пространство. Документ предусматривает и унификацию законодательства, валюты, а также создание единого парламента и других органов власти. Лидеры России и Белоруссии планируют к юбилею подписания договора составить дорожные карты для реализации соглашения.

Процесс, впрочем, проходит не совсем гладко. Трения между союзниками возникли в прошлом год. Из-за компенсации за российский налоговый маневр Белоруссия потеряет, по последним данным, $239 млн.

Минск, таким образом, остается без существенного дохода, который получал ранее. Москва не намерена компенсировать подобный ущерб, учитывая, что Белоруссия и без того задолжала миллиарды долларов. Москва является одним из основных кредиторов республики. В этом году Белоруссия должна выплатить долги в размере не менее $2,7 млрд. Из них $1,24 млрд Минск задолжал России.

Москва также отказала в помощи и по другому, не менее значительному для Белоруссии, финансовому вопросу. Россия отказалась продлевать действие «Соглашения о сотрудничестве в нефтегазовой сфере», которое подразумевало компенсацию Москвой цен на газ за счет таможенных пошлин от 6 млн тонн российской нефти. Как заявил 4 ноября первый заместитель министра финансов Белоруссии Юрий Селиверстов, в 2020 году Минск потеряет $423,6 млн из-за отказа России продлевать договор.

Претензии и обиды у Белоруссии копились на протяжении года. Александр Лукашенко не стал их замалчивать. Президент намекал на «проблемы с Россией», отмечая при этом, что Минск не намерен «разворачиваться куда-то, предавать» Москву, правда, ожидая взамен поддержки.

«Белорусы не позволят предать нашего старшего брата. Но мы требуем от старшего брата, чтобы это был старший брат. Чтобы они не гнобили, не наклоняли нас, а в трудную минуту поддержали», — заявлял Лукашенко в сентябре.

Более прямолинейно ведет себя глава белорусского МИДа Владимир Макей. В интервью принадлежащему Григорию Березкину изданию РБК он заявлял, что реализации договора о создании Союзного государства мешают налоговый маневр, цены на нефть и газ, а также проблемы в поставках сельскохозяйственной и промышленной продукции.

«И, естественно, я думаю, что если они не будут решены, то говорить о подписании программы дальнейших действий будет трудно, потому что мы не поймем логики наших партнеров», — рассказал Макей изданию.

Символичным жестом кажется и отказ Белоруссии от размещения российских военных баз на территории республики. Разговоры об этом активно ведутся с 2015 года. Тогда президент России Владимир Путин поручил МИД и Минобороны РФ провести переговоры с Белоруссией о создании российской авиабазы на территории республики. Распоряжение президента не привело к ожидаемым результатом, а из Белоруссии последовала неоднозначная реакция.

«Просто меня удивляет и даже в какой-то степени возмущает и обижает, зачем это было россиянам сегодня вбрасывать в средства массовой информации? Может, беспокоятся, что мы действительно на Запад уходим, чтобы подкинуть эту тему, чтобы Запад начал у нас спрашивать или сомневаться в том, что мы с ними хотим нормализации отношений?» — заявил белорусский лидер через месяц.

Спустя четыре года позиция Минска не изменилась, о чем снова заявил Владимир Макей в интервью «Голосу Америки». Сегодня Белоруссия считает размещение российских военных баз бессмысленным: «Потому что сегодня от Смоленска или от каких-то западных территорий России ракета может долететь в считаные секунды до любого места в Европе и даже в считаные минуты на другую сторону океана».

Если подобные действия и заявления и задевают Москву, то российское руководство виду не подает. Глава МИД России Сергей Лавров в интервью «Коммерсанту» назвал отказ Минска «неприятным эпизодом», при этом министр подчеркнул исключительность двусторонних отношений между странами.

«Но главное не форма, а содержание. А по содержанию президент Белоруссии Александр Лукашенко неоднократно говорил, в том числе отвечая на вопрос о базе, что Белоруссия — союзник России на все 100% и что белорусские вооруженные силы нужно рассматривать как защищающие наши общие интересы и нашу общую территорию», — сказал Лавров.

Впрочем, для России важно проявить дипломатичность и терпение, чтобы избежать обвинений в давлении на Минск и посягательстве на его суверенитет и от Белоруссии, и от Запада. Кроме того, маневры и заявления белорусского руководства вряд ли вызывают серьезную тревогу в Москве. Действия Минска воспринимаются российской стороной как методы торга на фоне работы над созданием Союзного государства.

«Лукашенко им не нужен»

До недавнего времени Александр Лукашенко во внешней политике проявлял завидную стабильность. В отличие от соседней Украины, Белоруссия безоговорочно воспринималась как надежный партнер России еще с момента распада СССР. Впрочем, репутация Лукашенко в Европе во многом не оставляла ему пространства для маневра. Так было до 2014 года, когда Минск отказался признавать Крым, как часть РФ. Для Запада это стало приятным сигналом.

Вскоре Лукашенко удалось занять место в решении конфликта в Донбассе. Белорусский лидер примерил на себе роль посредника и миротворца, последовав примеру Франции и Германии. В высказываниях, относительно ситуации в Донбассе, Лукашенко проявляет дипломатичность. В своих заявлениях он осторожен и последователен — выступает за завершение войны и не поддерживает ни одну из сторон.

Заняв даже символическое место в решении такой важной геополитической задачи, белорусский лидер дал о себе знать и заработал несколько репутационных очков в глазах Запада.

Создание Союзного государства России и Белоруссии стало еще одним политическим процессом, на который обратили внимание и в США, и в Европе.

Недавно The Wall Street Journal со ссылкой на европейских и американских чиновников сообщил, что создание совместного Союзного государства вызывает тревогу на Западе.

«Ситуация серьезная, поскольку Россия действительно может заставить Белоруссию объединиться. На нее оказывается давление», — считает министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович.

По его словам, европейские страны должны поддержать суверенитет Белоруссии, несмотря на то что демократия в этой стране совсем «неидеальна» и страна нуждается в реформе политической и экономической системы.

Беспокойство выразил и экс-помощник министра обороны США Александр Вершбоу. Он заявил, что Запад должен проявить осторожность, чтобы интеграция «не зашла слишком далеко».

Противоречия между Россией и Белоруссией, поддержка Минском территориальной целостности Украины, повышенный интерес Запада к созданию Союзного государства, и, наконец, первый за долгие годы визит Лукашенко в Европу, вызывают подозрения в изменении внешнеполитического курса Белоруссии.

Однако, по мнению заместителя декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрея Суздальцева, визит белорусского лидера в Австрию вовсе не является признаком разворота Минска к Западу.

«Лукашенко мечется, ищет варианты давления на Россию. Осталось четыре недели до двадцатилетия союзного государства, формально должен быть саммит, должны подписать программу экономической интеграции. Лукашенко сейчас ищет возможности получить по этой программе огромные деньги. Он готовится к скандалам где, конечно, поддержка Запада ему очень нужна. Он полетел в Австрию, прежде всего за поддержкой против России. Он пытается продемонстрировать, что у него независимый курс, что Европа его принимает, союзники России не нужны», — считает эксперт.

По мнению Суздальцева, в изменении внешнеполитического курса Белоруссии не нуждается и Европа. В ЕС, как и в России, понимают, что многовекторная внешняя политика, которую принялся реализовывать Лукашенко — это инструмент торга с Москвой.

«Он ищет там поддержку, но на самом деле повернуть на Запад сам по себе Лукашенко не может. Дело в том, что построенный в Белоруссии авторитарный режим основывается на векторе геополитическом, то есть российском. На самом деле, поворачивать авторитарный режим в геополитическом плане — безумие. Он очень неповоротливый. Во-вторых, Лукашенко на Западе не нужен. Рейтинг у него очень невысокий, мнение о нем плохое, то, что он постоянно обманывает Россию, не говорит, что ему поверит Запад. У Запада есть кандидатура на место Лукашенко. Это министр иностранных дел Владимир Макей, который прошел на Западе кастинг. Лукашенко им не нужен», — считает Андрей Суздальцев.