Пинг-понг и вражда с Москвой: как США помирились с Китаем

40 лет назад Китай и США решили нормализовать дипломатические отношения

Восстановление дипломатических отношений Вашингтона и Пекина, случившееся 40 лет назад, фактически предрешило исход «холодной войны» в пользу США. Однако используя Китай для борьбы с СССР американцы вырастили экономически сильного противника, с которым сегодня ведут торговую войну. «Газета.Ru» рассказывает об эволюции американо-китайских отношений и о том, возможно ли на фоне конфронтации двух стран сближение России и США.

Ровно 40 лет назад, 15 декабря 1978 года президент США Джимми Картер, который занимал Белый дом всего четыре года, объявил о намерении восстановить дипломатические отношения с КНР. Уже на следующий день, 16 декабря стороны издали совместное коммюнике, официально закрепившее намерение Картера.

Это событие фактически поставило точку в противостоянии коммунистического Китая и Соединенных Штатов, и положило начало длительному и плодотворному экономическому сотрудничеству двух стран.

«Без этого шага отношения США и Китая не вышли бы за рамки мелкомасштабных связей на высоком уровне с крайне ограниченными целями и задачами», — писал 10 лет назад в колонке для The Washington Post Ричард Холбрук, который в те времена был помощником госсекретаря по делам Юго-Восточной Азии и Тихоокеанского региона.

Американский дипломат называет эту дату «днем, когда широко распахнулись двери в Китай».

Фактически Картер поставил «точку» в вопросе нормализации американо-китайских отношений, однако почва для этого шага готовилась на протяжении десяти лет.

Все началось с произнесенной 20 января 1969 года инаугурационной речи ярого антикоммуниста президента США Ричарда Никсона, в которой он заявил, что намерен развивать отношения со всеми странами мира.

Это был первый намек со стороны американского лидера, который в Пекине, тем не менее, поняли. Речь нового президента США была полностью опубликована в печатном органе Компартии Китая газете «Жэньминь Жибао».

Следующий намек Никсона был еще более «жирным». В октябре 1970 года в интервью Times он заявил следующее:

«если бы меня спросили, о чем я мечтаю, то я бы сказал, что хотел бы поехать в Китай. Даже если моя мечта не сбудется, то я надеюсь, что мои дети смогут туда поехать».

Это заявление было сделано как нельзя кстати — за полтора года до этого, в марте 1969 года между СССР и Китаем произошел пограничный конфликт на острове Даманский. После смерти Сталина, отношения идеологических союзников становились все более напряженными.

Во многом это связано с тем, что в Китае очень негативно отнеслись к начавшейся в СССР кампании десталинизации. Советский вождь почитался в Китае чуть ли не наравне с Мао Цзэдуном, поскольку после победы над Японией во второй мировой войне, Китай был восстановлен во многом благодаря помощи со стороны СССР.

Кроме того, новое руководство Советского Союза решило пересмотреть характер своей помощи Китаю, что заставило Пекин искать новый драйвер модернизации страны. В итоге, уже в середине 1960-х, в годы культурной революции в Китае Советский Союз обзывали ревизионистской страной.

Именно по этой причине Мао очень оперативно отреагировал на намеки Никсона.

Между вчерашними врагами активно начали развиваться отношения.

В 1971 году Китай дважды посетил советник президента по национальной безопасности Генри Киссинджер. Именно он был автором идеи создания альянса с Китаем для сдерживания Советского Союза.

Параллельно развивалась так называемая «пинг-понговая дипломатия» — в 1971-1972 годах страны обменивались игроками в настольный теннис. Этот тонкий дипломатический прием был показан в художественном фильме «Форрест Гамп»: его главный герой как раз принял участие в одном из визитов американских спортсменов в КНР.

Для визита американского президента в Китай необходимо было решить еще один щекотливый вопрос. США признавали Китаем Китайскую республику, правительство которой расположилось на Тайване, а не КНР. И именно Тайвань заседал в ООН в ранге одной из стран-основательниц этой организации.

Однако в 1971 году было проведено голосование членов ООН за исключение Тайваня и передачу его прав КНР.

США тайными путями активно продвигали идею этой рокировки, но чтобы сохранить лицо сами проголосовали «против».

Все это создало благоприятную почву для визита Никсона, который состоялся уже в 1972 году. Затем, три года спустя аналогичный визит совершил следующий президент США Джеральд Форд.

За установлением дипотношений с США, которое произошло при президенте Картере последовал и окончательный разрыв Китая с СССР. 3 апреля 1979 года руководство Китая направило советской стороне ноту, в которой сообщалось, что Пекин не намерен продлевать договор «О дружбе, союзе и взаимной помощи», подписанный еще в 1950 году.

Отношения же США и Китая продолжали развиваться. Экономическое сотрудничество двух стран росло вплоть до недавнего времени, пока президентом не стал Дональд Трамп.

О необходимости пересмотреть отношения Вашингтона и Пекина будущий президент говорил еще во время своей предвыборной кампании. Он неоднократно отмечал, что именно Китай является главным и серьезным противником для Штатов, а не Россия. Недавно СМИ выяснили, что

тот же самый Киссинджер советовал американскому президенту «вывернуть наизнанку» свою же схему: начать сотрудничать с Россией, чтобы противостоять возрастающей угрозе со стороны усиливающегося Китая.

Однако по мнению программного директора дискуссионного клуба «Валдай» Тимофея Бордачева, стремление Киссинджера вновь использовать тактику, разработанную в 1960-х годах, объяснимо, но воплотить эту схему в нынешних реалиях невозможно.

«Это является его самым большим достижением в карьере и ученого, и политика, и он уверен, что это может сработать и в новых условиях. Но я думаю, что исторические условия очень сильно изменились и сейчас вряд ли это получится.

Несмотря на то, что в России есть какие-то опасения в отношении Китая, все-таки важность отношений с КНР настолько велика, что такого рода варианты не представляются возможными», — рассуждает эксперт.

По его словам, Трамп несравнимо более ограничен в своих возможностях, чем был Ричард Никсон 45 лет назад. «У Трампа сейчас гораздо меньше возможностей, американское общество находится в кризисе, поэтому сейчас, к сожалению для Киссинджера, эта схема не сможет сработать», — констатирует Бордачев.

Главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ломанов в свою очередь отмечает, что сегодня лозунг тех времен — «готовиться к войне, готовиться к бедствиям и делать все для народа» — немыслимо представить в современной России применительно к Китаю, поскольку сейчас между двумя странами установились отличные отношения.

«Никсон и Киссинджер в то время очень успешно разыграли эту партию, воспользовавшись глубоким антисоветизмом Мао Цзэдуна, который к тому времени не любил Москву, очень плохо относился к советскому руководству, подозревал его в намерении повторить в Китае чехословацкий опыт, и были опасения, что сейчас СССР так же вторгнется в Китай, чтобы установить какой-то «правильный» социалистический строй, как в свое время произошло в Чехословакии», — отмечает эксперт, подчеркивая, что сейчас невозможно представить себе такую паранойю и безысходность в российско-китайских отношениях.