Пенсионный советник
Полный форсаж: как футбольная дипломатия меняет мир

Поможет ли ЧМ-2018 в России договориться конфликтующим странам

В России стартует чемпионат мира по футболу, и это грандиозное событие не только дает возможность следить за перипетиями игр, но и предоставляет шанс для «футбольной дипломатии», политических переговоров на трибунах. В преддверии футбольного праздника «Газета.Ru» решила напомнить, когда футбол помогал политическому диалогу.

Чемпионат мира — 2018 откроется матчем сборных России и Саудовской Аравии, и пока болельщики будут наблюдать за игрой, для политических комментаторов тоже найдется работа.

Реклама

За матчем будут наблюдать президент России Владимир Путин и наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман. Политикам есть что обсудить в перерыве игры, сидя на трибуне стадиона. Очевидно, что диалог может пойти о ситуации на Ближнем Востоке.

Накануне открытия мундиаля Путин уже провел встречу с премьером Армении Николом Пашиняном и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Именно на встрече с Алиевым

российский лидер дал понять, что на футболе он собирается провести время «с пользой» — «потому что очень много приехало наших коллег, из очень многих стран, и есть возможность поговорить со всеми, встретиться, с кем-то познакомиться. И с нашими ближайшими коллегами по СНГ тоже обменяться информацией по текущим делам.

Не исключено, что футбольным первенством воспользуются и лидеры Армении и Азербайджана, чтобы, вероятно, даже провести короткую личную встречу. Политики, которым придется вести переговоры об урегулировании проблемы Нагорного Карабаха, еще ни разу не встречались.

Возможность использовать чемпионат как площадку для переговоров политиков и государственных деятелей разных стран — важная часть любого мирового футбольного первенства. Более того, сами матчи между сборным государств, находящихся между собой во враждебных отношениях, — шанс наладить диалог.

«Между народами проблем нет»

У подобных мероприятий есть свой термин — «футбольная дипломатия». «Встречи на футбольном поле лучше, чем встречи на поле боя», — говорит «Газете.Ru» экс-депутат Госдумы от ЛДПР Максим Шингаркин, который считает, что футбольные чемпионаты — лучший способ провести неформальные политические встречи.

Депутат от фракции КПРФ Александр Ющенко — тоже заядлый болельщик — полагает, что

внимание к различным встречам между политиками и дипломатами должно возрасти в связи со сложной для России ситуации. «Здесь сегодня нужен полный форсаж», — говорит политик.

В свою очередь, ведущий эксперт группы Gulf Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик уверен, что на чемпионате в Москве «футбольная дипломатия достигнет новых высот».

Впрочем, эффект от нее, по мнению эксперта, нельзя будет оценить однозначно — могут проявиться как положительные, так и отрицательные результаты. «Положительным здесь будет и внимание СМИ, и рост «мягкой силы» России. Однако эффект от различных встреч между представителями элит может быть и негативным, и это впоследствии отразится и на ситуации на Ближнем Востоке», — считает эксперт.

По иронии судьбы в этом году исполняется 20 лет со дня знаменитого футбольного матча Иран — США, который может служить примером «футбольной дипломатии». В 1998 году мундиаль принимала Франция, тогда американская газета The New York Times назвала первенство «политическим футболом».

Как оказалось, несмотря на напряженность между двумя странами, тренеры обеих команд установили между собой вполне товарищеские отношения. Сделать это было не так трудно — тренер команды Ирана Джалал Талеби когда-то жил в США, и в интервью американским журналистам он рассказал что хотел продемонстрировать, что «между народами нет проблем».

Призыв иранских футболистов был услышан — с речью о необходимости нормализации отношений обратилась тогдашний госсекретарь США Мадлен Олбрайт, а президент Ирана Мохаммад Хатами заявил о необходимости культурных и спортивных обменов между странами.

Матч в Париже закончился победой Ирана со счетом 2:1. Несмотря на то что во время матча противники режима в Тегеране кричали проклятия в адрес властей, сами спортсмены вели себя вполне дружелюбно.

После встречи иранские и американские игроки одарили друг друга подарками. Считается, что матч способствовал определенному улучшению отношений между США и Ираном и началу гуманитарных контактов даже без наличия дипломатических отношений.

Враги-соперники

Встречи на футбольном поле и «на полях» чемпионатов могут как ухудшить, так и улучшить отношения между государствами. Так, в 2008 году тогдашний президент Турции Абдуллах Гюль стал первым турецким лидером, посетившим Армению. На визит его побудил отборочный матч чемпионата мира Турция — Армения.

Несмотря на то что Армения проиграла Турции со счетом 0:2, а серьезных сдвигов достичь не удалось, визит Гюля все равно расценивался как первый шаг на пути улучшения двусторонних отношений.

Символом матча стало совместное появление турецкого президента и его тогдашнего армянского коллеги, премьера Армении Сержа Саргсяна, которые наблюдали за игрой вместе.

В 2009 году с ответным футбольным визитом в Турции побывал Саргсян, который также стал первым руководителем Армении, посетившим эту страну.

Правда, ранее, в 2007 году, Армения не смогла договориться с Азербайджаном, где проводить отборочный матч Евро-2008. Диалог между двумя странами уже в тот момент был фактически заморожен. Азербайджан не захотел принимать армянских игроков и настаивал, чтобы игра проводилась на нейтральной территории. В итоге после того как государства не смогли договориться, руководство УЕФА матч вовсе отменило.

«Футбольная дипломатия» была использована в 1999 году и для улучшения отношений между враждебно настроенными друг к другу КНДР и Южной Кореи. Тогда, правда, на товарищеский матч в Пхеньян с местной футбольной командой прибыла делегация южнокорейских профсоюзов, но спустя почти 20 лет президент Южной Кореи Мун Чже Ин замахнулся на глобальную игру.

В понедельник, 11 июня, на встрече с главой ФИФА Джанни Инфантино президент предложил, чтобы страны Юго-Восточной Азии, включая обе Кореи, вместе приняли у себя чемпионат мира — 2030.

В свою очередь, остаются еще страны, для которых работа «футбольной дипломатии» выглядит несбыточной мечтой. К таковым, например, можно отнести Иран и Израиль. Оба государства постоянно балансируют на грани войны друг с другом, а встречались на футбольном поле еще до Исламской революции 1979 года. Последний раз сборные двух стран соперничали в 1974 году во время Кубка Азии по футболу.

В то же время историкам хорошо памятна первая встреча команд в 1968 году, когда израильтяне играли в Иране, который принимал у себя Кубок Азии по футболу. Тогда Иран победил Израиль со счетом 2:1, завоевав свою первую победу в этом первенстве.

В прошлом году иранские спортсмены все же сыграли в матче против Израиля. Произошло это, правда, в составе греческого клуба «Паниониос», который встречался с израильским «Маккаби».

Иранские власти отреагировали жестко, исключив футболистов Хаджи Сафи и Масуд Шоджаи из состава национальной команды. Однако несмотря на то что власти заявили, что запрет будет действовать пожизненно, в Москву иранские игроки все же приедут. Возможно, они еще сыграют свою роль в «футбольной дипломатии».