Пенсионный советник

Шарлотсвилл: как Ли развязал новую войну

Твит Обамы с цитатой Манделы стал самым популярным в истории‍

Столкновения между ультраправыми и ультралевыми активистами в американском Шарлотсвилле неслучайны. Это печальное проявление глубоких процессов, идущих в американском обществе. При сохранении текущей динамики они могут привести к коренным изменениям политического ландшафта США, равных которым не случалось уже полтора века.

У Дональда Трампа и журналистов вашингтонского пула опять случилась стычка. Президент США вместе с несколькими министрами презентовал в Нью-Йорке проект реформы финансирования инфраструктуры, с помощью которой администрация планирует дополнительно стимулировать экономику. Но все вопросы корреспондентов касались исключительно реакции Трампа на события в Шарлотсвилле, штат Вирджиния, в минувшие выходные. Пятнадцать минут президент в жесткой форме отстаивал свою позицию, не отвечая на вопросы, в конечном счете имевшие одну цель — поймать президента на слове и доказать наконец его скрытый расизм.

Реклама

От мира до войны

Конфликт начался с памятника. Совет города в центре крупнейшего южного штата под давлением общественных организаций, представляющих интересы цветных меньшинств, принял решение о демонтаже монумента наиболее прославленному генералу армии Юга Роберту Эдварду Ли и переименовании парка, в котором стоит памятник, в парк Освобождения. Статуя рабовладельцу якобы оскорбляла чувства расовых меньшинств и провоцировала раскол в обществе, провозглашающем курс на разнообразие.

Раскол главы Шарлоттсвилла в результате только усилили. Их решение вызвало протесты местных жителей, для которых Ли — символ местной истории и синоним локального патриотизма. Ситуация быстро попала в поле зрения различных правых радикальных группировок (белых супрематистов, как их называют в Америке; новых правых — альт-райтов; расистов; ку-клукс-клана; неоконфедератов и так далее).

В результате тему «оседлал» один из наиболее скандально известных лидеров альт-райтов Ричард Спенсер, приветствовавший в свое время избрание Дональда Трампа речовкой «Хайль Трамп».

Он и стал главным организатором намечавшейся на минувшие выходные акции «Объединение правых» у злосчастного памятника. На нее начали съезжаться правые со всей страны. Туда же стали подтягиваться силы левых радикалов — антифа и антиглобалистов.

Первоначально городское руководство отказало организаторам и предложило для акции место в другом парке — на окраине города. Это правых, разумеется, не устроило — какой смысл митинговать в защиту памятника не рядом с ним? Они подали иск в суд, и судья нашел их доводы логичными. В результате разрешение было выдано ровно накануне намеченной акции.

В свою очередь, левых радикалов это не устроило. 12 августа они также пришли в парк — с дубинками, бейсбольными битами и лозунгами вроде «Убей всех наци». Драки начались почти сразу, городские власти объявили чрезвычайное положение и отменили акцию, полиция зачистила парк. Пока толпы расходились по окрестным улицам, в одну из групп на полной скорости врезалась машина, которой управлял 20-летний расист. Одна женщина погибла, 19 человек было ранено. Почти одновременно за городом потерпел крушение полицейский вертолет, летевший наблюдать за столкновениями с воздуха, — погибли двое стражей порядка.

Фоторепортаж: Столкновения в Шарлотсвилле

__is_photorep_included10829942: 1

Слово президентов

Дональд Трамп в публичном заявлении осудил участников столкновений, но подчеркнул, что его недовольство адресовано «многим сторонам». На что пресса среагировала вполне ожидаемо, с учетом ее устоявшейся антипатии к президенту.

Трампа фактически обвинили в оправдании расистов и даже проехавшего сквозь толпу правого радикала.

Собственно, все возможные претензии и были озвучены президенту журналистами минувшей ночью во время презентации инфраструктурного билля. Политик за словом в карман не лез и уверенно стоял на своем.

Почему президент медлил с осуждением беспорядков? Его слово, в отличие от слов «фейковых новостей», весит очень много, а значит, ему нужно получить всю информацию и все взвесить, прежде чем делать какие-либо заявления. Считает ли он таран толпы автомобилем актом терроризма? Как это ни называй, водитель — убийца. Общался ли он с матерью погибшей?

Это еще предстоит, но она сама нашла в себе силы сделать публичный комментарий в соцсетях, где с большим уважением отзывается о позиции Трампа.

Чем это закончится для главного стратега Белого дома Стива Бэннона, бывшего редактора «рупора» альт-райтов — сайта Breitbart, которого сенатор Джон Маккейн уже связал с участниками беспорядков? Трамп считает его другом и уверен, что он не расист, а пресса к нему несправедлива, но при этом президент напоминает, что тот пришел к нему в команду на сравнительно поздней стадии, когда он уже победил 17 других претендентов на праймериз Республиканской партии. Осуждает ли он ультраправых? Вопрос в том, осуждают ли журналисты альтернативных левых, пришедших в парк в черных масках и с битами и не имевших разрешения властей на собрание?

Президент также еще раз объяснил журналистам, что не поддерживает белых супрематистов, но на митинг собирались не только они, но и обычные противники сноса памятника герою Юга.

Само решение по этому вопросу — прерогатива местных властей, но что же до его личного мнения, то следующим шагом в рамках такой логики будет снос памятников Вашингтону и Джефферсону — отцам-основателям США, тоже рабовладельцам.

В свою очередь, экс-президент США Барак Обама был более однозначен в выборе стороны. Обама в трех твитах опубликовал цитату Нельсона Манделы о толерантности и любви. «Никто не рождается с ненавистью к другому человеку из-за цвета кожи, происхождения или религии. Люди должны учиться ненавидеть, и если они могут научиться ненавидеть, то их можно научить любить, потому что любовь более естественна человеческому сердцу, чем ее противоположность», — написал Обама. По данным favstar, публикация экс-президента стала самой популярной в истории Twitter.

Все против всех

История с Шарлотсвиллом очень быстро приобрела много аспектов. Тут и традиционная вражда Трампа и СМИ, и его борьба с вашингтонским истеблишментом, и интриги «башен» Белого дома — конфликт несистемного Бэннона и системных генералов Келли и Макмастера, и вопрос разделения полномочий между федеральным центром и местными властями, и воинствующая политкорректность, захватывающая местную политику.

А еще эта тема чрезвычайно болезненна — из порядка полутора десятков американских экспертов и активистов, к кому «Газета.Ru» обратилась за комментариями, большинство ответило, что происходящее там не комментируют, по крайней мере российским СМИ, что является еще одним ярким знаком эпохи Трампа — антироссийской паранойей.

Но самым интересным аспектом, который, в частности, подтвердил Андерс Ослунд из Atlantic Council, является стремительная поляризация американского общества, сравнимая только с процессом, предшествовавшим прославившую Роберта Ли войну.

И это может повлечь за собой тектонические изменения в политической системе США — достаточно напомнить, что именно в те годы перед Гражданской войной сложился нынешний дуализм Демократической и Республиканской партий.

Эксперт напоминает, что Трамп стал президентом благодаря «забытым людям» — белому провинциальному населению с невысоким уровнем образования, консервативными взглядами, проблемами со здоровьем и доходами, не повышавшимися последние три десятилетия. Раньше это был традиционный электорат Республиканской партии, который Трампу фактически удалось увести на прошлых выборах. С учетом усиливающихся противоречий с республиканцами в конгрессе, проявившихся среди прочего и в принятии закона о санкциях против Ирана, России и КНДР, президенту необходима если не своя партия, то по крайней мере клуб сторонников в обеих палатах, который мог бы поддерживать его начинания.

В финале недавней перебранки с журналистами Трамп дал ответ на ключевой вопрос о том, как он собирается справляться с расовым вопросом. Ответ был прост: создание рабочих мест и рост зарплат. Высокий уровень благосостояния смягчает общественные противоречия и уводит население от мыслей на острые социальные вопросы. Если положительная динамика в экономике США, которую однозначно связывают с политикой Трампа, сохранится хотя бы еще год, то у него будут шансы угодить не только бедному белому населению провинций, но и определенной части электората демократов и следующей осенью провести в сенат нескольких своих сторонников.

Проблема в том, что это понимают и его политические противники в конгрессе. И создать за год подобие нового политического союза, способного соревноваться c партийными машинами республиканцев и демократов, параллельно постоянно преодолевая сопротивление парламентариев и выдерживая нескончаемые атаки прессы, вряд ли под силу даже самому харизматичному и удачливому политику.