Куда исчезло золото террористов

Какие деньги в ходу на территории «Исламского государства»

,
Через несколько месяцев после того, как лидер запрещенной в РФ террористической организации «Исламское государство» (ИГ) провозгласил создание халифата, было объявлено о намерении ввести в оборот собственную денежную единицу — золотой динар, который мог бы остаться в истории как редкий памятник «созидательного» терроризма. «Газета.Ru» проследила судьбу монеты и разобралась, какими деньгами продолжают пользоваться в районах, подконтрольных ИГ.

Динар для веры

В ноябре 2014 года, спустя несколько месяцев после того, как лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади провозгласил в захваченном Мосуле создание халифата, активисты ИГ распространили в сетях информацию о планируемой эмиссии на захваченной территории собственной валюты — золотых динаров и серебряных дирхамов, для того чтобы избавить правоверных мусульман от гнета «финансовой тирании неверных». Решение о введении единой валюты было якобы принято самим аль-Багдади и одобрено советом Шуры.

После этого сразу несколько ресурсов, связанных с ИГ, стали возводить идеологический базис под запланированный выпуск монет. Готовящемуся выходу динаров была посвящена подробная статья в первом номере цифрового пропагандистского журнала «Дабик», выпущенного ИГ в ноябре 2014 года, и журнала «Дар Аль-Ислам», размещенного в сети в декабре 2014 года.

В основу новых расчетных средств «Исламское государство» положило кораническую концепцию исламского золотого динара. Денежные знаки с аналогичными названиями (кроме динара это монеты меньшего достоинства — серебряные дирхамы и медные филсы) имели хождение в Арабском халифате, возникшем в период становления ислама. Летом 2015 года появилось официальное заявление о том, что ИГ приступило к чеканке собственных расчетных средств. Тогда же в интернете появились первые фотографии динаров халифата.

В конце лета 2015 года медиацентр ИГ Al-Hayat выложил в сеть часовой пропагандистский фильм под названием «Возвышение халифата и возвращение золотого динара», посвященный преемственному, религиозному и традиционалистскому характеру новой валюты.

«Ислам отрицает целесообразность бумажных денег. Согласно шариату, расчетные средства должны иметь реальную, заключенную в них ценность. И если кто-то стремится к чистоте ислама, то в первую очередь он наталкивается на концепцию разменной валюты. Бумажные деньги — это харам», — рассказывает старший преподаватель Школы востоковедения ВШЭ Андрей Чупрыгин.

Монета в один динар должна была иметь вес в 4,25 г золота. Монета в 5 динаров — в пять раз больше, 21,25 г. Серебряные дирхамы задумывались номиналом 1,5 и 10 дирхамов. Один дирхам должен был весить 2 г, пять — 10 г и так далее. Точно так же пропорции должны были быть соблюдены и с филсами.

Стоимость самой крупной монеты в 5 динаров по курсу грамма золота оценивалась в то время в $694. Самая дешевая монета — 10 медных филсов — содержала металла на 7 американских центов.

Андрей Чупрыгин говорит, что не встречал в священных текстах мусульман точное указание веса канонической монеты, «но это не значит, что его там нет», и объясняет существование такой меры как «исторически сложившуюся», «которая в период возникновения ислама была позаимствована от византийских или персидских монет».

Современный золотой динар халифата задумывался, кроме прочего, как противовес международной валюте вроде доллара и евро, чтобы если не разрушить, то хотя бы раскачать мировую финансовую систему и вызвать экономический кризис в «странах крестоносцев».

Осенью 2015 года турецкими спецслужбами был выявлен подпольный монетный двор, где чеканились монеты ИГ. Он располагался в турецком городе Газиантеп — недалеко от границы с Сирией. Пограничный переход в Сирию, хотя с сирийской стороны его и контролировали боевики ИГ, действовал в то время в штатном режиме.

В феврале 2015 года иракские СМИ заявили об открытии халифатом Исламского банка в Мосуле. Банк, предположительно, должен был выдавать кредиты населению и осуществлять обмен валюты, а также производить регулярные выплаты солдатам ИГ и местным чиновникам.

Доллар для жизни

Период «расцвета» ИГ длился с лета 2014 года по конец 2015-го. Позже боевики стабильно теряли территории, осложнилась ситуация с вывозом нефти, интенсифицировались бомбардировки коалиции, возглавляемой США, к бомбардировкам радикалов на территории Сирии подключилась Россия. Но даже в свои лучшие дни террористическая организация так и не смогла ввести в оборот собственную валюту. Хотя, по сути, использование золотого динара являлось программным моментом радикалов.

Беженцы, успевшие пожить под властью террористов в Ракке, рассказывали «Газете.Ru», что ИГ даже, наоборот, навязывало использование на своей территории американских долларов.

«Боевики ходили с пачками долларов и везде расплачивались только ими. Сирийский фунт совершенно не признавали», — рассказывал Ихляс, бежавший из Ракки в Дамаск осенью 2014-го.

Тем не менее Сирийская свободная армия (ССА), «Джебхат ан-Нусра» (организация запрещена в России) и другие группировки, противостоящие и ИГ, и законному правительству Сирии, от использования сирийского фунта на своих территориях не отказывались. Из оборота изымались лишь купюры номиналом в 1 тысячу фунтов. На этих банкнотах изображен отец нынешнего президента страны Башара Асада — Хафез. Аналогичная ситуация сложилась и в автономии сирийских курдов — в Рожаве: там «ходят» все купюры сирийских фунтов, кроме тысячных.

Схожий с Раккой подход действовал и в иракских владениях ИГ. В крупнейшем городе, который контролировали боевики, Мосуле, где даже в период правления террористов проживало до полутора миллионов человек, использовались две валюты: иракский динар и американский доллар. По словам редактора интернет-издания «Езиди-пресс» Рустама Рзгояна, в иракских владениях ИГ в обороте был преимущественно доллар США, в меньшей степени местное население и боевики пользовались иракским динаром.

Эта система схожа с финансовой системой Иракского Курдистана, автономного региона на севере Ирака. В крупнейших супермаркетах автономии можно расплачиваться как долларами, так и динарами. Курс относительно стабилен уже долгое время: 1200 динар за 1 доллар. В частных магазинах продавцы тоже без проблем примут плату в американской валюте и, если необходимо, дадут сдачу теми же денежными единицами.

Финансовая бомба пострашней шахид-мобиля

«Мы знаем, что эмиссары ИГ на подконтрольных территориях выкупали золото и серебро во всех магазинах украшений, — рассказывает Чупрыгин. — Явно готовился запас драгоценных металлов для чеканки золотых и серебряных монет. В принципе, ходили слухи о том, что определенная часть тиража этих монет уже отчеканена. Но я не знаю ни одного реального свидетельства того, что они были в обращении».

Евгения Гвоздева, директор программ Европейского центра стратегических исследований и безопасности, подтверждает, что в 2015–2016 годах ИГ массово скупало и изымало золото на своей территории. «ИГ действительно конфисковало золото и серебро из национализированных магазинов, но оно делало то же самое и с другими вещами, — рассказала эксперт.

— Логически можно предположить, что делалось это для запуска и обеспечения собственной валюты, но, с другой стороны, они могли просто подторговывать золотом, как нефтью и много чем другим».

Научный сотрудник Института востоковедения РАН Евгений Гончаров рассказывает, что в сети в какой-то момент можно было найти продавцов динаров халифата. «Интересно, что все, кто тогда продавал монеты, продавали их из Израиля, — обращает внимание специалист. — И просили за динары вполне приемлемую, не особенно высокую цену».

Гвоздева склонна считать, что заявления руководителей и медиактивистов ИГ про запуск собственных динаров, как и монет меньшего достоинства, так и остались на уровне сообщений, как часть общей пропаганды. В первую очередь потому, что нет подтверждений того, что валюта ходила в обращении. «ИГ публиковало внешний вид монет, их характеристики. Всегда демонстрировалось большое количество фото- и видеоматериалов. Но не более того», — говорит эксперт.

По мнению Гвоздевой, есть и объективная причина того, почему ИГ могло, несмотря на все попытки, отказаться от запуска своей внутренней валюты. «Экономика халифата — экспортно ориентированная. Это же не Северная Корея. До 2017 года ИГ активно занималось контрабандой предметов искусства, продажей заложников, нефти и прочих ископаемых. ИГ же продавало все это не сирийским или иракским гражданам. Чисто экономически ввести свою валюту в таких условиях будет рискованно», — говорит собеседник «Газеты.Ru».

Нефть, которая была важнейшей статьей дохода халифата, ИГ продавало за свободно конвертируемую валюту. Собственная валюта усложнила бы операции по расчетам — покупать нефть за золото напрямую либо проводить дополнительные операции, чтобы полученные доллары и евро конвертировать в драгоценные материалы.

Другие важные статьи доходов — торговля антиквариатом, собранным в разграбленных музеях, и получение выкупа за заложников — опять же не могли бы напрямую приносить доход в золоте и серебре.

В марте нынешнего года представители ИГ заявили, что с 12 апреля все коммерческие транзакции, ранее якобы осуществляемые в золотых динарах и серебряных дирхамах, будут осуществляться в филсах. Согласно заявлению, данная мера была введена, чтобы «защитить мусульман и их товары от мошеннических банкнот, стоимость которых ничтожна».

«Этот момент можно трактовать как конец собственной валюты ИГ. Кстати, предположительный создатель динаров халифата, глава казначейства ИГ, был убит 2 июля 2017 года в городе Тал-Афар», — отмечает Гвоздева.