Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Йылдырым показал разворот на Москву

Что хотел сказать премьер Турции Бинали Йылдырым своим визитом в Москву

,


Премьер-министры России и Турции Дмитрий Медведев и Бинали Йылдырым во время встречи в подмосковной...

Премьер-министры России и Турции Дмитрий Медведев и Бинали Йылдырым во время встречи в подмосковной резиденции «Горки», 6 декабря 2016 года

Александр Астафьев/РИА «Новости»
Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым побывал в Москве с визитом: на повестке дня были экономика и стратегическая безопасность. Переговоры турецкого политика с Владимиром Путиным, Дмитрием Медведевым и Валентиной Матвиенко подчеркивают новый кризис: в отношениях между Анкарой и Евросоюзом.

Россия и Турция готовы развивать торгово-экономические связи и реализовывать крупные совместные проекты, несмотря на прежние разногласия. Таков главный итог визита в Москву премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма, которого 6 декабря приняли президент России Владимир Путин, премьер Дмитрий Медведев и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко.

Несмотря на разные взгляды России и Турции на сирийский вопрос, турецкий политик подчеркивал: для Анкары значение имеют не только двусторонние отношения, но и роль обоих государств в борьбе с терроризмом и обеспечении мира.

Йылдырым начал встречу с российским коллегой Дмитрием Медведевым с заявления о том, что две страны наконец смогли преодолеть «трудный период в отношениях». По словам политика, у России и Турции исторически сложился очень большой объем торговых связей и сейчас есть возможности для того, чтобы придать дополнительную динамику сотрудничеству. Медведев трагедию, которая стала причиной разрыва отношений, не упоминал вовсе.

В ноябре прошлого года турецкие истребители сбили российский Су-24, который осуществлял военную операцию на территории Сирии. В результате погиб пилот Олег Пешков. Анкара утверждала, что российский самолет нарушил турецкое воздушное пространство, Москва обвинения отрицала. Инцидент привел к затяжному кризису в отношениях двух стран с заморозкой политических контактов и экономическими санкциями.

По итогам переговоров с российским премьером Йылдырым заявил, что Турция и Россия могут достичь товарооборота в $100 млрд в год, и 6 декабря стороны детально обсудили шаги в этом направлении. Речь шла прежде всего о снятии торговых ограничений и упрощении визового режима. По словам Йылдырыма, Турция предоставит совместному с Россией проекту — АЭС «Аккую» — статус «стратегической инвестиции».

С турецким политиком встретилась и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, которая выразила надежду на укрепление диалога с турецким парламентом. По ее словам, сенаторы могли бы содействовать региональному сотрудничеству стран, мрачная страница в отношениях которых перевернута.

Встреча Йылдырыма с Владимиром Путиным тоже прошла на высокой ноте.

«Мне приятно отметить, что мы восстанавливаем отношения практически по всем направлениям нашего взаимодействия», — подчеркнул Путин. По его словам, в силу целого ряда обстоятельств у России и Турции произошло серьезное падение товарооборота, и президенту РФ хочется надеяться, что в ходе этого визита можно будет предпринять «энергичные усилия для того, чтобы переломить эту негативную ситуацию».

«Прошу вас передать привет и пожелания благополучия президенту. Благодарны за то, что он подписал закон о ратификации нашего соглашения по «Турецкому потоку». Это только один из крупных проектов, которые мы планируем реализовать», — добавил глава российского государства. Также Владимир Путин рассчитывает, что этот визит будет положен в основу предстоящей встречи с президентом Турецкой Республики и проведения саммита на высшем уровне.

Показать Европе

В прошлом году в числе требований, которые Москва предъявила Турции для урегулирования инцидента, была необходимость официальных извинений от высшего военно-политического руководства Турции, возмещение ущерба и наказание виновных в преступлении. Турция выполнила только первое из условий. Тем не менее Россия была одной из немногих стран, которая поддержала президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана во время провалившегося государственного переворота в июле.

Попытка путча стала дополнительным импульсом, который направил Анкару ближе к Москве.

И сам Эрдоган, и его коллеги из руководства страны после попытки переворота утверждали: страны Запада если не принимали участие в координации переворота, то по меньшей мере были не против, если бы турецкого президента свергли.

На этом фоне обострились противоречия вокруг вступления Турции в Евросоюз. В конце ноября Европарламент принял юридически не обязывающую резолюцию, которая требует приостановить этот процесс из-за широкой кампании по поиску сторонников путчистов в Турции. Европарламентариев возмутил тот факт, что, обвиняя в госизмене и отправляя в тюрьму сотни тысяч людей, турецкие власти не заботятся о минимальной видимости справедливого судебного процесса.

Реакция же Анкары на данную резолюцию была крайне негативной и резкой: еще до ее принятия Эрдоган обвинил ЕС в том, что они не пытаются даже понять ситуацию, сложившуюся в Турции. И сразу же предупредил, что Европейскому союзу «придется жить с последствиями», которые возникнут, если такой документ будет иметь законную силу, а именно с большим потоком беженцев, который сразу же хлынет в страны Евросоюза. Также президент заявил, что у Анкары есть прекрасная альтернатива ЕС — Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) — альянс безопасности, возглавляемый Россией и Китаем.

«Безусловно, встреча на высшем уровне в Москве разозлит европейских политиков, что, несомненно, обрадует Анкару, но назвать этот фактор целью визита или демонстративным жестом нельзя,

— считает Александр Кирпичев, политолог, специалист по связям с турецкими СМИ. — Однако раздражение европейских лидеров будет приятным побочным эффектом для Турции, с помощью которого она будет играть с Западом».

24 ноября Бинали Йылдырым конкретизировал позицию Анкары насчет баланса между Западом и Востоком. «В Европе сейчас застой, поэтому естественно, что Турция развивает отношения с Востоком, — заявил премьер Турции в эфире телеканала TRT. — И это не угроза. Нам надо развивать отношения и в экономической, и в политической плоскости. Мы не выбираем либо ЕС, либо ШОС».

Своя специфика

«Встреча на уровне премьер-министров прошла под лозунгом «стратегия»: кроме экономики лидеры говорили и о стратегическом партнерстве, больше всего — о стратегической безопасности, — рассказал «Газете.Ru» Кирпичев. — Поэтому сегодняшние слова Йылдырыма несут большую важность. Переговоры могут послужить фундаментом для создания стратегической безопасности не только двух стран, но и целого региона».

Однако нельзя сказать, что разногласий между Турцией и Россией не осталось. Камнем преткновения до сих пор остается прямо противоположное отношение к сирийскому вопросу. Россия выступает в поддержку действующего президента Сирии Башара Асада, в то время как Турция, напротив, считает Асада военным преступником. Ранее министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявлял, что сирийский президент несет ответственность за 600 тысяч смертей.

Кроме того, у России и Турции разное представление о террористической угрозе в Сирии. Для Москвы это, прежде всего, «Исламское государство» (запрещено в РФ) и его союзники-радикалы. Анкара же не менее опасными террористами считает курдское ополчение, связанное с Рабочей партией Курдистана.

Дело в том, что РПК выступает за широкую автономию курдских районов Сирии, Турции и Ирака. Власти Анкары видят в этом посягательство на турецкую территориальную целостность. Москва же неоднократно оказывала поддержку курдскому ополчению в Сирии.

«Не надо допускать иллюзий, когда имеешь дело с таким крупным региональным игроком, как Турция. У нее тысяча лет своей собственной истории, свое понимание о добре и зле. Как бы там ни говорили, но это не европейская страна с европейскими традициями. Это страна Востока. Поэтому логика мышления и подходы к ситуации сильно отличаются от того, к чему мы привыкли в отношениях с тем же ЕС», — рассказал «Газете.Ru» зампред комитета Совета Федерации по международным делам Андрей Климов.

«Наивно полагать, что Турция после известных событий вдруг стала абсолютным другом России и готова поддерживать нас во всех начинаниях. Такого не будет, — добавил Климов. — Турция будет добиваться того, что считает важным для себя. Если Эрдоган решил уничтожить Асада, он будет всеми правдами и неправдами приближаться к этой цели». Однако, по мнению депутата, это не должно удерживать Москву от экономического партнерства с Анкарой.

«В сфере экономики налицо желание турецкого руководства как можно быстрее восстановить весь объем экономических отношений, который существовал до кризиса. Правда, пока планы, которые озвучивают обе стороны, больше напоминают политический манифест, — считает глава Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ Анна Глазова. — К сожалению, в настоящее время мы фиксируем резкий обвал экономических связей, которые за первое полугодие составили всего $7 млрд».

По словам собеседницы «Газеты.Ru», разногласия по сирийскому конфликту остаются главной причиной охлаждения отношений. Однако, как считает Глазова, Турция может в дальнейшем согласиться на урегулирование этого конфликта с Москвой, так как нынешний курс Анкары в сирийском вопросе не принес дивидендов и осложнил ситуацию в самой Турции.