«Должен был быть готов к обвинениям в каннибализме»

Андрея Пивоварова, одного из лидеров ПАРНАСа, приговорили к 1,5 млн рублей и снятию с выборов

,
Андрея Пивоварова, сопредседателя петербургского ПАРНАСа, райсуд Костромы приговорил к штрафу в 1,5 млн рублей и запрету на занятие госдолжностей в течение полутора лет. Будучи руководителем избирательного штаба, Пивоваров пытался сверить заполненные подписные листы с базой данных полиции. Его обвинили в неправомерном доступе к компьютерной информации и даче взятки должностному лицу. Пивоваров считает себя невиновным, а приговор политическим.

Ленинский районный суд Костромы признал виновным в неправомерном доступе к компьютерной информации и даче взятки должностному лицу оппозиционера Андрея Пивоварова. Его приговорили к штрафу в 1,5 млн рублей и запрету 1,5 года занимать государственные должности. Имея судимость, он теперь не сможет принять участие в ближайших выборах. Другому участнику этого процесса, бывшему костромскому полицейскому Алексею Никанорову, повезло меньше. Его осудили к 3,9 года колонии, штрафу в 3 млн рублей и взяли под стражу в зале суда. По версии следствия, Никаноров получил от Пивоварова «не менее 50 тыс. рублей» за то, что с 19 по 27 июля обеспечивал проверки имевшихся у него персональных данных жителей Костромской области в банке данных МВД России.

«Дело Пивоварова» началось летом 2015 года. Пивоваров тогда был руководителем избирательного штаба партии ПАРНАС в Костроме, и эта кампания была критически важной для оппозиции.

Список партии возглавлял ее зампред Илья Яшин.

Для участия в выборах в областной парламент оппозиционеры должны были собрать подписи в поддержку своего выдвижения. Самой большой проблемой для всей оппозиции была проверка личных данных, содержащихся в подписных листах. Любая ошибка в паспортных данных грозила тем, что избирательная комиссия могла признать подпись недействительной. Подписи ПАРНАСа проверялись тогда достаточно рьяно. Например, в Новосибирской области оппозиционеров не допустили на выборы как раз из-за ошибок в подписных листах.

По словам самого Пивоварова, он искал способ, как проверить собранные сведения. В итоге некий Роман Бакин свел его с капитаном полиции Алексеем Никаноровым, который помог ему провести проверку.

27 июля 2015 года Никаноров привел Пивоварова в свой кабинет и предоставил доступ к базе данных. Вскоре их обоих задержали сотрудники службы собственной безопасности МВД.

В разговоре с «Газетой.Ru» Пивоваров не отрицал, что доступ к данным он получил, однако по существу обвинений заявлял о своей невиновности. По его словам, согласно ст. 272 УК РФ «Неправомерный доступ к компьютерной информации», ответственность наступает лишь в том случае, если доступ к защищенной законом компьютерной информации повлек за собой копирование, уничтожение, блокировку или модификацию содержащихся там данных. Однако Пивоваров утверждает, что всего этого делать не собирался, ему нужно было лишь проверить собранную информацию.

«Я не отрицаю, что получил доступ к этой информации. Но у меня даже не было умысла получить оттуда какие-то новые данные. Мы проверяли уже имеющиеся у нас сведения, которые люди предоставили нам добровольно», — рассказывает Пивоваров. Он также отрицает, что давал взятку полицейскому Никанорову. Пытаясь доказать этот факт, следствие ссылалось на свидетеля Романа Бакина. Однако Пивоваров утверждает, что показания Бакина постоянно менялись из-за давления следователей. Например, Бакин две ночи провел в ИВС (изоляторе временного содержания).

Дело Пивоварова привлекло внимание общественности и сочувствие со стороны оппозиционных политиков, считающих его дело политически мотивированным. Правозащитный центр «Мемориал» признал Пивоварова политическим заключенным. Фактически предвыборный штаб ПАРНАСа в Костроме на какое-то время оказался обезглавлен, сам Пивоваров два месяца провел в СИЗО.

Накануне оглашения приговора в соцсетях прошла акция — люди фотографировались с листом бумаги с призывом оправдать оппозиционера.

Представитель гособвинения просил для него 3 года условно и штраф в 2,25 млн рублей. Приговор оказался гуманнее, хотя и он будет обжалован, заявил адвокат политика Сергей Бадамшин.

Пивоваров планировал принять участие в выборах в Госдуму. И если у него не получится обжаловать приговор, то эта возможность будет для него закрыта.

Андрей Пивоваров — один из самых известных кандидатов на выборы от оппозиции, поддержанный «Открытой Россией» Михаила Ходорковского. Политик занял седьмое место на праймериз Демкоалиции. До обвинительного приговора у него были серьезные шансы попасть в федеральный список ПАРНАСа. «Выборы теперь, может, и пройдут честно. Но при этом некоторым людям ставятся искусственные барьеры, которые не допускают их участия», — объясняет представитель «Открытой России» Полина Немировская, которая считает приговор Пивоварову политическим.

Политолог Вячеслав Смирнов считает, что как технолог Пивоваров совершил типичную ошибку — фактически попытался купить информацию у представителей силовых структур, неоднократно приходил в их офис в ночное время и совершенно не думал о том, что за ним установлено наблюдение и его «ведут».

«Покупкой баз данных промышляют многие технологи, но при этом работать лучше через посредников и уж точно не приходить самому в госучреждение и присутствовать при распечатке паспортных данных с компьютера, — говорит Смирнов. —

Неважно, приобреталась ли база для проверки или написания самих подписей. Он же руководил кампанией оппозиции. Следовательно, должен был быть готовым к обвинениям в фальсификациях, подлогах и даже каннибализме. А он решил пойти на «подвиг», ну и погорел.

Не учил, значит, основы агентурной работы и вербовки добровольных помощников. Политтехнологи стараются так не рисковать, ибо экономия не оправдывает риск. Но он идейный, вот и увлекся».

Политтехнолог Андрей Богданов тоже считает, что Пивоваров «погорел за дело».

«Если подписи действительно были чистые и их реально собирали, переписывая данные сторонников из их паспортов, то зачем их перепроверять — пишите сразу без ошибок, — говорит он. — Я вообще не слышал, чтобы их через полицию проверяли — ведь за полицейскими тоже следят, у них там внутренняя служба безопасности есть. Я не верю, что Пивоваров не понимал, что он делал, — конечно же, все он прекрасно знал, но решил зачем-то подстраховаться. То, что теперь Пивоваров не сможет участвовать в выборах, — ну что ж, во многих статьях УК есть норма, запрещающая занимать госдолжности, с другой стороны, не посадили — и то хорошо».