Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«Майн Кампф» вернулся на прилавки

С 1 января в Германии официально разрешили издавать главный труд Гитлера

Владимир Дергачев 02.01.2016, 16:18
Shutterstock

С 1 января манифест Адольфа Гитлера «Майн Кампф» с комментариями можно будет свободно купить в Германии. И в самой Германии, и в России идут споры, нужно ли публиковать труд главного идеолога нацизма. «Газета.Ru» разбиралась, почему главными сторонниками переиздания книги стали представители научной среды.

Гитлер надиктовал «Майн Кампф» («Моя борьба») сторонникам в 1924 году, во время своего заключения в тюрьме города Ландсберг. Его посадили за организацию провалившегося «пивного путча» против республиканской власти. В одиозном идеологическом манифесте сплетаются автобиография будущего фюрера и идеи национал-социализма: критика марксизма, антисемитизм, расизм и превосходство немецкой нации, теория расширения жизненного пространства немцев за счет «низших народов». «Это — застывшая мысль маньяка, которая почти не реагирует на те или иные изменения в расстановке политических сил», — написал в 1940 году в своей рецензии на книгу писатель Джордж Оруэлл.

После прихода Гитлера к власти в Германии «Майн Кампф» пользовался большим спросом в библиотеках, его бесплатно выдавали молодоженам, нацистской номенклатуре и солдатам на фронте. Манифест был опубликован в двух томах в 1925 и 1926 годах.

К 1939 году было продано 5,2 млн копий на 11 языках. Около 10 млн экземпляров книги были проданы или распределены в Германии к концу войны.

Официально Гитлер проживал в Мюнхене. Поэтому Бавария стала наследницей его имущества и невольно — правообладателем скандального литературного труда.

По немецким законам об авторском праве с 1 января 2016 года, через 70 лет после смерти автора, этот текст станет общественным достоянием. Перепечатка и продажа книги в Германии до этого была невозможна.

Теперь книгу издает мюнхенский Институт современной истории, который изучает национал-социалистическую диктатуру и субсидируется из бюджета. Специальное издание книги выйдет в двух томах тиражом в 4 тыс. экземпляров. 5 тыс. научных комментариев займут две трети двухтомника. Над изданием несколько лет работала группа историков под руководством Кристиана Хартмана.

Ненаучное издание скандального труда без комментариев запрещено в ФРГ и по истечении срока копирайта — такое решение пару лет назад приняли немецкие министры юстиции. То есть репринт книги будет регулировать ст. 86 УК ФРГ («Распространение пропагандистских средств антиконституционных организаций») и ст. 130 УК ФРГ о борьбе с ксенофобией.

В мюнхенском институте не считают свое издание экстремистским и отдельно подчеркивают, что комментарии призваны развенчать «гений» Гитлера и подчеркнуть ксенофобские и человеконенавистнические мотивы в его труде.

В Германии ведутся горячие дебаты о том, не стоит ли подвергнуть «Майн Кампф» законодательному запрету. Этого требуют как представители еврейских организаций, так и политики левого толка. Сторонники полного запрета говорят, что большой тираж книги будет пользоваться спросом у неонацистов, а само издание, пусть даже и с критическими комментариями, нанесет репутационный ущерб стране. К тому же противники переизданий считают, что издатели хотят нажиться на скандальной книге.

В среде российских ультраправых «Майн Кампф» был популярен в 1990-х годах. Однако русский националист Дмитрий Демушкин утверждает, что книга давно неактуальна для российских ультраправых, ведь субкультура скинхедов почти сошла на нет, а германофилов в ультраправой среде немного.

По словам Демушкина, он внимательно читал «Майн Кампф» и увидел в трудах Ленина больше экстремизма, чем у Гитлера.

Книги Ленина в России действительно неоднократно предлагали запретить. Главный научный сотрудник Института российской истории РАН Владимир Лавров просил СК проверить труды революционера на предмет возбуждения социальной розни, геноцида, терроризма, насильственного свержения строя, религиозной розни и т.п.

В то же время Демушкин убежден, что государство не должно запрещать книги, поскольку «запретный плод сладок» и любой запрет только привлекает дополнительное внимание. По его данным, за год в России запрещают больше материалов, чем испанская инквизиция за несколько сотен лет. Зачастую запреты доходят до абсурда — вплоть до запрещения Библии и картинок с цитатой Александра III «Россия для русских и по-русски».

В ФРГ же «Майн Кампф» до сих полностью не запрещен из-за правовой коллизии, когда запрет книги не состыковывается с конституцией страны, гарантирующей свободу мнений.

В России «Майн Кампф» внесен в список экстремистских материалов Минюста вместе с остальными публикациями руководителей НСДАП. В соответствии с №114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» производство и хранение этих материалов уголовно наказуемо. А в апреле 2014 года Дума единогласно приняла в первом чтении законопроект, устанавливающий уголовное наказание до пяти лет тюрьмы за реабилитацию нацизма.

Самый известный случай уголовного дела в связи с трудами Гитлера в России — процесс над «издателем-рецидивистом» Виктором Корчагиным, который распространял «Майн Кампф» и другую антисемитскую литературу, за что был неоднократно судим.

За возбуждение вражды он был осужден в апреле 1995 года, но по иронии судьбы вскоре амнистирован в связи с 50-летием победы над нацизмом.

Специально для русских ультраправых их западные единомышленники публиковали текст «Майн Кампф» на своих сайтах из-за официального запрета книги в России. Запрет книги в Германии и других странах не помешал распространению пиратских копий в самой Германии, а также в остальной Европе, Северной и Южной Америке, на Ближнем Востоке. В эпоху интернета и электронных копий труд Гитлера в разных вариациях легко найти в сети. В 1999–2000 годах еврейский правозащитный Центр Симона Визенталя убедил Amazon и Barnes & Noble остановить продажу «Майн Кампф» немецким читателям. Впрочем, немцы до сих пор могут приобрести электронные версии издания, скачать пиратские копии или даже найти антикварные экземпляры на прилавках.

Книгу часто можно увидеть и на прилавках Турции, где она свободно продается. Несмотря на неприязнь Гитлера к другим народам, турецкие ультраправые видят в трудах идеолога нацизма модель для подражания. В прошлом году «Майн Кампф» стала одной из популярных электронных книг в США, констатируют американские СМИ. В России книгу тоже можно было приобрести в интернете, и журналисты радиостанции РСН даже пожаловались на этот счет в Минюст в апреле этого года.

Специалист по истории Третьего рейха публицист Константин Залесский говорит, что ради эксперимента несколько недель назад пробовал найти книгу в сети. Он обнаружил за три минуты ее легальную копию на сайте английской библиотеки.

Залесский — сторонник научного переиздания, по его словам, такой вариант нанесет по нацизму удар намного сильнее, нежели абстрактная критика этой идеологии.

Он утверждает, что в научном сообществе больше сторонников издания, а критикуют идею политики-популисты, которым легче говорить лозунгами, нежели научно разобрать идеи нацистов.

«Учитывая доступность «Майн Кампф», научное издание не поднимет волну антисемитизма. У мюнхенского института комментариев в два раза больше, чем самой книги, а сама книга издается небольшим тиражом для библиотек, научных сотрудников, специалистов. Уверен, что это не пропагандирует, а, наоборот, будет противодействовать нацистской идеологии», — рассуждает Залесский.

Пока идут споры о необходимости научного издания скандальной книги, в Германии уже предлагают ввести курс «Майн Кампф» для школьников. В декабре немецкая газета «Хандельсблатт» сообщила, что Ассоциация учителей ФРГ планирует частично преподавать манифест Адольфа Гитлера для учеников 16 лет и старше. Депутат Эрнст Дитер Россманн от Социал-демократической партии Германии поддержал эту идею. «Сорвать историческими методами маску с этого антисемитского антигуманистического полемического памфлета и объяснить механизмы пропаганды с помощью соответствующе квалифицированных учителей — это задача современного образования».

Руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов говорит, что подобную практику можно ввести в России, например, и для трудов другого диктатора — Иосифа Сталина, чтобы его работы изучали со школьной скамьи в подходящем контексте.

При этом Белов не считает убедительными аргументы в пользу того, что узкоспециальный тираж с научными комментариями сможет играть на пользу идеям антисемитизма и неонацизма.

На волне новостей из Германии активная дискуссия о том, надо ли перепечатывать труд Гитлера, идет и в России. В «Российской газете» режиссер Александр Сокуров выдвигал аргумент о необходимости перепечатать книгу для развенчания идей нацизма с комментариями. С этим не согласен другой известный кинорежиссер, Марлен Хуциев. «Редакторы «Майн Кампф» утверждают, что он сам себя разоблачит. Думаю, что для многих молодых людей такие экстремистские тексты весьма привлекательны. Поэтому, скорее всего, получится не разоблачение, а реклама этой страшной коричневой философии, — считает он. — Даже если читать с комментариями, которые пытаются объяснить, что это была за идеология, на какой почве она замешана».

В России, комментируя новости о перепечатке немцами «Майн Кампф», многие выступают с алармистскими заявлениями о возрождении нацизма в Европе на волне антимигрантских настроений. Но с тезисом о возможном возрождении неонацизма в Германии Владислав Белов из РАН не согласен. Он утверждает, что у немцев жестко пресекается подобная пропаганда вплоть до того, что на автомобильных номерах запрещены буквы SS из-за отсылки к военизированным формированиям НСДАП.

В декабре в ФРГ был осужден представитель Национал-демократической партии Германии (критики считают ее преемницей нацистской партии) Марсель Зех. Ему дали шесть месяцев условно за татуировку с похожим на концлагерь зданием с надписью «Jedem das Seine» («Каждому свое»).

Это явная отсылка к надписи над воротами Бухенвальда, где в газовых камерах фашисты уничтожили тысячи заключенных.

В любом случае, очевидно, что переиздание главной книги в истории немецкого нацизма поднимет бурную дискуссию в немецком обществе и вряд ли меньшую — в российском.