Пенсионный советник

«Вето России — это реакция на ужасное слово «трибунал»

Международная реакция на блокирование Россией трибунала по «Боингу»

Александр Братерский 30.07.2015, 16:43
На месте крушения Boeing 777 Зураб Джавахадзе/ТАСС
На месте крушения Boeing 777

Западные лидеры жестко отреагировали на блокирование Россией резолюции о создании трибунала по малайзийскому «Боингу». Премьер-министр Австралии Тони Эббот назвал наложенное РФ вето «вопиющим». В свою очередь украинский премьер Арсений Яценюк после провала резолюции в Совбезе ООН пригрозил Москве «планом Б».

Британский премьер Дэвид Кэмерон обвинил Россию в препятствовании правосудию в деле расследования ситуации с малайзийским «Боингом».

Таким образом премьер отреагировал на вето России в Совете Безопасности на резолюцию о создании трибунала по расследованию обстоятельств трагедии, случившейся год назад под Донецком.

Не менее резкой была и реакция премьер-министра Австралии Тони Эббота.

«Российское вето на резолюцию Совбеза ООН о создании трибунала для того, чтобы наказать виновных в уничтожении рейса MH-17, является вопиющим», — заявил Эббот.

Глава МИД Нидерландов Берт Кундерс сказал журналистам, что для него «непостижимо, что член Совета Безопасности препятствует правосудию». В том же духе высказался и официальный Вашингтон.

Представитель США в ООН Саманта Пауэр заявила, что Москва «отказывает в справедливости» жертвам трагедии «Боинга». Как отмечает издание The New York Times, вето России «привело в ярость» представителей тех стран, где живут родственники погибших в авиакатастрофе.

За резолюцию о создании трибунала по «Боингу» проголосовало 11 из 15 членов Совбеза ООН, воздержались Китай, Аргентина и Венесуэла.

Представитель России в ООН Виталий Чуркин заявил, что решение России не является «поощрением безнаказанности», а трагедия самолета должна расследоваться в рамках уголовного дела. Он также заявил, что Россия «готова продолжать содействовать проведению полного, независимого и объективного расследования причин и обстоятельств гибели малайзийского авиалайнера».

В свою очередь глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев отметил в своем блоге, что в идее проведения трибунала «нет ни соответствия Уставу ООН, ни завершенного расследования и установленных виновных, ни развала судебной власти на Украине, где произошла катастрофа и где по идее должно вершиться правосудие».

В истории ООН действительно нет случаев, когда трибунал рассматривал преступление, аналогичное уничтожению самолета в зоне боевых действий, — к этому апеллировал и Чуркин, перечислив случаи уничтожения украинскими средствами ПВО российского гражданского самолета в 2001 году, а также гибель иранского лайнера от выстрела с американского самолета в 1988 году. Оба случая были непреднамеренными.

Нидерланды уже предложили три альтернативы проведению трибунала по сбитому самолету. Одна из них — это создание специального суда ООН, в случае если это решение будет поддержано Генеральной Ассамблей. Вторая альтернатива — создание суда силами всех пострадавших стран: Австралии, Нидерландов, Бельгии и Украины, либо организация суда на территории одного из государств, сообщает Reuters со ссылкой на представителя МИД Нидерландов.

В российском МИДе выразили сожаление, что инициаторы резолюции «пренебрегли» предложением России, которая призывала дождаться международного расследования катастрофы «Боинга». «Наши настойчивые разъяснения о несвоевременности и контрпродуктивности такого шага, не имеющего прецедентов в прошлом, и к тому же задолго до завершения ведущегося расследования обстоятельств гибели самолета, не были восприняты», — заявили в ведомстве.

Специалист в области международной безопасности, политолог и в прошлом дипломат Виктор Мизин говорит, что «позиция России ему понятна».

«Скорее всего, она является реакцией на ужасное слово «трибунал», — поясняет он. — Так как в сознании это связано с преступлениями режима Милошевича и Нюрнбергским процессом. России будет трудно оппонировать Западу, где сложилось консолидированное мнение о том, что вина за сбитый самолет лежит на России».

После того как РФ отказалась голосовать за резолюцию по созданию трибунала, президент Украины Петр Порошенко заявил, что вето России фактически «говорит само за себя». Премьер Украины Арсений Яценюк заявил в четверг, что Киев со своими международными партнерами «начинает реализацию плана Б» в отношении расследования ситуации с «Боингом», однако никаких подробностей этого плана не сообщил.

Глава киевского Института глобальных стратегий Вадим Карасев предполагает, что Украина может предпринять серию «гуманитарно-общественных действий». Например, вынести проект резолюции на голосование Генеральной Ассамблеи ООН.

«Решения Генассамблеи не имеют обязывающего характера, но это будет голос всей ООН, — сказал Карасев «Газете.Ru». — Среди других мер может быть также и работа Украины с международными партнерами по дипломатической изоляции России и стимулирование подачи «многомиллионных исков» против России со стороны родственников погибших».

Киев, считает политолог, также будет инициировать дебаты по расширению Совета Безопасности и реформе ООН накануне 70-летия этой организации: такое право у Украины есть как у страны, которая имеет многолетний опыт самостоятельного членства в ООН еще в качестве советской республики.