Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Германии надоели санкции

Немецкий бизнес против новых санкций, правительство пока думает

,
Немецкие предприниматели призвали правительство не усиливать режим санкций против России, так как это сильно ударит по экономике Германии. А министр иностранных дел страны Франц-Вальтер Штайнмайер обвинил Россию в расколе Европы, но в то же время подчеркнул, что предпочел бы сотрудничество с Москвой. Судя по всему, европейские страны пытаются найти баланс между категорическим неприятием политики России и тесными экономическими связями с ней.

О конфиденциальном письме немецких промышленников стало известно агентству Reuters. Его авторы из российско-германского совета по международной торговле уверяют, что усиление санкций ударит и по экономике Германии.

А в субботу в интервью газете Thüringische Landeszeitung глава внешнеполитического ведомства Германии был крайне осторожен в формулировках. С одной стороны, он раскритиковал Москву за то, что спустя семь десятилетий с окончания Второй мировой войны границы европейских стран пересматриваются с помощью силы. С другой, поспешил заявить, что в отношениях с Россией нужно «сотрудничество, а не конфронтация». По словам Штайнмайера, многие мировые проблемы, как, например, отношения с Ираном или гражданская война в Сирии, не могут быть решены без участия Москвы.

Касаясь санкций против России, немецкий министр тоже был чрезвычайно дипломатичен. Подчеркнул, с одной стороны, что европейские страны полны решимости продолжить санкционную политику в том случае, если Россия будет мешать стабилизации положения на Украине. Но тут же оговорился, что санкции не могут быть самоцелью, а являются только частью стратегии давления на Москву.

«В нашей иранской политике санкции были важным элементом для того, чтобы вернуть Тегеран за стол переговоров, — заявил Штайнмайер. — Мы, однако, должны избежать скатывания к автоматизму, который только приведет нас в тупик и не оставит возможности для политических переговоров».

И чтобы все издержки санкций были ясны в полной мере, Штайнмайер отметил, что они могут негативно сказаться на экономиках более слабых европейских стран. «Тот, кто хочет идти по пути санкций, должен понимать, что и нам придется заплатить за них свою цену», — заявил дипломат, намекая, по-видимому, на восточноевропейские страны, откуда часто звучат призывы наказать Россию как можно суровее.

Сама Германия в прошлом году закупила у России товаров на сумму чуть более 40 млрд евро, и это прежде всего газ, 35% от общего объема которого поставляет именно Россия. Канцлер Ангела Меркель ранее заявляла, что это не делает ее страну зависимой от российских поставок, однако немецкие экономисты с некоторым скепсисом восприняли это заявление. В то же время сама Германия продала в Россию продукции на сумму свыше 35 млрд евро.

«Германский бизнес не раз четко и ясно говорил, что надо искать политические пути решения проблем, — объясняет главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. — Призывая избегать автоматизма при введении санкций, Штайнмайер прав: логика санкций такова, что, будучи раз введенными, они затем постоянно ужесточаются. Смягчать санкции сложнее, чем вводить. Германия будет стараться не допустить введения новых санкций. Другое дело, что у Берлина есть предел сопротивления. Если ситуация на Украине будет существенно ухудшаться — а в Европе сложилось мнение, что во всем виновата Россия, — то Германия не сможет лечь телом, не допустив очередных санкций. Такого ресурса у Берлина просто нет».

Судя по всему, публичные заявления главы внешнеполитического ведомства Германии являются внешним проявлением большой политической игры, которая ведется вокруг давления на Россию. Стоит отметить, что примерно месяц назад, после женевской встречи, Штайнмайер уже говорил о том, что необходимо перестать угрожать Москве санкциями и перейти к конструктивному диалогу.

Очевидно, это отражает глубинные интересы официального Берлина, который, с одной стороны, не хочет ссориться с США и собственными избирателями, крайне негативно воспринимающими действия России, а с другой, понимает, что сохранить связи с Россией тоже важно для будущего.

Однако, по мнению члена научного совета Московского центра Карнеги Алексея Малашенко, Россия сама подталкивает Германию к ужесточению санкционной политики.

«Германия действительно пытается избежать введения новых санкций в отношении России — это взаимный и обоюдный интерес, — объясняет политолог. — Но у меня такое ощущение, что Москва своими действиями периодически подставляет Германию, и ситуация развивается по синусоиде. Очень много шума, например, по поводу Донецка, включая пылкие заявления наших депутатов. Мы внятно не высказываемся по поводу президентских выборов на Украине — готова Россия их признать или нет. Наше поведение — это поведение шантажиста, что наносит удар по российско-германским отношениям. Немцы — наши партнеры, они хотели бы сохранить хорошие отношения с Россией, но рано или поздно могут присоединиться к экономическим санкциям».

Интересно, что нынешняя мягкая позиция Германии уже стала поводом для внутриполитических разборок в правящей немецкой коалиции.

Штайнмайер — член Социал-демократической партии, в правительство Ангелы Меркель он вошел после того, как та по итогам прошлогодних выборов в бундестаг решила сформировать «большую коалицию». И вот на прошлой неделе многолетние политические партнеры христианских демократов Меркель из баварского Христианско-социального союза жестко раскритиковали антикризисную дипломатию Штайнмайера по Украине, заявив, что «кроме издержек» она не приносит ничего.

Меркель поспешила встать на защиту своего министра, и не исключено, что это может привести к дальнейшим трениям, которые скажутся на результатах выборов в Европарламент, намеченных на будущее воскресенье.

Любопытно и то, что днем ранее президент США Барак Обама провел телефонные переговоры со своим французским коллегой Франсуа Олландом. Хозяин Белого дома уверил своего собеседника в готовности Вашингтона и дальше ужесточать санкции, если Россия будет дестабилизировать ситуацию на Украине. С риторической частью согласны все, но практика отличается от риторики.

Несмотря на то что Госдепартамент США вполне прозрачно намекал ранее, что «озабочен» поставками в Россию французских вертолетоносцев «Мистраль», официальный Париж подчеркнул, что не собирается пересматривать контракты на сумму около 1,2 млрд евро, поскольку односторонний разрыв обойдется ему слишком дорого. Соответственно, поставки «Мистралей» не будут частью «третьего пакета» санкций.

Стоит отметить, что для Франции Россия — куда менее важный торговый партнер, чем для Германии, и это создает потенциальные возможности для Вашингтона проводить свою политику в Европе именно через нее.

Однако история взаимоотношений двух стран довольно сложна: со времен генерала де Голля Париж всегда стоял особняком, и, к примеру, во время иракской кампании был одним из наиболее последовательных ее критиков. Однако в прошлом году Франсуа Олланд поддержал инициированную Обамой интервенцию в Сирию, которая, правда, так и не состоялась.

Алексей Малашенко полагает, что теоретически США могут опереться на Францию:

«Франция не так сильно завязана на Россию, как Германия. Углеводороды, например, французы получают из Алжира, — объясняет эксперт. — Другое дело, что Парижу не всегда удобно солидаризироваться с США, однако их к этому подталкивают. Могу судить по французской прессе, что в стране нарастает раздражение в отношении Москвы: «Мы проглотили Крым, что этим русским еще надо?» Если в отношении Москвы будут введены экономические санкции, то Франция пострадает гораздо меньше, чем Германия».

Однако Федор Лукьянов считает, что никто, кроме Германии, никакой реальной роли в европейской стратегии играть не будет:

«Большинству из них — тому же югу Европы — все равно, у них другая повестка дня. Самое трагическое — это исчезновение роли Франции, которую практически не слышно. Это связано с их внутренними проблемами: политическим кризисом, крайне неудачным руководством страны».