Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Санкции в ответ на референдум

Вячеслав Володин и Владимир Шаманов подпали под европейские санкции



Глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон

Глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон

Reuters
Поздно вечером в понедельник, то есть на следующий день после проведения референдумов в Донецкой и Луганской областях, Евросоюз на 13 человек увеличил список лиц, против которых вводятся санкции — запрет на въезд и арест счетов. Помимо украинских сепаратистов и крымских чиновников туда попали высокопоставленные россияне, в том числе первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин.


Всех, кто подпал под новые санкции ЕС, можно уже традиционно разделить на три группы. Первая — это активные участники сепаратистского движения на востоке Украины.

В их числе на этот раз народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев, глава народной милиции Горловки Игорь Безлер, один из лидеров сил самообороны в Донецке Игорь Какиджанов, глава избиркома «Донецкой народной республики» Роман Лягин, глава избиркома «Луганской народной республики» Александр Малыхин. К этой группе примыкает также депутат Верховной рады Украины Олег Царев — первый и пока единственный системный украинский политик, открыто заявивший о поддержке сепаратистов и, возможно, претендующий на лидерство в движении.

Украинский парламент за это готовится уже в ближайшее время лишить его депутатской неприкосновенности. Он же, к слову, был и первым, кто заявил, что «при всем уважении к Владимиру Владимировичу» референдум о независимости переноситься не будет, то есть отверг просьбу президента России о деэскалации конфликта.

Вторая группа «санкционированных» — это крымские чиновники, непосредственно отвечающие за правовое оформление присоединения полуострова к России. Среди них прокуроры Крым и Севастополя Надежда Поклонская и Игорь Шевченко, а также главы крымского и севастопольского управления Миграционной службы Петр Ярош и Олег Кожура. Последним, видимо, вменяется в вину массовая выдача крымчанам российских паспортов.

И наконец, третья группа — государственные деятели федерального масштаба.

Их трое — первый заместитель главы администрации президента Вячеслав Володин, командующий ВДВ Владимир Шаманов и глава думского комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин. Эта троица наиболее интересна не только в силу своей известности, но и потому, что позволяет понять, как, с точки зрения европейских аналитиков (а возможно, и разведчиков), поделены сферы ответственности по крымской и украинской ситуации.

К примеру, Владимир Шаманов в проскрипционный список попал вообще впервые, в американском, в целом более многочисленном, его нет вовсе. То ли руки просто руки не доходили, то ли у Евросоюза появились убедительные доказательства того, что Шаманов непосредственно командовал десантированием российских войск в Крыму, о чем сказано в решении. Надо полагать, что тех самых «вежливых людей».

Вячеслав Володин вообще ни разу публично не высказывался ни по крымскому, ни по украинскому вопросу, и тем не менее в ЕС его сочли ответственным за «прикрытие» политической интеграции Крыма в состав России. Что касается Владимира Плигина, здесь ситуация более публична: именно возглавляемый им думский комитет готовил юридическое обоснование и оформление присоединения Крыма.

Также в ЕС решили заморозить активы двух компаний из Крыма — «Феодосии» и «Черноморнефтегаза».

Против последней Вашингтон ввел санкции несколько недель назад.

Еще в пятницу утверждалось, что Брюссель намерен задействовать дискриминационные меры против пяти компаний. В итоге же санкции коснулись лишь двух, что, очевидно, свидетельствует о том, что Евросоюз по-прежнему крайне неохотно идет на сворачивание экономического сотрудничества с Россией, на котором настаивает Вашингтон.

Более того, министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус ранее, в понедельник, отдельно подчеркнул, что Париж не собирается останавливать поставки в Россию вертолетоносцев «Мистраль», так как разрыв контракта на €1,66 млрд повредит французской экономике даже больше, чем российской.

Но и за судьбу российских чиновников и госдеятелей можно особенно не волноваться.

Как показывает реальная политическая практика, у них достаточно путей, чтобы обойти санкции, по крайней мере в той части, что касается получения виз. Достаточно получить приглашение на официальное мероприятие какой-нибудь международной неправительственной организации, чтобы спокойно въехать на территорию Европы, чем уже несколько раз пользовался, к примеру, спикер Госдумы Сергей Нарышкин, одним из первых подпавший под санкции.

Так что, как и прежде, новая порция санкции носит скорее репутационно-ритуальный, чем реальный характер.

Впрочем, российский МИД уже поспешил ответить на очередные санкции в том же ритуальном духе.

«Мы сожалеем, что санкционный состав катится под горку, как будто в нем нет машиниста, — абсолютно бездумная, безответственная и никак не соотносящаяся с реальностью политика», — заявил замминистра Сергей Рябков.

Реального обострения российско-европейских отношений можно будет ждать, видимо, в зависимости от позиции России по вопросу о признании самопровозглашенных в Донецке и Луганске «народных республик», а также по президентским выборам на Украине 25 мая.

Напомним, что первая серия персональных санкций против 21 российского чиновника была введена 17 марта, на следующий день после референдума в Крыму. Четыре дня спустя список пополнился еще 12 именами, среди которых оказался журналист Дмитрий Киселев. 28 апреля под санкции подпали еще 15 человек.

Таким образом, с учетом вчерашнего решения под санкции в Европе подпадает 61 россиянин.