Пенсионный советник

«Эта косовская карта может быть довольно успешно разыграна»

Эксперт объяснил «Газете.Ru», с какими проблемами сталкиваются сербы, живущие в отделившемся от Сербии Косово

Полина Матвеева 08.11.2013, 16:40
Marko Djurica/Reuters

Премьер Сербии Ивица Дачич призвал проживающих на севере Косово сербов вновь прийти на повторное голосование 17 ноября. Выборы в местные органы власти, проходившие в минувшее воскресенье в самопровозглашенной республике, в местах компактного проживания сербского меньшинства были фактически сорваны. О том, какое будущее ждет косовских сербов, рассказал «Газете.Ru» старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Петр Искендеров.

— Почему к выборам мэров и депутатов местных органов власти в Косово было приковано столь повышенное внимание как Сербии, так и Евросоюза?

— На эти выборы делали серьезную ставку три основных игрока: правительство Сербии, возглавляемое Ивицей Дачичем, власти Косово и руководство Европейского союза. Все эти силы были заинтересованы в том, чтобы явка сербов была достаточно высокой. При этом необходимо отметить, что косовские сербы выбирали не свои собственные органы самоуправления, не подчиняющиеся Приштине, а органы власти, сформированные в соответствии с апрельскими соглашениями, подписанными Белградом и Приштиной при посредничестве ЕС.

По сути, сербы голосовали за свое участие в тех структурах, которые сейчас созданы в Косово и считаются органами власти независимого Косово. При этом впервые за последние пять лет (Косово объявило о своей независимости в 2008 году. — «Газета.Ru») правительство Сербии практически отказало им в поддержке их линии, направленной на неприятие Приштины, неприятие косовских органов власти. Правительство Дачича фактически потребовало от косовских сербов, чтобы они активно участвовали в политической жизни края.

Косовские сербы были вынуждены выбирать из двух зол.

Первое зло — продолжение изоляционистского курса, подразумевающего отказ от сотрудничества с Приштиной. Однако в этом случае они могли реально столкнуться с угрозой силовой операции со стороны Приштины при поддержке миссии ЕС. И тогда их органы самоуправления были бы упразднены.

Второе зло — это определенная интеграция, взаимодействие с центральными властями Косово, в которых ключевые позиции занимают албанцы. Так что можно говорить, что значительная часть косовских сербов выбрала подобный прагматический курс в расчете на то, что им при посредничестве ЕС удастся более эффективно отстаивать свои интересы в этих структурах, которые сейчас созданы на севере Косово. Речь идет о повышении уровня взаимодействия между Приштиной, Белградом и косовскими сербами.

— Живущие на севере Косово сербы выборы фактически проигнорировали...

— Эти выборы стали попыткой наладить хоть какой-то минимальный диалог как между Белградом и Приштиной, так и между косовскими сербами и властями Приштины. С этой точки зрения наивно было рассчитывать, что сербы на севере Косово активно будут голосовать.

Однако самого страшного все-таки не произошло: не случилось реального всплеска межэтнического насилия.

Скорее речь шла об определенном расколе в рядах самих косовских сербов. Но реально у них сейчас не осталось другого выхода, кроме как попытаться в определенной степени интегрироваться в косовские властные структуры. Но только под гарантией ЕС и при сохранении взаимодействия с правительством Дачича.

— Почему именно на севере была такая низкая явка? В других районах Косово сербы голосовали более активно…

— В других районах Косово местные сербы все-таки сильнее интегрированы во властные структуры. Они находятся в изоляции, они не имеют общих административных границ с Сербией. У них не было другого выхода, кроме как взаимодействовать. Что касается севера Косово… Я не стал бы говорить, что там произошел провал голосования. Там действительно была накаленная обстановка, были инциденты, активно действовали провокаторы и экстремисты с обеих сторон.

Эти выборы показали, что на севере сохраняется нестабильность.

— Можно ли утверждать, что в условиях, когда сербские власти фактически предоставили косовских сербов самим себе, жители северных районов Косово становятся заложниками ультраправых сербских сил, которые и пытались сорвать голосование?

— Безусловно. Правым силам в самой Сербии — речь идет о последователях Сербской радикальной партии, определенной части электората Сербской прогрессивной партии и Демократической партии Сербии бывшего премьера Воислава Коштуницы, — это дало определенные очки. Популярность этих сил на севере Косово выросла. Однако понятно, что радикальная оппозиция в самой Сербии все же использует данный вопрос скорее в собственных политических целях, держа в уме вполне вероятные досрочные парламентские выборы в самой Сербии. С этой точки зрения,

учитывая настроения в самой Сербии против признания независимости края, эта косовская карта может быть довольно успешно разыграна.

Но с точки зрения реальной поддержки, которую патриотические и радикальные силы могут оказать косовским сербам, это вопрос достаточно сомнительный, так как рычаги управления все-таки сохраняются в руках Дачича.

— Как теперь может пойти процесс интеграции сербского меньшинства в Косово?

— Очевидно, что до конца ноября должны пройти повторные выборы на тех избирательных участках на севере самопровозглашенной республики, на которых они были аннулированы. На основании этих выборов будут сформированы органы местного самоуправления, и если сербы реально получат полномочия на севере, то это может значительно снизить накал противостояния. Однако дальнейшее развитие событий будет зависеть от нескольких факторов.

Во-первых, от того, насколько Евросоюз будет сохранять контроль над ситуацией в крае и выступать в роли посредника, поскольку внутри самого ЕС отношение к этой роли тоже неоднозначно. Во-вторых, в Косово грядут всеобщие выборы в ассамблею (парламент. — «Газета.Ru»). К власти могут прийти совсем новые политики, новые партии. Вполне вероятно, что приход к власти более гибких и более умеренных косовских политиков, в отличие от нынешнего премьера Хашима Тачи, который является совершенно неприемлемой фигурой для косовских сербов, позволит в определенной степени наладить взаимодействие.

Но если на выборах в самой Сербии и в Косово торжествуют радикалы и националисты, то противостояние выйдет на новый виток.