Пенсионный советник

Железняк привязался к ленточке

Депутат-единоросс Сергей Железняк предложил наказывать оппозиционеров за критические высказывания о Дне Победы

Мария Макутина, Екатерина Винокурова 14.05.2013, 21:02
Вице-спикер Госдумы от фракции «Единой России» Сергей Железняк предлагает вернуть уголовную... Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС
Вице-спикер Госдумы от фракции «Единой России» Сергей Железняк предлагает вернуть уголовную ответственность за реабилитацию нацизма и оправдание фашизма

Депутат-единоросс Сергей Железняк вспомнил о законопроекте, который три года назад пытались внести в Думу Вячеслав Володин и Олег Морозов. Железняк предлагает ввести уголовную ответственность за оправдание нацизма. Таким образом, по его словам, он намерен наказать несистемную оппозицию за неуважение ко Дню Победы. Эксперты видят в инициативе попытку Кремля обвинить представителей протеста в аморальности и мобилизовать сторонников вокруг «Общероссийского народного фронта».

Вице-спикер Госдумы от фракции «Единой России» Сергей Железняк хочет вернуться к рассмотрению законопроекта об уголовной ответственности за реабилитацию нацизма, оправдание фашизма и попытки пересмотра итогов Второй мировой войны. Поводом к этому, по его словам, стали публикации представителями несистемной оппозиции, «болотного протеста» в интернете высказываний, оскорбляющих ветеранов.

«Они говорят о том, что им ненавистны парады, они считают, что георгиевская ленточка — это фетиш, что неизвестно, что было бы лучше для нашей страны — победа нашего народа либо победа Гитлера.

Они считают, что они вправе ставить под сомнение нашу победу в Великой Отечественной войне. И даже есть такие слова: «Патриоты, горите в аду со своими парадами. Если вам нужна великая страна, ложитесь под танки». Подобные высказывая ставят их авторов вне правового поля», — сказал Железняк, выступая во вторник Госдуме. По его словам, все соответствующие материалы будут переданы в правоохранительные органы для последующего разбирательства.

Депутат от «Единой России» Александр Сидякин сказал «Газете.Ru», что, безусловно, поддерживает инициативу коллеги по фракции, однако данный закон требует очень серьезной проработки с юридической точки зрения.

В мае 2010 года группа депутатов-единороссов предлагала наказывать крупными штрафами или лишением свободы за «одобрение или отрицание установленных приговором Нюрнбергского трибунала преступлений нацизма против мира и безопасности человечества, совершенные публично». Состав той группы был более чем представительный: тогдашний спикер Госдумы Борис Грызлов, нынешний первый замглавы администрации Вячеслав Володин, нынешний руководитель управления внутренней политики администрации президента Олег Морозов, нынешний министр культуры Владимир Мединский, а также такие известные депутаты, как Ирина Яровая, Владимир Пехтин, Павел Крашенинников, Владимир Плигин.

Уголовный кодекс предлагалось дополнить статьей 354.1 «Реабилитация нацизма». По тексту законопроекта, реабилитация нацизма должна была караться штрафом до 300 тыс. руб. либо лишением свободы на срок до трех лет.

Однако законопроект так и не был принят, так как правовое управление Госдумы попросило депутатов уточнить ряд понятий.

«Нуждается в уточнении перечень преступлений, одобрение или отрицание которых должно влечь уголовную ответственность», — отмечалось в отзыве.

Председатель думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников сказал «Газете.Ru», что теперь речь идет о доработке именно того законопроекта.

Впервые законопроект об уголовной ответственности за реабилитацию нацизма был внесен в Госдуму еще в 2009 году. Его инициатором выступил экс-министр МЧС, а ныне глава Минобороны Сергей Шойгу. Кроме того, в марте этого года сенатор Борис Шпигель вносил в Госдуму пакет законопроектов, предполагающих введение наказания за героизацию нацизма и отрицание холокоста до пяти лет лишения свободы.

Близкий к Кремлю политолог Леонид Поляков понимает мотивацию Железняка. «Человек правильно беспокоится, потому что и так не поймешь, что нас объединяет, почему мы существуем как единая нация, что такое «Единая Россия». А это последняя скрепа (День Победы. — «Газета.Ru»), на которой пока мы держимся», — сказал он «Газете.Ru».

Однако с ним не согласны другие эксперты «Газеты.Ru». По их мнению, выступление Железняка укладывается в кампанию власти по очернению оппозиции.

С ними согласен в том числе и Вадим Соловьев — депутат от КПРФ — партии, которую сложно заподозрить в отсутствии пиетета к одному из главных красных дней календаря XX века. Он считает, что в обвинении Железняком несистемной оппозиции явно есть перебор и «явная политика». По его мнению, наоборот, в рядах несистемной оппозиции есть сильное антифашистское движение.

«Надо отличать зерна от плевел», — добавил он.

Политолог Александр Морозов увидел в предложении Железняка форму мобилизации общественного внимания под путинский «Общероссийский народный фронт» (ОНФ). «Имеющие в обществе стереотипы разворачивают в выгодную сторону для правящей верхушки. Таким образом стремятся усилить патриотическую и моральную составляющую, что в «Народном фронте» оказались «мы», а все остальные были «они» — враги», — говорит он.

Использование такого приема эксперт объясняет падением доверия к Владимиру Путину у россиян на его 13-м году пребывания у власти. «Почти все такие единоличные правители шли на такие мобилизации за счет милитаристского силового сознания», — подмечает политолог.

Он признает, что сейчас происходит наращивание ритуалов вокруг темы победы. «Еще три-четыре года назад казалось, что уже сформирован гражданский культ вокруг Победы, и его не нужно дальше накачивать, но с началом третьего срока Путина это накачивается все больше и больше», — говорит Морозов.

Председатель совета директоров агентства стратегических коммуникаций «Никколо М» Игорь Минтусов увидел в заявлении Железняка признаки манипуляции общественным сознанием в определенных политических целях.

«Искусство политических манипуляций — это когда политические оппоненты пытаются фразы своих соперников привязать к той или иной статье Уголовного кодекса», — говорит он. «Мерзость данной ситуации заключается в том, что выступают представители правящей партии, которая в большой степени контролирует судебную власть. При ситуации, когда существует независимый суд, он решает, является ли высказывание оскорблением патриотических чувств жителей страны или чувств верующих. Но, когда суд принимает решения, исходя из политической целесообразности, получается, что представители власти, проводя подобного рода законы, облегчают работу судебных и следственных органов для привлечения своих политических оппонентов к уголовной ответственности».

В Европейских странах существуют законы, которые предусматривают уголовную ответственность за одобрение или отрицание преступлений нацизма, напоминает руководитель Центра партийно-политических исследований института Европы РАН Владимир Швейцер. Подобный запрет содержится, например, в законах Австрии, Бельгии, Германии. Однако эксперт отмечает, что обвинения политических деятелей в одобрении нацизма, как правило, не приводят к посадкам. «В Германии уже лет 10 пытаются запретить партию, которая допускает оценки, которые могут быть признаны как не отрицательное отношение к нацизму», — говорит он.

«Цель власти — увязать оппозицию с оправданием фашизма с оскорблением ветеранов, чтобы в публичном пространстве оппозиция связывалась с общественно осуждаемыми явлениями», — отмечает заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин. «Вот смотрите, какие у нас оппозиционеры, они не только плохие патриоты и иностранные агенты, но и еще оскорбляют ветеранов, реабилитируют фашизм», — продолжает он.

Политолог напоминает, как в прошлом году оппозиционеров связывали с безнравственными, антирелигиозными действиями, обвиняя их в том, что все они симпатизируют Pussy Riot, одобряют кощунство

«Можно вспомнить январскую трагедию в семье Кабановых, когда супруг убил супругу, и в СМИ заявлялось, что оба они сторонники оппозиции», — добавляет он.

«Складывается такой образ наших оппозиционеров, что они не уважают нашу историю, религию, традиции, работают на заграницу и аморальны», — заключает Макаркин.

Такую тактику власть может использовать до тех пор, пока не грохнется экономика, говорит Макаркин. «Пока этого не случится, население может рассуждать о религии, истории, нравственности и воспринимать аргументы власти», — рассуждает политолог.