Слушать новости

Скандал без записи

Глава Первого канала Эрнст во время интервью «не под запись» якобы сказал, что сенатор Лисовский причастен к убийству Влада Листьева

Интервью главы Первого канала Константина Эрнста, данное им несколько лет назад и опубликованное сейчас, вызвало скандал. Журналист Евгений Левкович, который вел беседу, утверждает, что Эрнст «не под запись» якобы сказал, что считает сенатора Сергея Лисовского заказчиком убийства Влада Листьева.

В четверг генеральный директор Первого канала Константин Эрнст неожиданно для себя оказался в центре скандала. Поводом для обсуждения главы телеканала стало ранее не публиковавшееся интервью Эрнста, которое выложил в своем блоге на портале «Сноб» (Snob.ru) корреспондент журнала Rolling Stone Евгений Левкович.

Стенограмму разговора журналист предварил собственными пояснениями, что интервью ранее не публиковалось, поскольку Левковичу так и не удалось добиться согласования текста с Эрнстом. Корреспондент Rolling Stone также отмечал, что беседа состоялась уже давно (когда именно — он не уточнял), однако и по сей день остается актуальной. Это, по словам Левковича, ясно говорит о «застое» в современном обществе.

В самом интервью Эрнст комментировал вопросы, связанные с информационной политикой Первого канала. Среди прочего журналисты Евгений Левкович и Павел Гриншпун спрашивали у генерального директора первой федеральной кнопки о процессе согласования тем для сюжетов в новостях и вероятных консультациях с администрацией президента. Эрнст признавался, что Первый канал действительно обсуждает темы с пресс-службой Кремля, а также соглашается «подсветить» некоторые темы по просьбе федеральных министерств.

Теленачальник не отрицает, что ему приходится находиться в постоянном контакте с представителями власти, и утверждает, что эта практика мировая и активно применяется, например, во Франции. Вместе с тем Эрнст категорически отрицает, что ему приходится ежедневно обсуждать содержание новостных выпусков и список лиц, которые на Первом канале появиться не могут. Так, он говорит, что Эдуарда Лимонова и Гарри Каспарова в новостях не упоминают, поскольку они всего лишь не являются политиками с точки зрения самого Эрнста, а не потому, что их упоминание запретили в Кремле. Также предпочел не давать комментариев и Гриншпун.

В стенограмме разговора сохранены многочисленные просьбы теленачальника «выключить диктофон».

Наибольшее внимание в социальных сетях и СМИ вызвало обнародование того, чтобы якобы было сказано Эрнстом «не под запись». «Off the record», пишет Левкович, Эрнст сказал, что заказчиком убийства бывшего гендиректора ОРТ Влада Листьева он считает политика и бизнесмена, одного из лидеров рекламного рынка 1990-х Сергея Лисовского.

Дело Листьева
Владислав Листьев был убит вечером 1 марта 1995 года в подъезде дома, в котором он жил, на Новокузнецкой улице в центре Москвы. Он возвращался со съемок программы «Час пик». Первая пуля попала в руку, вторая — в голову. При этом...

В четверг главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов написал в своем твиттере, что в беседе с ним Эрнст категорически опроверг информацию о том, что он когда-либо что-то подобное говорил про Лисовского. Другим изданиям Эрнст ситуацию предпочел не комментировать. Как сообщала та же радиостанция «Эхо Москвы», Лисовский также отказался комментировать информацию об убийстве Владислава Листьева, назвав это сообщение «глупостью», которую «комментировать бесполезно».

Публикация материалов, не подтвержденных, а также не предназначенных для широкой публики, заставила комментаторов обвинить Левковича в пренебрежении журналистской этикой. Часть наблюдателей, склонная к конспирологии, заподозрила Левковича в выполнении некоего заказа.

В разговоре с «Газетой.Ru» Левкович попросил не искать тайного умысла в том, что интервью появилось именно сейчас. «Мне просто кажется важным, чтобы как можно больше людей об этом узнало. То, что 80% людей будет думать, что мне заплатили или, я не знаю, это спланированная кампания по дискредитации Эрнста и Лисовского, — это все понятно. Но это ерунда. Я уже привык», — сказал Левкович, напомнив о предыдущих скандалах со своим участием. Журналист стал известным после процесса над националистами Никитой Тихоновым и Евгенией Хасис, осужденных за убийство адвоката Станислава Маркелова и внештатной сотрудницы «Новой газеты» Анастасии Бабуровой. По мнению антифашистского сообщества, Левкович встал на сторону националистов. Сам журналист причисляет себя по взглядам к анархистам.

«Газете.Ru» журналист рассказал, что запись беседы с Эрнстом он пытался опубликовать в течение последних пяти лет и вел переговоры «с четырьмя московскими изданиями». После того как он не смог с ними договориться, он принял решение опубликовать текст разговора в своем блоге на сайте проекта «Сноб». Для этого ему не потребовалось согласований с главным редактором издания Николаем Усковым: у Левковича уже давно есть свой блог на сайте, и для публикации записей ему не нужно ждать одобрения модератора. «Последний раз я пытался его опубликовать (в другом издании) две недели назад. Потом две недели у меня были другие дела. Сегодня с утра просто открыл «Сноб» и опубликовал. У меня есть блог, у меня есть пароль. «Сноб» вообще не в курсе», — сказал Левкович, по словам которого, редакторы сайта увидели интервью только через час после публикации стенограммы.

Вскоре доступ к материалу был закрыт. Как объяснил проект «Сноб» на своем сайте, эта мера временная, поскольку редакторам нужно разобраться с вопросом правообладания (Левкович встречался с Эрнстом по заданию журнала Rolling Stone, и издание может предъявить свои права на текст). Кроме того, в «Снобе» захотели проверить аудиозапись разговора на соответствие опубликованному тексту. Левкович редакторам нужные файлы уже отправил, хотя обсуждения заказчиков убийства Влада Листьева в записанных разговорах нет — в этот момент интервьюер честно выключил диктофон. По словам Левковича, журнал Rolling Stone уже направил в «Сноб» письмо о том, что у издания нет претензий по поводу публикации материала на сайте другого проекта.

Сам журналист допускает, что публикация скандального интервью может обернуться для него проблемами. Еще днем в его квартиру неизвестные принесли букет цветов и отказывались назвать службу доставки, на которую они работают. Левкович дверь курьеру не открыл и вызвал полицию — в ноябре 2010 года в цветочном букете для корреспондента «Коммерсанта» Олега Кашина был спрятан железный прут, впоследствии журналиста жестоко избили именно железным прутом. Прибывшие сотрудники правоохранительных органов проверили оставленный у двери квартиры Левковича букет и не нашли в нем ничего подозрительного.

Журналист также не исключает, что после публикации может последовать судебное разбирательство. В этом случае он намерен пригласить свидетелей разговора — Павла Гриншпуна и фотографа Игоря Родина — для дачи показаний. Их предварительное согласие на это Левкович уже получил.

Юристы, опрошенные «Газетой.Ru», считают, что перспективы пересмотра дела Листьева неочевидны. Адвокат Генри Резник, например, полагает, что у этой истории нет юридических перспектив. «Это не порочит Эрнста, ну высказал он такое мнение. Клевета — это распространение сведений, заведомо ложных, порочащих честь и достоинство», — пояснил он «Газете.Ru».

Адвокат Андрей Ромашов отметил, что в этой ситуации есть предмет для иска о защите чести и достоинства Сергея Лисовского, после этого речь может пойти уже о клевете. По поводу упоминания Лисовского он сказал, что следствие обязано проводить проверку по сообщениям СМИ о любых действиях, имеющих признаки уголовного преступления. Причем, по словам Ромашова, тот факт, что дело было закрыто за истечением срока давности, не может этому помешать. «Когда речь идет о заказном убийстве, решение о закрытии дела за истечением срока давности может быть отменено по усмотрению суда», — сказал адвокат.

Но даже в случае, если обсуждение материала не дойдет до суда и не инициирует проверку Следственного комитета, сам факт публикации интервью в том виде, в каком оно появилось на сайте «Сноба», станет предметом дискуссии по поводу журналистской этики. В четверг материал Левковича уже активно обсуждали сотрудники медиаотрасли. «Этот поступок за гранью приличий и журналисткой этики. Есть непреложные правила, которые обеспечивают в этой профессии выживание, доверие к тебе и твою репутацию», — считает известный телекритик Ирина Петровская.

Сам Левкович считает, что категории этики неправильно применять к сотрудникам российского телевидения. «Люди, которые делают программы вроде программы «Человек и закон», люди, которые молчат о том, что происходит, например, с «болотным делом», чудовищно сфабрикованным... Я не считаю, что любое взаимодействие с ними стоит рассматривать с точки зрения какой-либо этики. Я тут себя чувствуют абсолютно спокойным. Неэтично поступить по отношению к негодяям и фальсификаторам, по-моему, нельзя», — говорит он.

Комментируя слова Левковича, что вопросы этичности в данной ситуации отпадают сами собой, Петровская подчеркнула, что Эрнст «Анатомию протеста» не создавал и в ряде ситуаций ведет себя куда более прилично, чем некоторые его коллеги. К тому же она отмечает, что у Левковича получилась «какая-то отложенная война», так как речь идет об истории пятилетней давности и версия с причастностью Лисовского к убийству Листьева уже проверялась. «Это прошлогодний снег, а не общественно значимая информация», — считает Петровская.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть