Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Этика башибузуков

Чем больше скепсис общества в отношении журналистов, тем тщательнее им приходится работать

«Газета.Ru» 04.04.2013, 19:51
Смысл репортерской журналистики - в конструктивности iStockPhoto
Смысл репортерской журналистики - в конструктивности

Споры и скандалы вокруг сделанных не под запись интервью лишний раз напоминают, что ресурс доверия СМИ в России не настолько велик, чтобы эксплуатировать его исключительно ради разоблачения нравов отечественной элиты.

Скандалом вокруг интервью гендиректора Первого канала Константина Эрнста журналу Rolling Stone, которое автор материала спустя пять лет наконец разместил для публики на своей интернет-страничке в издании «Сноб», можно измерять градус враждебности, охватившей общество в последние годы.

В интервью приводится не подтвержденное записью заявление, якобы сделанное Эрнстом, о том, что, по его мнению, убийство его предшественника на «первой кнопке» Владислава Листьева было заказано Сергеем Лисовским. Эрнст отрицает, что говорил это, автор настаивает, ссылаясь на коллег-свидетелей. Возможность публичного просмотра интервью была заблокирована изданием «Сноб» — как пояснил его главный редактор Николай Усков, до выяснения вопросов правообладания с Rolling Stone.

Усков также заявил, что считает неэтичным включение в интервью фрагмента, не записанного на диктофон, к тому же в пересказе.

Автор, в свою очередь, ссылается на то, что, по его мнению, «информация может иметь важное общественное значение». Какое? Даже в пятилетней давности беседе Эрнст (под запись) говорит, что доказательств по делу Листьева у него нет и в любом случае они не могли сохраниться.

Так что значение явно не в том, что теперь следствию легче наказать заказчика убийства.

Априори скандальные и не слишком хорошо доказанные публикации имеют право на существование в медиа как способ завлечения не очень взыскательной публики (но это бизнес «желтой прессы») либо когда требуется безотлагательно привлечь внимание общества к жизненно важным обстоятельствам происходящего. Недавно редакция русской версии журнала «Форбс» разместила полухудожественный пересказ беседы своего репортера с Борисом Березовским на состоявшейся накануне смерти олигарха встрече. Будучи гораздо более актуальным, материал все равно вызвал довольно жесткие разговоры об этичности таких текстов, не разрешенных к публикации интервьюируемым и не снабженных материальными доказательствами точности. В новом же случае и особой актуальности нет. Нет и особой корысти автора. Однако

есть очевидное гражданское чувство, которое у многих в социальных сетях находит поддержку. И заключается оно не в том, что наконец-то с помощью государственных институтов благодаря усилиям репортера стало возможным установить истину и восстановить справедливость. А в том, что это «правда про то, какие они все там гады».

Чувства понятные, но не очень конструктивные. Между тем смысл репортерской журналистики именно в конструктивности — то есть в том, чтобы снабжать общество и его институты такими сведениями, на которые можно осмысленно среагировать. В нашей общей с Великобританией истории был такой пример: корреспондент Daily News Мак-Гахан фактически предотвратил вмешательство Британской империи в русско-турецкий конфликт 1877–1878 гг., проинформировав английскую общественность о зверствах башибузуков и настроив ее против собственного правительства. Но у него была возможность завоевать доверие публики без диктофонов и видеосъемок.

К сожалению, сейчас свидетельства репортеров девальвированы, массмедиа, обладая несравненно большим техническим потенциалом, располагает и несравненно меньшим кредитом доверия, и как раз поэтому с ним следовало бы обращаться с особенной осторожностью. Не эксплуатируя понапрасну этот ресурс только иp тех соображений, что нравы отечественной элиты нуждаются в немедленном разоблачении, и

«черт с ней, с этикой», как написали в соцсетях поддерживающие автора интервью с Эрнстом люди. Нет, не черт с ней, и чем больше нужда репортеров в том, чтобы говорить обществу правду, а также чем с большим скепсисом это общество относится к усилиям журналистов как таковым, тем тщательнее надо бы работать.

Этика тут оказывается совершенно необходимым инструментом.

Собственно говоря, по еще столетней давности стандартам, и нет ничего неэтичного в том, чтобы не визировать взятое интервью (о магнитофонных записях и видеопленке, когда речь идет о стандартах XIX или начала XX века, и говорить не приходится). Журналист обязан честно рассказывать о том, что узнал на благо публики. Однако это честное слово пригодно к использованию только тогда, когда ему доверяют. А очевидный сегодня кризис доверия должен заставлять репортера с осторожностью относиться к расходованию собственной репутации. К сожалению, проблемы сегодняшней России в гораздо большей степени нуждаются в достоверном освещении, чем разборки 90-х. А для этого от репортеров нужны максимальная точность, доказательность и — да, вы будете смеяться — этика.