«Мы сейчас все ждем 1 октября»

Партия Михаила Саакашвили рассчитывает на победу в выборах, оппозиция ждет фальсификаций

1 октября в Грузии пройдут парламентские выборы. Партия «Единое национальное движение» во главе с Михаилом Саакашвили рассчитывает набрать более 50% голосов. Оппозиция не сомневается, что результат будет фальсифицирован. Политологи говорят, что «народная социология» не оставляет шансов правящей партии.

Депутат грузинского парламента от правящего «Единого национального движения» Георгий Канделаки о победе своей партии говорит так, как будто другого варианта вообще не предусматривается. От вопроса он отмахивается, как от надоевшей мухи. «Больше 50 процентов наберем», — отрезывает молодой депутат, скрещивая руки на груди. Последний опрос, проводившийся фондом NDI, по его словам, показал, что уже 37% граждан готовы поддержать партию Михаила Саакашвили, показатель оппозиции – всего 12%. Причем исследование учитывало только уже определившихся избирателей, поясняет Канделаки. Те опросы, которые позволяют выяснять предпочтения неопределившихся граждан, показывают, что за «Единое национальное движение» готовы проголосовать как минимум 57%, победно добавляет политик.

В случае, если выборы пройдут так, как планирует команда Саакашвили, партия власти получит большинство в парламенте, назначит премьер-министра и сможет продолжить путь реформ. Что будет, если победит оппозиция, охотно рассказывает сам Саакашвили: Грузия утонет в хаосе, в стране вместо закона снова установятся воровские порядки.

Еще один вариант развития событий в разговоре со мной выдвигает немолодых лет кахетинец Николаз, работающий на виноградниках. «Мы сейчас все ждем 1 октября, — медленно тянет он с сильным акцентом. – Очень боимся, что будет новая война. Если уйдет Саакашвили, Россия снова нападет».

Другой депутат от «Единого национального движения» Давид Дарчиашвили объясняет, что опасения по поводу возвращения криминала возникают из-за самой биографии главного соперника действующего президента, лидера коалиции «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили. Тот сделал деньги в России в «лихие 90-е» и «начинал свой бизнес с известным грузинским вором авторитетным». В том, что Иванишвили эти связи сохранил и сейчас, депутат не сомневается – якобы даже сам «дискурс оппозиции стал очень напоминать криминальный дискурс». Доказывать связи Иванишвили с ворами в законе и его причастность к убийству в 1994 году одного из них, Отари Квантришвили, — один из главных предвыборных приемов команды Саакашвили.

Канделаки вторит Дарчиашвили, обвиняя оппозиционеров в грязных методах ведения кампании и дискредитации соцопросов NDI, на которые опираются в партии власти. «Один из лидеров блока «Грузинская мечта» назвал господина Наварро (главу грузинского офиса NDI Луиса Наварро. — «Газета.Ru»), работавшего с Джо Байденом, «собакой» и человеком «с синдромом Дауна», — вспоминает депутат. Впрочем, сам Канделаки тоже не стесняется крепких выражений: Иванишвили у него — это «наглый гомо советикус»; насоривший во время работы полицейский – «сукин сын»; а оппозиционер Каха Кукава настолько плохо говорит по-русски, что его «хочется расстрелять».

В «Грузинской мечте» обвинения в связях с воровским миром, разумеется, отрицают. Один из представителей оппозиционного блока, бывший омбудсмен Грузии Созар Субари утверждает, что это как раз Иванишвили и его соратники «ненавидят воровские законы», и быстро переходит ко встречным обвинениям. «Что Саакашвили делает? Он хочет с помощью воровских авторитетов давить на население, я могу даже назвать некоторые фамилии», — говорит Субари. Экс-омбудсмен сразу напоминает о недавнем тюремном скандале, в ходе которого выяснилось, что надзиратели применяли к заключенным пытки. «Это не борьба против воров, это просто ужас. С ворами нужно бороться комплексными методами, а не пытками», — заявляет оппозиционер.

Программы партий Саакашвили и блока Иванишвили похожи. Обе силы в качестве главного лозунга выбрали победу над безработицей, которая в Грузии, по официальным данным, составляет порядка 15%. Впрочем, насчет адекватности этой цифры мнения расходятся.

«Статистика безработицы ими интересно проводится, — говорит политолог Рамаз Секварелидзе. — Считается, что если человек работает у себя на огороде, то он работает». Впрочем, председатель попечительского совета Свободного университета Тбилиси Каха Бендукидзе, ранее работавший в правительстве Саакашвили, объясняет, что такой подход нормален для Грузии, где огород составляет «не 6 соток, а несколько гектаров». Сторонники действующей власти утверждают, что цифры, которые дает оппозиция, могут быть завышены, поскольку альтернативные исследования в качестве безработных учитывают даже тех людей, которые заняты, но не работают по профессии.

Грузинский эксперт Сосо Цискаришвили, комментируя похожесть программ главных соперников, говорит, что корни этого следует искать в меценатстве Иванишвили, который долгие годы поддерживал правительство Саакашвили и потратил на его проекты около $2 млрд. Разлад в отношениях бизнесмена и президента произошел пару лет назад после того, как правительство Саакашвили отказалось учитывать социальные пожелания своего спонсора. «Власти не согласились принять миллиард долларов от Иванишвили для развития и восстановления сельского хозяйства. Ответ тогда был коротким: «Сельское хозяйство не наш приоритет, а ваш миллиард мы используем по назначению». Теперь они переписали программу у Бидзины Иванишвили, — говорит эксперт. — Зная, что они сами ухитрились превратить большое количество граждан страны просто в нищих, они пытаются завоевать их голоса на выборах».

Цискаришвили уверен, что власть понимает серьезность своего положения, поскольку при честных справедливых выборах «безусловную» победу одержала бы оппозиция. Мощные стартовые позиции «Грузинской мечты» усилил недавний тюремный скандал, в результате которого в отставку подали два министра из кабинета ближайшего соратника действующего президента силовика Вано Мерабишвили.

После того как два телеканала показали в эфире кадры с издевательствами над заключенными, партия Саакашвили получила в народе новое название – вместо «Единого национального движения» партию власти теперь называют «национал-садистским движением», говорит эксперт.

Политолог Рамаз Секварелидзе также утверждает, что «народная социология» безжалостна к действующему режиму: «На улице уже считают, что с Саакашвили покончено». Качество опросов NDI, на которые рассчитывают в партии власти, вызывает вопросы, объясняет Секварелидзе. Исследования не были конфиденциальными, и 40% респондентов прибегали к ответам: «Не хочу, не знаю, не могу сказать». В то же время опросы, где гарантировалась тайна исследования, «показывали, что поддержка Иванишвили была выше, чем у Саакашвили».

«Грузинская мечта» на ближайших выборах могла бы набрать процент, достаточный для того, чтобы получить в парламенте две трети голосов, хотя еще год назад подобные заявления Иванишвили выглядели абсурдными, вспоминает оппозиционер Созар Субари. Тем не менее он не берется делать каких-либо прогнозов из-за возможных фальсификаций и использования админресурса. Оппозиционер осторожничает и говорит, что уверен сейчас лишь в одном: «Единая коалиция (то есть «Грузинская мечта») сможет преодолеть 5-процентный барьер».

Не берется прогнозировать результат оппозиционеров и лидер партии «Свободная Грузия» Каха Кукава, чей русский язык, кстати, не так плох, как утверждает депутат Канделаки. Многое, рассуждает Кукава, зависит от того, сможет или нет Саакашвили мобилизовать свои ресурсы. В случае откровенных фальсификаций люди, разогретые тюремным скандалом и ежедневными митингами, выйдут на улицу с акциями протеста, однако, что будет дальше – зависит от реакции западного сообщества.

«Люди, конечно, выйдут на улицу, но для того, чтобы эти массовые акции переросли в революцию, для этого нужна легитимация западных стран. Потому что, если западные страны поддерживают народ, тогда это называется «демократические революции», а если запад не поддерживает, тогда это «хаос и дестабилизация». Вы знаете, как это бывает», — говорит оппозиционер.

Депутат Канделаки от «Единого национального движения» утверждает, что никто не имеет намерений подтасовывать результаты выборов, а опасения по поводу фальсификаций беспочвенны. Власть как раз делает все, чтобы обеспечить честные выборы, не оставляющие сомнений в объективности результатов. Подбирая слова и хмуря мощные брови, соратник Саакашвили говорит: «Мы буквально вломились в офисы всех этих организаций и попросили их прислать как можно больше наблюдателей на как можно долго. Наш главный союзник – это прозрачность».