Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Пух и перья на тысячи рублей

Бой на подушках обернулся для флешмоберов многотысячными штрафами



«Бойцы на подушках» оштрафованы по новому закону о митингах

«Бойцы на подушках» оштрафованы по новому закону о митингах

ИТАР-ТАСС
Петербургские студенты, участвовавшие в июньском флешмобе «Бой подушками» на Марсовом Поле, приговорены по новому закону о митингах к многотысячным штрафам. Участники побоища размахивали подушками и наносили удары другим участникам акции, что «повлекло нарушение санитарных норм и правил, так как из подушек летели пух и перья, засоряя при этом близлежащие объекты благоустройства», решил суд.

Судья мирового участка № 200 Центрального района Санкт-Петербурга Татьяна Глазкова в пятницу обязала четверых участников прошедшего еще 10 июня на Марсовом Поле флешмоба «Бой подушками» выплатить государству по 10 тысяч рублей, одного участника – 15 тысяч рублей.

Защита намерена обжаловать решение в Дзержинском районном суде.

Судебные разбирательства, в ходе которых обсуждался состав подушек, преимущества нахождения в «команде черных» и плотность пыли, возникающей при беге по грунтовому покрытию аллей Марсова Поля, длились три месяца.

Теперь молодые люди предупреждают иностранных граждан, желающих погостить в России, чтобы они, «гуляя по Северной столице, имели в виду, что в любую секунду могут оказаться в кутузке». Их друзья, также участвовавшие в «подушечном бою», однако избежавшие ответственности, возмущены решением суда и готовятся к «маршу миллионов».

Студенты уверяют, что ничего политического не делали и публичных акций, требующих согласования, не проводили: пух из подушек не вываливался (то есть закон о благоустройстве не нарушался), «Путина в отставку!» не скандировали, а кричали: «Черные победят!»

Задержанные 10 июня участники акций стали первыми, против кого были составлены протоколы об административном правонарушении по новой редакции так называемого закона «О митингах». Поправки, разработанные специально для оппозиционеров, вступили в силу как раз в день «боя».

Нарушителям вменяется «организация массового одновременного пребывания или передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка», то есть тот состав правонарушения, который вписавшие его в Кодекс об административных правонарушениях единороссы сравнивали с французским юридическим понятием «сборища». В протоколе задержания студентки Натальи Шевелевой говорится, что она дралась подушкой, «размахивая ею и нанося удары другим участникам, что повлекло нарушение санитарных норм и правил, так как из-за ее действий из подушек летели пух и перья, засоряя при этом близлежащие объекты благоустройства».

За то время, что длились рассмотрения дел, успела смениться судья. Изначально «делом о подушках» занималась судья Яна Никитина: она с дотошностью выясняла причины возникновения пыли, то, насколько активно задержанные размахивали руками, когда дрались подушками, в чем различия между представителями команд «черных» и «белых», во что были одеты обвиняемые и т. п. Слушания из-за неявки полицейских, которых предполагалось допросить в качестве свидетелей, постоянно переносились – одни оказывались в отпусках, вторые забирали жен из роддома… В конце концов сама Никитина ушла на больничный, а сразу после этого — в отпуск.

В середине августа за дело взялась судья мирового участка № 200 Глазкова. С ней работа заспорилась: сотрудники полиции стали приходить (даже те, которых не звали), заявлять ходатайства — в частности, о приобщении к делам видеоматериалов, отснятых стражами порядка.

Судом в качестве свидетеля был вызван некий майор Федоренко, чтобы «дать пояснения по мероприятиям, проводимым в городе». Он сообщил, что задержания участников боя производились «осторожно и деликатно, чтобы не провоцировать массовых беспорядков».

Не откладывая в долгий ящик, Глазкова оштрафовала 18-летнего Ивана Иваненко на 15 тысяч рублей, 21-летнего Владимира Радионова и 22-летнего Алексея Шерстюка – на 10 тысяч рублей каждого. Правда если Иваненко и Шерстюк на заседания исправно ходили, то Радионов, как говорили его приятели, забил болт. «И правильно, видимо, сделал», — говорят теперь студенты, которые вместо летних каникул вынуждены были знакомиться с законодательными новеллами.

Дошедшие до суда полицейские заявляли, что в мегафон призывали присутствующих разойтись, поскольку мероприятие не было санкционировано. Однако ни на одной из представленных видеозаписей этого призыва слышно не было.

На последнем заседании, которое состоялось 7 сентября, обвиняемый Артем Демешкевич с возмущением спросил у капитана полиции Валерия Афанасьева: «Почему вы обманываете, что говорили в мегафон о незаконности мероприятия?»

«Я нахожусь здесь в здравом уме и трезвой памяти. Мне жаль, что достаточно зрелые и взрослые люди сначала совершают правонарушение, а потом не могут признать свою вину. Я думаю, невозможно было хотя бы раз не услышать мою речь», — едва не обиделся страж порядка.

Судья попросила Афанасьева уточнить, как он вообще оказался на Марсовом Поле. «От дежурного была передана информация о том, что в направлении Марсова Поля движется группа граждан с подушками в руках», — отчеканил свидетель.

По его словам, большинство не реагировало на его призывы, однако, как только он приближался к нарушителям, они «разбегались по кустам и газонам».

Полицейский также рассказал, что был вынужден просить своего коллегу ходить за ним по пятам, боясь, что ему на голову наденут пакет или подушку.

Демешкевич свою вину частично признал — мол, участвовал, подушкой размахивал, но не прыгал и не бегал, так как подобные физические нагрузки ему противопоказаны. «Признаю свое участие в мероприятии, но ничего плохого в этом не вижу», — заметил он.

Наталья Шевелева заявила, что полицейские даже не пытались пресечь мероприятие. Она напомнила, как страж порядка обратился к одному из организаторов флешмоба со словами: «Подождите пять минут и начинайте». «Я видела, как милиционеры снимали на камеру и хихикали, а потом стали задерживать всех, кто стоял с краю. Видимо, боялись войти в гущу и испачкаться», — сказала девушка.

— На каком расстоянии вы стояли от эпицентра битвы? — уточнила председательствующая.

— Ну там, где стояли «черные»…, — начала было Шевелева. – А команда «белых» стояла напротив.

— Ой, меня не интересует — «черные», «красные» или «синие»! — отмахнулась Глазкова.

— Гуща приблизилась ко мне, потому что рыжий парень с брекетами на зубах бегал с большой подушкой и всех бил. Все на него налетели, и драка завертелась около меня, — принялась объяснять представшая перед судом студентка.

Против Шевелевой, решила судья, говорил тот факт, что девушка вину не признала (дескать, подушка в руках была, но никого ей не била) и в содеянном не раскаялась.
Демешкевич рассказал судье, почему оказался в команде «черных» (дата рождения нечетная), как производилось задержание — «попросили паспорт предъявить — я отдал, думал, что стандартная проверка документов, а полицейский взял паспорт и положил его к себе в карман» — и о том, что силовики составляли протоколы под диктовку орущего на них майора Федоренко.
Адвокат Демешкевича и Шевелевой Александр Аникин демонстрировал суду записи, на которых видно, что его доверительница не дерется, настаивал, что состава преступления в происходившем 10 июня на Марсовом Поле в принципе нет, указывал на то, что потерпевшие не установлены, напоминал о статье 20.9 КоАП, согласно которой лицо может быть освобождено от ответственности при малозначительности совершенного правонарушения, говорил, что пыль не поднялась бы, если бы управление садово-паркового хозяйства вовремя полило дорожки.

«Законодатель стахановскими темпами принимал этот закон, чтобы пресечь политические акции, которые по внешним признакам кажутся флешмобом, — заявил защитник. — Но данный флешмоб носил подчеркнуто аполитичный характер. Он направлен на снятие психологическое напряжения среди молодежи. Законодателю следовало бы поощрить его организаторов: ведь цель этой акции — отвлечение молодежи от политического протеста».

Речь Аникина эффекта не возымела. Глазкова прервала его выступление, отвлекшись на телефонный звонок: ей нужно было переставить машину. Собеседнику она сообщила, что сделает это через 15 минут. За три минуты она подготовила решение, согласно которому доводы защиты суд находит несостоятельными, а показания полицейских, напротив, «допустимыми и достоверными». На Демешкевича и Шевелеву наложили штраф в размере 10 тысяч рублей.

«Если меня не выпустят за границу, я им вообще ничего платить не буду», — заявил Демешкевич после заседания. «У меня тут недавно брал интервью финский журналист. Он хотел узнать, в какую секунду граждане Финляндии, приехавшие в Россию, могут оказаться за решеткой», — сообщил своим доверителям Аникин. «Передайте ему, что в каждую секунду. В каждую!» — ухмыльнулись студенты.