Пенсионный советник

На миграционной карте не должно быть анклавов

Медведев поддержал ужесточение миграционного законодательства

Ольга Спивак, Евгения Яковлева, Фарида Рустамова 09.08.2012, 21:11
Медведев поддержал ужесточение миграционного законодательства ИТАР-ТАСС
Медведев поддержал ужесточение миграционного законодательства

Дмитрий Медведев приветствовал инициативы по ужесточению миграционного законодательства, предложенные для обсуждения правительству Федеральной миграционной службой, особо оговорив существование демографической угрозы на Дальнем Востоке и потенциальные проблемы, связанные с созданием единого экономического пространства с Белоруссией и Казахстаном. Премьер, правда, не упомянул об инициативах краснодарского губернатора Александра Ткачева регулировать еще и внутреннюю миграцию, за него это сделал ставропольский губернатор Валерий Зеренков, пообещавший никого «не выдавливать».

Премьер-министр Дмитрий Медведев, выступая в четверг на заседании правительства, потребовал кардинально изменить управление миграционными процессами и не допустить формирования анклавов внутри государства иностранными гражданами. Он поддержал предложение главы ФМС Константина Ромодановского обсуждать миграционные проблемы на площадке Открытого правительства.

Сославшись на то, что только в первом полугодии в Россию приехали свыше 8 млн иностранных граждан, а вообще в стране находится более 10 млн мигрантов («Это сравнимо с населенностью такого мегаполиса, как Москва», сказал Медведев), глава правительства объявил о важности «не допускать негативных проявлений всякого рода, включая формирование анклавов из числа иностранных граждан».

Государственная миграционная политика, как считает Медведев, «пока не вполне отвечает этим задачам», поэтому правительству требуется «самым кардинальным образом изменить управление миграционными процессами»: «Процессы миграции носят постоянный характер. Их не нужно бояться, но нужно ими управлять, и это, может быть, главное».

Медведев также назвал и две миграционные угрозы, или, если использовать его слова «два момента, на которые… нужно обращать внимание»: Единое экономическое пространство с Белоруссией и Казахстаном, а также Дальний Восток, потому что «это край, действительно, дальний, там немного людей живет, к сожалению, и задача защиты наших дальневосточных территорий от избыточной экспансии граждан приграничных государств сохраняется».

Приглашенный на заседание глава Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский несколько развил мысль премьер-министра, уточнив, что из тех 10 млн мигрантов, о которых говорил Медведев, 21% находятся в стране нелегально. Он напомнил о том, что его служба предлагает ужесточить миграционную политику: увеличить, например, с 5 до 10 лет запрет на въезд для нарушивших миграционное законодательство иностранцев, а для тех, кто все-таки въедет в страну, не имея на то права, введя пятилетний тюремный срок. «Эти законопроекты уже разработаны и 30 июля внесены в правительство», - сообщил он.

Выступление Медведева по миграционному вопросу касалось лишь миграции из-за рубежа – активно обсуждающийся сейчас с подачи краснодарского губернатора Александра Ткачева вопрос о миграции внутренней – из одного российского региона в другой – глава правительства не упомянул.

Если о «наплыве иммигрантов» политики разного уровня говорят постоянно, то до поры до времени вопросы внутренней миграции они не затрагивали. Одним из пионеров на минувшей неделе Ткачев заговорил о создании с 1 сентября в своем регионе казачьих отрядов для контроля над приезжающими – имел в виду он, очевидно, национальные республики Северного Кавказа. Ткачев даже предположил, что ситуация в регионе может начать развиваться по югославскому сценарию, правда, перепутал воевавших с албанцами в Косово сербов с хорватами. «У нас нет другого пути – мы будем выдавливать, наводить порядок, спрашивать документы, заниматься миграционной политикой (откуда прибыл, зачем и так далее). Чтобы те, кто пытается просто «на дурака» сюда приехать, застолбить, заниматься провокациями или неправомерным бизнесом, понимали, что на Кубань лучше не ехать», – сказал он. При этом он сослался на якобы печальный пример соседнего Ставрополья: «Сегодня я думал и размышлял, что мы еще успеем: между Кавказом и Кубанью есть фильтр — Ставрополье. Но теперь я вижу, что его нет. Следующие — мы с вами».

Впоследствии пресс-служба губернатора, да и сам Ткачев попытались умять скандал, фактически сославшись на неразличимость понятий «миграция» и «внутренняя миграция». Из разъяснений кубанской администрации следовало, что Ткачев говорил именно о «незаконной миграции», т.е. приезжих из-за рубежа. Но такое объяснение удовлетворило не всех.
Ткачеву в четверг ответил Валерий Зеренков, губернатор Ставропольского края, — сосед, очевидно, его разозлил.

«Я автомобилист, и я знаю, что такое фильтр. Это запасная часть. Мы никогда не были и не будем запчастью ни для кого. Я не советовал бы больше никакому губернатору высказываться, фильтр мы или не фильтр», - заявил ставропольский губернатор о своем регионе.

В отличие от Ткачева, избравшего для оглашения инициатив расширенную коллегию МВД по региону, Зеренков выступал перед казаками – он приехал на заседание Совета атаманов казачьих обществ, которым пообещал «открыть кадетские школы, возрождать православные часы (в средней школе – «Газета.Ru») и помогать казачеству».

Использовав риторику Ткачева о «выдавливании», Зеренков заявил: «Мы никого не будем выдавливать, мы будем работать со всеми. Приехал - хорошо, но не нарушай порядок, который устанавливался годами».

Губернатор заметил, что граждане России, которые едут в Ставрополье «с миром», будут чувствовать себя здесь спокойно и уверенно. «Это право закреплено Конституцией нашей страны. Но чего мы не потерпим никогда - так это нарушения закона. Любые посягательства на благополучие и покой людей, кем бы они ни были совершены, будут пресекаться самым жестким образом», - заявил губернатор. Но тут же он добавил, что к этому должны подключаться не только правоохранительные органы, но и казаки.

Политолог Александр Кынев в разговоре с «Газетой.Ru» отметил: «Разговор о внутренней миграции – это вопрос о ключевых конституционных правах граждан, потому что это вопрос равенства граждан перед законом. Свобода передвижения им гарантирована Конституцией. Все подобные разговоры могут привести к росту межэтнической напряженности, ведь провоцирование межэтнических чисток ничем хорошим окончиться не может. Создается ощущение, что мы возвращаемся к сталинской системе, когда для выезда нужно разрешение ФСБ».

Бывший пресс-секретарь президента Ингушетии Калой Ахильгов, говоря о ситуации в стране, заявил, что внутренние миграционные процессы по сути вообще нельзя называть миграционными, так как обычно переезд связан либо с учебой, либо с работой в рамках одной страны. По мнению Ахильгова, правоохранительные органы, осуществляющие деятельность на территории нашей страны вполне способны «пресекать противозаконную деятельность лиц как кавказской, так и любой другой национальности».