Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Чуров попал в сломанную вертикаль»

Голодающий экс-кандидат в мэры Астрахани Олег Шеин считает, что в регионе посыпалась вертикаль власти

Экс-кандидат в мэры Астрахани Олег Шеин на 25-й день голодовки признает проблемы с самочувствием, но грозит голодать 100 дней, если столько потребуется для отмены итогов выборов. По его словам, ответственность за кризис в Астрахани несет первый замглавы администрации Кремля Вячеслав Володин, а выход из него может указать премьер Владимир Путин.

— Вы вчера в своем блоге написали, что из-за голодовки у вас начались проблемы с сердцем. Как вы себя сейчас чувствуете?

— Я считаю, что мое состояние достаточно удовлетворительное. Конечно, 25-й день сказывается. Это не седьмой и не десятый. Никаких препаратов я не употребляю, потому что организм должен отрегулировать себя сам. В принципе, у меня это на данный момент получается. Те, кто имеет опыт длительных голодовок, предсказывали, что где-то на 20–25-й день голодовки наступает второй кризис. Ну вот он наступил. И я полагаю, что должен скоро закончиться.

Мы здесь изучили опыт тюремных голодовок: там были случаи, когда люди держались и больше ста дней. Поэтому настроение у нас боевое, лично я выходить из голодовки не собираюсь по таким медицинским показателям, потому что у нас здесь идет борьба за Родину.

— Когда вы говорите, что у вас начался «второй кризис», что вы подразумеваете? В чем это проявляется?

— Я поясню: вхождение в голодовку – это перестройка организма. Она влечет за собой всегда чувство утомления, чувство беспокойства, тревоги, кого-то тянет в сон. Лично у меня первые несколько дней была повышена температура, потом последующие две недели были достаточно ровными.

Начиная с субботы возникли проблемы с сердцебиением. По утрам был повышенный пульс – 110. И еще общее чувство дискомфорта на сердце и высокая утомляемость. Организм, видимо, перестраивается и ищет, каким образом ему сэкономить энергию. На моторике, например.

Мы очень внимательно следим за состоянием здоровья. У нас были случаи выхода из головки из-за резкого падения сахара в крови. Такого человека мы сразу выводим, потому что сахар меньше, чем отметка 2,0, – это состояние, близкое к коматозному. У нас вот так вывели из голодовки одного активиста — сейчас он, правда, вернулся.

Несколько человек прекратили голодовку с диагнозом «алиментарное истощение». Такой диагноз, я думаю, можно ставить всем, кто участвует, с первого дня. Но мы из-за одного только истощения выходить из голодовки не собираемся.

— Как вы поддерживаете свой организм? Вы пьете воду? Соки?

— Воду пьем, соки – нет: это уже не голодовка. У нас хорошая минеральная вода, есть уголь активированный для выведения шлаков из организма; для тех, у кого проблемы с сахаром, у нас есть глюкоза.

— Что говорят врачи о вашем состоянии и о следующих этапах перестройки организма из-за голодовки?

— Сегодня вечером будет медицинское обследование. Для объективного обследования мы приглашаем человека, профессионально разбирающегося в диетологии. Пока мы сами следим за движением сахара в крови, следим за изменениями пульса, давления и веса.

У нас потери веса от четырех до тринадцати килограммов. Здесь тоже интересно: вес на какой-то стадии стабилизируется на несколько дней, а потом начинает уходить вниз.

— Сейчас ваша главная цель добиться от ЦИК и Минкомсвязи видеозаписи с астраханских избирательных участков. Есть ли тут какие-то подвижки? Вы говорили, что председатель ЦИК Владимир Чуров перестал отвечать на ваши звонки. Вам удалось с ним связаться?

— Я сегодня с утра с ним разговаривал. Я знаю, что Чуров истребовал сейчас все видео с избирательных участков по Астрахани по заявлению Миронова. Я попросил Чурова максимально ускорить процесс получения видеозаписей, на что получил соответствующие заверения.

Согласно правилам, Минкомсвязи уже должен был все эти записи передать ЦИК. Когда это произойдет в жизни, я не знаю. В прошлый раз они достаточно долго тянули. Чуров сроков не называл: это не от него сейчас зависит, а от Минкомсвязи.

То, что Чуров перестал отвечать на мои звонки, – это не совсем так. В тот день я сделал ему пару звонков, потом я ему перезванивать перестал, потому что я Чурова хорошо понимаю: он попал в ситуацию, когда вертикаль сломалась. Никто четвертого марта скандалов не хотел. Была установка: выборы без скандалов. Я знаю, что Центризбирком несколько раз в очень жесткой форме – дело до мата доходило – требовал от астраханских комиссий, чтобы видео работало, — видео не выключали, считали бюллетени под видео и т. д.

Но та криминальная группировка, у которой окончательно снесло крышу и которые считают, что все заявления Путина лишь имитация, они сказали: «А нам без разницы. Как хотим, так и сделаем». На Чурова начала оказывать давление группировка, которая прикрывает астраханских мафиози в Москве. Лично я считаю, что это господин Володин (первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин. – «Газета.Ru»). Ни для кого не секрет его дружественные контакты с Боженовым, а в Астрахани у власти как раз находится давний заместитель Боженова (единоросс Михаил Столяров. – «Газета.Ru»).

Чуров оказывается в дурацком положении: когда на него оказывал воздействие Володин, Чуров был должен предоставить проверку ЦИК. После широкой поддержки медиа я считаю возможным нормальное адекватное принятие решение ЦИК, чтобы комиссия выразила четкое отношение по всем выборам в Астрахани. Если ЦИК мало 17 участков, по которым уже есть решение, я и мои товарищи готовы подождать. Естественно, продолжая голодовку.

— Председатель «Справедливой России» Сергей Миронов пообещал в среду во время правительственного часа в Думе задать Путину вопрос о ситуации в Астрахани. Может ли вмешательство премьера решить проблему?

— Я считаю, что это поможет, потому что сегодня на Центризбирком оказывается серьезное давление, это очевидно. Если группа Володина оказывает на ЦИК определенное влияние, то контрвлияние может оказать только человек, который политически сильнее Володина.

— С вами как-нибудь пытались связаться представители администрации? Предлагали, может, как-нибудь договориться?

— Меня уже давно никто не пытается «купить»: все знают, что это бесполезно. Они сначала считали, что все затихнет, а, как видите, не затихает. И я думаю, что затихать не будет. Схема-то им понятна. Как только мы получаем все госвидео, мы его выкладываем на YouTube. По 17 участкам, с которых мы уже опубликовали видео, теперь никто не посмеет сказать, что там не было нарушений. Мы и остальные все покажем. Тогда Центризбиркому уже придется давать заключение по всем участкам.

Я считаю, что вероятность такого исхода достаточно высокая, потому что вертикаль сломалась. Теперь у центра такая дилемма: либо сказать местным сатрапам «делайте что хотите», второй вариант — это «секир-башка».

— Если ваш позитивный сценарий все-таки не сбудется, допускаете ли вы окончание голодовки? Когда это произойдет?

— Я не рассматриваю такой вариант. Мы дождемся этого «кино», подадим в суд. Подача в суд не будет означать выхода из голодовки. Хочу отметить: мы тут просветились в области продолжительности голодовок. Я из голодовки выходить не собираюсь. Тех, кто плохо себя чувствует, мы будем из голодовки выводить, но у нас тут большая скамейка запасных. Голодать будем до победы.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть