Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Можно подозревать

Василий Якеменко проиграл суд журналисту Олегу Кашину

Глава «Росмолодежи» Василий Якеменко не смог привлечь к ответственности журналиста газеты «Коммерсантъ» Олега Кашина. Суд разрешил Кашину подозревать Якеменко в причастности к нападению на себя минувшей осенью, напомнив чиновнику о его праве на ответ. Кашин обещает такого права ему не давать. Якеменко намерен судиться дальше.

Хамовнический суд Москвы во вторник отказал главе Росмолодежи Василию Якеменко в удовлетворении иска о защите чести и достоинства к специальному корреспонденту газеты «Коммерсантъ» Олегу Кашину, политологу Александру Морозову и газете «Новые известия».

Поясняя свое решение, мотивировочную часть которого обещано изготовить 28 июня, судья Игорь Кананович сказал, что стороне истца не удалось доказать, что в высказывании Кашина о версиях нападения на него минувшей осенью «имело место утверждение факта».«Хамовнический суд не установил распространение сведений, которые могут быть опровергнуты», --

сказал судья. В то же время председательствующий напомнил отсутствовавшему в зале истцу о том, что по закону у него есть право на ответ.

Якеменко требовал по 500 тыс. рублей с каждого ответчика — в сумме 1,5 млн. Поводом для иска стало высказывание Кашина в переписке с Морозовым в «Живом журнале», позже процитированное «Новыми известиями». Кашин, жестоко избитый неизвестными в ноябре прошлого года, говоря о версиях нападения на себя, признался, что сам подозревает в причастности к происшедшему бывшего лидера движения «Наши» Якеменко. «На самом деле я и сам не сомневаюсь в «якеменковской» версии, и других версий у меня нет». Морозов был привлечен к суду как «первоисточник» версии, о которой велся разговор: в своем блоге он рассказал о разговоре с осведомленным журналистом, сообщившим, что причиной отсутствия новостей о ходе расследования дела о покушении на Кашина стало установлении причастности к нему «парней» из «кремлевских молодежек», связанных с Якеменко.

В ходе процесса, продлившегося всего два дня, представитель истца Сергей Жорин настаивал на том, что в словах Кашина и Морозова содержались утверждения, ответчики, напротив, доказывали, что высказали свое мнение. Кашин пояснил, что версия о причастности к нападению на него активистов прокремлевских молодежных организаций возникла из-за сложившейся репутации этих движений. СМИ регулярно сообщали об агрессивных действиях их активистов, и созданный в результате информационный фон, «без сомнения, способствует появлению подобных версий», отметил журналист. «Полагаю, что нападение на меня является акцией «прямого действия», очевидно нарушающей закон», — заявил ответчик.

Судья Кананович отказал защите в вызове свидетелей, среди которых был еще один оппонент Якеменко, галерист Марат Гельман.

Журналистам Гельман рассказал, что в 2006 году он сам был избит после беседы с братьями Якеменко, не сумевшими убедить его отказать в предоставлении помещения галереи оппозиционному политику и писателю Эдуарду Лимонову. На Гельмана, который первым высказал «якеменковскую версию» нападения на Кашина, глава Росмолодежи также подал в суд, процесс в настоящее время идет в Савеловском суде Москвы.

В то же время председательствующий согласился приобщить к делу результаты лингвистического исследования, выполненной по заказу стороны защиты специалистами Нижегородского госуниверситета. Сторона истца не возражала, так как в нем установлено, что в высказываниях ответчика содержались утверждения, сказал «Газете.Ru» Жорин. Тем не менее Кананович, оглашая выводы экспертов сообщил, что утверждениями признаны только слова о встречах Морозова с журналистами, а все остальное и, соответственно, высказывание Кашина о «якеменковской версии» расценены как оценочные суждения.

Кашину пришлось доказывать в суде, что он действительно подвергся нападению: суд направил соответствующий запрос в Следственный комитет, а затем обозрел сайт ведомства, где сообщалось, что по факту избиения Кашина возбуждено уголовное дело.

В ходе прений адвокат Якеменко пояснил, что считает высказывание Кашина «скрытым утверждением», поскольку слово «версия» имеет значение «предположения», подразумевая сомнение говорящего. «Не сомневаюсь» — это маркер, дезавуирующий слово «версия». Я сомневаюсь в том, что Кашин случайно употребил такую тавтологию, сказав, что не сомневается в своих сомнениях. Это утверждение, скрытая форма утверждения», — заявил Жорин. Обоснованности своих подозрений в адрес Якеменко Кашин в суде не доказал, отметил он.

При этом адвокат обвинил журналиста в том, что, высказывая подозрения в адрес Якеменко, он следовал некоему плану, метя даже не в самого главу Росмолодежи, а в «других людей, которых вы знаете». Морозова Жорин обвинил в публикации непроверенных сведений, породивших «волну негатива и клеветы в отношении моего доверителя».

Убеждая суд в целенаправленности высказываний Кашина и Морозова, Жорин назвал журналистов «художниками, композиторами слова».

Морозов указал, что говорить о непричастности к нападению на Кашина представителей организаций, связанных с Якеменко, еще рано, так как следствие по этому делу не завершено. Защитник Морозова, представитель правозащитной ассоциации «АГОРА» Дамир Гайнутдинов напомнил об обязанности госслужащих быть более терпимыми к критике, чем рядовые граждане, об этом неоднократно в своих решениях говорил Европейский суд по правам человека.

Адвокат Кашина, также представляющий ассоциацию «АГОРА» Рамиль Ахметгалиев напомнил, что по делу о покушении Кашину присвоен статус потерпевшего, что дает ему право выдвигать версии происшедшего, не заботясь, сможет или не сможет следствие их доказать.

По окончании процесса Кашин, Морозов и их адвокаты сказали журналистам, что удовлетворены решением суда, отказавшим Якеменко как в денежной компенсации морального вреда, так и в опровержении их высказываний. Ахметгалиев сказал «Газете.Ru», что надеется на скорое вступление решения суда в законную силу, и отметил демократическую, по его мнению, тенденцию последнего времени в отношении судов к свободе слова. Адвокат, в частности, напомнил о проигрыше в суде главы Чечни Рамзана Кадырова главе правозащитного центра «Мемориал» Олегу Орлову по иску о клевете, инициативу президента Дмитрия Медведева о выведении из-под уголовной ответственности статей «оскорбление» и «клевета», провал законодательной инициативы ряда депутатов Госдумы об ограничении свободы слова в интернете и ужесточении цензуры в интернете.

«Решение Хамовнического суда дало, по сути, ответ на два основных для работников прессы вопроса – касательно безопасности журналистов и их права на свободу слова. По сути, судья подтвердил, что журналист Кашин имеет право высказывать личное мнение и суждение, а чиновник Якеменко не вправе запретить ему это делать», —

считает Ахметгалиев.

Кашин дал понять, что поверит в прецедентность своего выигрыша у Якеменко, если тот проиграет еще и по своему иску к Гельману. Права на ответ Якеменко журналист давать не намерен:

«После всего, что между нами было, я считаю, что могу посылать его, даже если он будет просить о помощи», —

заявил он «Газете.Ru».

Жорин признался «Газете.Ru», что испытал «некоторое разочарование» из-за исхода процесса, хотя манера его ведения Канановичем ему очень понравилась. Из-за разочарования адвокат покинул суд, не дав комментариев журналистам. Кашину и Морозову удалось доказать суду, что их высказывания были выражением их мнения, а не утверждениями о фактах, сделал Жорин вывод из резолютивной части решения судьи Канановича.

«Видимо, тут сыграл роль их журналистский профессионализм: они сумели все завуалировать», —

полагает собеседник «Газеты.Ru». Информации о намерении его доверителя обжаловать решение суда у Жорина, по его словам, пока нет.

Пресс-служба Росмолодежи распространила заявление, в котором сообщается, что Якеменко недоволен решением суда по иску к Кашину. «Судебное решение не устраивает нашу сторону, поэтому оно, естественно, будет обжаловано. Мы будем требовать отмены этого решения и повторного рассмотрения иска», — говорится в заявлении. Якеменко может обжаловать решение в суде высшей инстанции в 10-дневный срок с момента изготовления мотивировочной части решения.