Похороны и мимоза: самые яркие моменты Недели высокой моды

Чем закончилась неделя высокой моды в Париже

В Париже завершилась Неделя моды haute couture. За это время кутюрье успели похоронить 50-летнюю карьеру одного культового модельера, похвастаться швейным мастерством и подкупить аудиторию из Китая. Как это было — в материале «Газеты.Ru».

Valentino

Показы премиальных коллекций и без того не дешевого Valentino всегда немного мотивируют — кажется, что если постоянно работать на протяжении многих лет или сгенерировать гениальную идею для прибыльного стартапа, когда-нибудь удастся купить хотя бы одно платье. Креативный директор дома Пьерпаоло Пиччоли действительно знает, как создавать вещи, которые будет хотеться увидеть в своем гардеробе большинству женщин планеты вне зависимости от возраста, воспитания и особенно финансового положения.

При взгляде на модели из новой коллекции весна-лето 2020 — платья с перьями, объемными рукавами, бантами и разнообразными отсылками к цветочной тематике, — вспоминается эпоха, когда никто бы даже не подумал о том, чтобы прийти на модный показ в кроссовках. В остальное время дом Valentino старается быть ближе к народу, выпуская рубашки с принтами вроде надписи «bad lover» на последнем показе в рамках мужской недели моды, — но 22 января на шоу в Hôtel Salomon de Rothschild Пиччоли решил держать марку.

Перед стартом показа Пьерпаоло высказал благодарность своим мастерам, что, скорее всего, станет традицией дизайнера. В прошлом году он вывел на подиум всех швей, вручную создававших кутюрную коллекцию осень-зима 2019, и многим это решение запомнилось куда больше, чем сама коллекция.

В этом году на показе прошла Ирина Шейк в платье и накидке с китайскими мотивами. На ее черное платье миди с абстрактными цветочными рисунками и белую накидку в пол с алыми рыбами нужно недолго смотреть, прежде чем осознать, что иногда наряды, рассчитанные на определенную аудиторию, могут запасть в душу не только патриотичным и платежеспособным жителям Китая. Но предмет гардероба в любом случае успел к празднику — в 2020 году китайский Новый год встречают 25 января.

Givenchy

Кутюр от британки Клэр Уайт Келлер в этот раз получил название «Письмо любви», и хотя сет-дизайн с сидящими на «ветках» в центре подиума скрипачами немного смущал в начале показа, любовная тематика быстро перевесила первое впечатление зрителей. Как оказалось, в основу творческой задумки действительно легла любовная переписка — между английскими писательницами Вирджинией Вульф и Витой Сэквилл-Уэст. Помимо писательской деятельности последняя увлекалась садоводством и совместно со своим супругом осуществила ландшафтный проект знаменитого сада у замка Сиссингхерст в Кенте.

Уайт Келлер не была бы собой, если бы не постаралась «залить» в ДНК исконно французского бренда британской, в данном случае даже несколько огородной, романтики.

Оригинально выглядело платье, в котором были переработаны ветви мимозы — на подиуме была заметна уникальная по кропотливости работа мастеров, пришивавших бусины различных оттенков желтого на белый задрапированный объемный фон платья. Из череды отдельных моделей выделялись и белые платья с многочисленными слоями узоров, которые при ближайшем рассмотрении оказывались тонкими тканевыми растениями.

Она даже отдала дань традиции, которую уже очень редко соблюдают дизайнеры, и от этого она становится только более ценной.

Как правило, свадебным платьем закрывали показы при жизни и главенстве Карла Лагерфельда над домом Chanel, поэтому вдвойне приятно видеть, что дело продолжает жить — по крайней мере, в доме Givenchy. На роль условной «невесты» пригласили Кайю Гербер.

Jean Paul Gautier

Неделя высокой моды завершилась последним показом haute couture в карьере Жана-Поля Готье. На выходных дизайнер, на делавший мир моды куда веселее, чем он был до него и будет после, заявил, что он работает над новым проектом, а это шоу ознаменует его 50-летие в индустрии.

Вчера вечером парижский Théâtre du Châtelet заполонили многочисленные поклонники марки и Жана-Поля Готье лично, получившие пригласительные на показ в виде билета в театр.

Учитывая, что изначально кутюрье видел свое будущее в качестве костюмера в кабаре, окончание этого пути в одном из самых красивых театров Франции выглядит очень символично.

С первой минуты большого театрализованного шоу с хореографией, на которую в индустрии больше не решается, зрителям вспомнилось прозвище «Ужасный ребенок». Несколько моделей вынесли на подиум черный гроб, декорированный конусами — с ними модельер ассоциируется у тех, кто помнит стиль певицы Мадонны в 90-х (бра с конусообразными чашками вначале стали кошмаром мировых модных критиков, а затем востребованным трендом).

Большая часть вещей, продемонстрированная в шоу, была позаимствована из архивных коллекций модного дома, хотя многие задумки были переосмыслены для формата haute couture. Если изначально дизайнер перекраивал джинсы и детали из камуфляжа, чтобы сэкономить деньги, теперь его ресурсы позволяют начинать каждый сезон с чистого листа. К счастью для тренда на «sustainability», Готье не ищет легких путей, и вдохновляется уже собственным прошлым.

Запоминающимся моментом стал ностальгичный проход — больше похожий на выступление — супермодели Коко Роша. Канадская модель станцевала ирландский танец, с которым она выступала на показе марки в сезон осень-зима 2007. Тогда оригинальное решение и исполнительность мгновенно перенесли карьеру девушки на новый уровень, сегодня это — приятное напоминание о былом.

Пожалуй, самой показательной частью шоу было даже не происходящее на подиуме, а присутствие на показе дизайнеров, многие из которых в разное время были стажерами или учениками Готье. Вместе со многими знаменитостями сидели Николя Гескьер (креативный директор Louis Vuitton), Кристиан Лакруа, Дрис Ван Нотен, Мартин Маржела (основатель Maison Margiela) и другие. После этого говорить, что в мире моды нет друзей, а конкуренты стараются исключительно портить друг другу жизнь, больше не хочется. Даже если все вышеперечисленные и пришли на похороны кутюрье.