Жена вместо титула

Арина Холина о том, что случилось с женами и любовницами первой волны



Кадр из фильма «12 стульев»

Кадр из фильма «12 стульев»

Мосфильм
«Существует реальный мир, в котором секс за деньги считается проституцией, а сумка — всего лишь аксессуар» — история о том, чем трофейные жены отличаются от любовниц первой волны.

Не так уж давно самой популярной медиаперсоной был Петр Листерман. В мужской номинации. В женской — Ульяна Цейтлина.

Для тех, кто живет в счастливом неведении, или для тех, кто был так мудр, что позабыл, надо пояснить, что Листерман знаменит как «продавец мохнатого золота» — то есть подгонял телочек олигархам. Цейтлина, кроме того что она бывшая лучшая подруга Ксении Собчак и ролевая модель популярной в нулевые светской хроникерши Божены Рынски, как раз подруга олигархов.

Листерман и Цейтлина были везде — в прессе, на телевидении — их обсуждали, ими восторгались, хотели быть, как они. «Замужзамиллионера» было главной темой тех лет — о женщинах и женах миллиардеров/миллионеров снимали фильмы, сериалы, о них писали книги.

Кто теперь помнит Оксану Робски, которая пару лет была популярной не меньше Гарри Поттера? Робски распахнула заднюю дверь для тех, кто хотел поглядеть на то, как живут на Рублевке, — и было паломничество, ничуть не меньшее, чем те толпы, которые ездили смотреть на опустевший особняк Януковича.

В то время сформировалось довольно странное светское общество: жены, содержанки, золотоискательницы и проститутки толпами ходили перед новейшими русскими богачами, которые ощущали себя покупателями на рынке рабов.

Все эти женщины, охотившиеся за мужчинами, вызывали больше интереса, чем сами богачи. Они были так диковато наивны в своем безудержном стремлении дать за много денег немного секса. Они искренне считали, что счастье — в статусной сумке. У кого сумка — тот победил. А без сумки тебе капец.

Сейчас все те же действующие лица (Рынска, Собчак) вдруг пишут о том, что идти замуж за миллионера больше не модно. И что в тренде — умные взрослые женщин, с которыми можно поговорить.

Только хочется понять, у кого такие тренды. И где их устанавливают. Есть ли, как в модной индустрии, тренд-агентства, где для модных домов готовят трендбуки — с веяниями на будущий сезон?

Открываешь, а там эскизы — женщина сорока лет, с высшим образованием, брюнетка, маленькая грудь, доход не ниже пятидесяти тысяч евро в год. Ну и думаешь: а мне такую же, только бедра чтобы побольше и чтобы волосы завивались.

Тогда, в нулевые, в России появился новый класс людей — миллионеры. Ведь еще в 90-е этих героев капитализма было совсем мало — ну, Березовский, Ходорковский, Потанин... да на пальцах руки можно было пересчитать. О них ходили всякие слухи, об их утехах, но персонажей было так мало, что не о чем было толком говорить.

А в нулевые миллионеров развелось как тараканов. И они создали еще один слой — топ-менеджеров, которые тоже зарабатывали баснословные деньги, хоть, возможно, и не числились в списках «Форбс».

Появилось очень много богатых мужчин. И женщин, которые увидели в этом свой шанс.

Это, конечно, увлекательные исторические зарисовки — вроде рассказов Джека Лондона о «золотой лихорадке» на Клондайке. Но все эти сдвиги ничего не меняют в мировом устройстве — все равно были и будут четкие установки на тему того, что такое хорошо, а что такое плохо.

Параллельно всему этому торжеству нефтяных прибылей существовал и существует реальный мир, в котором есть нормальные человеческие ценности. В котором женщины влюбляются в своих мужчин, в котором секс за деньги считается проституцией, в котором сумка — всего лишь аксессуар, а не символ и не статус, и в котором для людей слово «семья» не означает «безлимитная кредитка».

Нувориши всегда и везде одинаковые. Сначала они все, что видят, пытаются купить за деньги, потом отправляют детей в Оксфорд — и понимают, что деньги не решают ничего.

Можно купить деткам хоть двадцать пять «Бентли» — но их все равно не пригласят в закрытый клуб. А даже если и пригласят, то общаться будут сквозь зубы и только на общих мероприятиях. И нувориши осознают, что их держат за лохов. Жены держат, любовницы держат, университеты держат, торговцы недвижимостью, портные и даже обычные граждане, которые читают о них в прессе.

И вот тогда нувориш оглядывается по сторонам и думает: а как бы купить себе немного уважения? И знаете, что он делает? Он сходится с правильной женщиной. Такой, у которой есть связи, есть достижения, есть общественное положение. Это может быть режиссер, или журналистка, или балерина. Или просто девушка «из хорошей семьи».

Девушка с родословной, с телефоном Кончаловского на быстром наборе, с пониманием, куда ходят люди, чтобы их уважали. Это уже не подруга — это титул. В России нету званий, зато есть очень талантливые, известные женщины.

И если любовницы первой волны, все эти переделанные под Барби блондинки с порносиськами, были трофеем, то подруги второй волны — это награды.

Вот где был бы Роман Абрамович без Даши Жуковой? Разве с ним бы дружил Леонардо ДиКаприо? Да он мог хоть все английские футбольные клубы купить — его бы дальше прихожей не пустили. Это объективно.

Тот же Борис Березовский — это всего лишь темная русская лошадка, мрачный и подозрительный тип для британского общества, его никогда не принимали всерьез. А Даша — она даже не открыла двери, перед ней их вежливо распахнули.

Еще недавно все обсуждали развод миллиардера Даниила Хачатурова с Ульяной Сергеенко, трофейной женой (хоть и не Барби). Сейчас владелец «Росстраха» встречается с Анной Меликян, известным режиссером. Ульяна прославилась благодаря деньгам мужа. Анна принесла свою славу в семью.

С подругами-титулами мужчинам, конечно, приходится менять привычки. Раньше угождали им, а теперь они угождают. Потому что отношения складываются уже по другим принципам — эти женщины не рыщут в поисках денег, они лишь принимают тот факт, что муж еще и богат. Но в базе — любовь, чувства. И человеческие отношения, а не товарно-денежные.

А ведь все, что помнит большинство миллионеров о человеческих отношениях, — это скандалы с «базовой», то есть самой первой женой, крики, вопли, истерики и слезы. То, что между людьми есть доверие, есть искренность и что женщина с мужчиной может быть ради самих отношений, а не ради всяких бонусов и ништяков, — к этому им тоже надо привыкнуть. Это разрыв шаблона.

Так и происходит эволюция. В нуворишах пробуждаются люди.

Формируется новое общество — более гуманное во всех проявлениях. С более интересными и подлинными ценностями, чем недвижимое имущество, золото/бриллианты, офшорные счета. С адекватными понятиями о том, «что такое хорошо и что такое плохо».

И забавно, что вся эта история — она про женщин. Несмотря на то что мужчины зарабатывали свои миллионы, это женщины устанавливали правила. Женщины формировали общественное мнение, женщины делали мужчину нелепым или достойным. Звучит как-то старомодно, но историю не обманешь — факты есть факты.