Устали от обещаний

Инвесторы больше не верят благим обещаниям российских властей, признали участники форума «Россия-2012»

Ольга Танас 02.02.2012, 13:11
Алексей Кудрин на инвестиционном форуме «Россия-2012» РИА «Новости»
Алексей Кудрин на инвестиционном форуме «Россия-2012»

Масштабная приватизация, реформа институтов власти, прежде всего судов, конкурентная политическая система и помилование Ходорковского — именно таких шагов ждут инвесторы от российских властей, показал форум «Россия-2012». Пожелания давние, обещания их выполнить тоже — пора переходить к делам.

Первая сессия работы форума «Россия-2012», организованного Сбербанком и «Тройкой Диалог», стала продолжением дискуссии, начатой на прошлой неделе на Всемирном экономическом форуме в Давосе. («Газета.Ru» ведет твит-репортаж с форума.)

В Швейцарии представители власти и бизнеса признали, что перед Россией стоят три главных вызова. «Во-первых, коррупция. Во-вторых, проблема активного вмешательства государства в экономику и высокий уровень монополизации. В-третьих, политическая система устарела, нет систем сдержек и противовесов, нет необходимых институтов четырех ветвей власти», — вновь перечислил председатель совета директоров «Тройки Диалог» Рубен Варданян, открывая в четверг сессию «Россия-2018: ключевые развилки и вызовы, которые определят будущее страны».

Ничего нового или неожиданного в этих вызовах нет давно — инвесторы напоминают о них на протяжении уже более 10 лет, власть проблемы не отрицает, обещая приложить усилия для их устранения.

«Вопрос в том, какие конкретные действия должны быть приняты. Но у нас нет понимания ни по тому, что было сделано в последние годы для решения проблем, ни по плану реализации», — признался профессор Российской экономической школы Сергей Гуриев.

Продолжающийся вывод капитала из страны доказывает, что инвесторам одних обещаний больше недостаточно. «Чистый отток капитала составил почти 5% (ВВП), наверное, потому что инвесторы перестали верить в волю российского государства бороться с коррупцией», — подчеркнул Гуриев. По словам эксперта, инвесторам хотелось бы услышать о помиловании Ходорковского (тема, также обсуждавшаяся на Давосском форуме) или увольнении чиновников, замешанных в деле Магнитского. Большей прозрачности и транспарентности будет способствовать вступление России в ВТО, выразил осторожную надежду исполнительный вице-президент IFC (Международной финансовой корпорации) Тунелл Ларс.

Еще одним индикатором того, что процесс сдвигается с мертвой точки, может стать масштабная приватизация. Пока она происходит лишь на словах.

Так, приватизация миноритарного пакета акций государственного ВТБ произошла после увеличения присутствия государства в банке в 2009 году, сделка по слиянию Сбербанка и «Тройки Диалог» — еще один пример расширения государственного присутствия в экономике, сказал Гуриев.

Перед тем как передать слово бывшему вице-премьеру и министру финансов Алексею Кудрину, Варданян вспомнил анекдот о Михаиле Горбачеве, который вызвал к себе Николая Рыжкова и поручил ему разработать план перестройки. Спустя какое-то время Рыжков вернулся и сказал, что есть два плана — реалистичный и фантастический. По реалистичному СССР устанавливает лазер на Спасской башне, посылает на Марс сигнал, вызывает инопланетян, которые прилетают и спасают страну. «Какой же тогда фантастический сценарий?» — удивился Горбачев. «Мы спасаем себя сами», — ответил Рыжков.

Главный вызов, по мнению Кудрина, — это либерализация политической системы, начатая в декабре прошлого года после митингов против нарушений парламентских выборов на Болотной площади и проспекте Сахарова.

«Протестные выступления показывают, что в обществе растет зрелость, политическая конкурентность. Это, скорее, хороший знак времени. Нам нужно привыкнуть к оппонированию, прежде всего оппонированию власти, к обсуждению любых вариантов», — подчеркнул Кудрин. По словам бывшего вице-премьера, повышение эффективности работы органов управления гораздо важнее приватизации.

Даже если государство продаст свои доли в компании, то остается среда, в которой осуществляется давление властей на бизнес, учитывая надзорные и регулирующие функции государства.

Пример тому — помощь туристам (в начале недели премьер-министр Владимир Путин попросил ВТБ предоставить туроператору «Ланта-тур вояж» кредит в $7 млн, чтобы более чем 2000 туристов могли завершить свой отдых за рубежом). В России работает система ручного управления, когда необходимо вмешательство президента или премьера, чтобы произошли изменения, подчеркнул Варданян, добавив, что

механизм, по которому государство вмешивается в бизнес, создает у инвесторов «ощущение непрозрачности, непонятности, недовольства».

Кудрин предложил план того, «как мы будем себя сами спасать». Во-первых, необходимо стратегическое планирование и приоритеты, которых власть должна придерживаться, а также последующий контроль выполнения. Во-вторых, надо упорядочить участие государства в экономике через различные субсидии и льготы, поскольку сегодня последние выделяются «любимцам». «Мы утеряли границу, где должно работать государство, а где бизнес», — подчеркнул Кудрин, добавив, что даже новые отрасли создаются за счет госденег. В-третьих, квалификация чиновников и контроль за ними. В-четвертых, возвращение к правилам использования нефтегазовых ресурсов в экономике. «Когда нас начинает заливать канал нефти и газа, ЦБ поднимает ставку рефинансирования, перекрывая другие каналы работы. Нефть и газ перестроили нашу институциональную структуру, финансирование экономики», — пояснил Кудрин.

Затронули участники дискуссии и судебную систему. «У нас в стране не вполне объективно судят по хозяйственным спорам. Когда президентом стал Медведев, я ожидал наведения порядка в судебной системе, но, к сожалению, не смогли переломить ситуацию за четыре года», — признал Кудрин. Необходимо создать прецедент по каким-то громким делам, например, по второму делу Ходорковского, посоветовал Гуриев. Но

до тех пор, пока не будет строгого распределения ответственности органов власти, строгого взыскания за нарушения и строгой судебной системы, в России будет происходить то, что отталкивает иностранных инвесторов.

По словам Варданяна, на его вопрос, почему бизнес предпочитает инвестировать не в Россию, а в Китай, хотя там ограничений больше, он часто слышит один и тот же ответ: «В России непредсказуемость намного выше: можно раз десять проехать на красный цвет, и ничего не будет, а проедешь на зеленый — и у тебя отберут машину, а сам окажешься в больнице».