Пенсионный советник

«Возникает соблазн свернуть курочке шею»

МЭР подготовило решение о снижении страховых взносов

Ольга Танас 18.04.2011, 18:52
Thinkstock/Fotobank.ru

Решение о снижении страховых взносов будет принято к концу недели, обещают в Минэкономразвития. Но бизнес опасается, что нагрузка не снизится, а перераспределится. Финальный механизм налогообложения будет зависеть от способа компенсации выпадающих доходов бюджета.

«Обсуждение снижения ставки страховых взносов находится в завершающей стадии. Мы проведем еще несколько совещаний. К концу недели может быть принято решение, которое мы озвучим на следующей неделе», — заявил директор департамента инвестиционной политики и развития частно-государственного партнерства Минэкономразвития Сергей Беляков в кулуарах конференции «Оптимизация нагрузки на бизнес: налоги, платежи и административные барьеры», проходящей в рамках Недели российского бизнеса.

Сейчас бизнес платит в Пенсионный фонд, Фонд социального страхования и Фонд обязательного медицинского страхования 34% с годовых зарплат до 463 тысяч рублей; с сумм, превышающих эту величину, взносы не берутся.

«Часть нагрузки перестала быть налоговой и стала социальной, ведь единый социальный налог заменили страховыми взносами», — заявил глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин.

В конце марта президент Дмитрий Медведев поручил правительству снизить ставку страховых взносов: «…По-хорошему максимальная ставка должна быть установлена где-то в пределах, близких к прежним». До 2011 года бизнес платил 26% страховых взносов.

В Минфине рассматривают вариант снижения ставки до 28% за счет увеличения размера облагаемых доходов до 1,5–2 млн рублей. Параллельно в Минэкономразвития и Минфине обсуждается вариант резкого повышения акцизов на алкоголь и табак, но против такого шага высказался премьер-министр Владимир Путин. По его словам, это обернется резким повышением цен на эту продукцию и приведет к росту потребления суррогата. «При корректировке ранее принятых решений – а действительно, нагрузка на бизнес серьезная, мы видим это и по статистическим данным – тем не менее, если будут приняты такие решения, то они будут сопровождаться безусловным исполнением государством всех своих социальных обязательств», — заявил Путин в понедельник, 18 апреля.

«И Медведев, и Путин правы, но вот как выполнить поручение – это проблема. Какая у нас задача — чтобы бюджет не потерял или решить проблему бизнеса? Это разные задачи. При этом у бюджета уже есть серьезные допдоходы, которые не планировались», — возмущался заместитель председателя комитета по бюджету и налогам Госдумы Андрей Макаров.

По словам депутата, предложения Минфина «очень опасны» и означают не снижение нагрузки, а перераспределение: «Мы продолжим загонять крупные зарплаты в конверты, дестимулируем предпринимателя увеличивать зарплаты».

Бизнес предлагал другие источники покрытия бюджетных расходов. Крупный бизнес настаивал на более агрессивной приватизации. «Но вначале нужно четко определиться, какова оптимальная доля участи государства в экономике как предпринимателя, а уже потом можно составлять график приватизации и смотреть на состояние рынка», — сказал Шохин.

Средний и малый бизнес предлагали властям «налоговый маневр» — перенести нагрузку с налогообложения зарплаты, высокотехнологичного оборудования, добавленной стоимости и прибыли на налогообложение месторождений полезных ископаемых, дорогой земли и недвижимости, предметов роскоши, табака и крепкого алкоголя.

Вариантом компенсации могут быть налоговые льготы. «В России есть и налоговое стимулирование в связи с проведением НИОКР, и налоговые каникулы, и стимулы для венчурного капитала. Если покопаться в законах, то все эти инструменты присутствуют, но не всегда используются», — говорит партнер PricewaterhouseCoopers Наталья Мильчакова.

«Даже те территории, для которых предусмотрен налоговый рай, таковыми пока не являются», — согласился директор по правовым вопросам фонда «Сколково» Игорь Дроздов. По его словам, для большинства компаний, которые пришли в «Сколково», ставка по взносам в ПФР 14%, но сформулированный в законе механизм не позволяет им воспользоваться этим.

«Иногда возникает ощущение, что льготы прописываются таким образом, чтобы нельзя было идентифицировать их получателя», — признает Шохин.

Налоговая нагрузка на бизнес в России – одна из самых либеральных, а налоговых проверок меньше, чем в среднем по странам Организации экономического сотрудничества и развития, возразил замглавы Федеральной налоговой службы (ФНС) Кирилл Янков. В 2010 году совокупная налоговая нагрузка составила 32,4%, а без учета нефтегазового обложения – 25,1%. В Германии – 37%, во Франции – 41,9%, в Швеции – 46,4%. В прошлом году было проведено 8,5 проверки на 1000 налогоплательщиков, или менее 1%, тогда как в США этот показатель составляет 2%, в Италии около 3%, в Швеции около 5%.

«За последние 15 лет была проведена налоговая реформа: количество налогов снизилось до 12 вместо 50, действовавших в 1990-е годы. Изменения были направлены на защиту прав и интересов налогоплательщика. Был отменен налог с продаж, налог на прибыль был снижен с 35% до 20%, НДС с 20% до 18%», — перечислял Янков.

Налоговые льготы стоили бюджету в 2010 году около 1 трлн рублей выпадающих доходов: так, из-за льготного налогообложения по НДПИ в бюджет недопоступило 100 млрд рублей, по налогу на прибыль 250 млрд рублей, по НДС 270 млрд рублей, добавил замглавы ФНС. По словам Янкова, «функция налоговой системы становится все более стимулирующей».

Но бизнес не согласен. «Несмотря на все льготы, связанные с модернизацией и инновацией, мы не можем убедительно доказать, что стимулирующая составляющая растет, сохраняется все та же фискальная парадигма», — возразил Шохин. «В кризис был крен в сторону фискальной составляющей, сейчас надо выворачивать. Но мы объясняем все плохим здравоохранением, низкой пенсией. Бизнес – это курочка, несущая золотые яйца. У нас же сейчас возникает соблазн свернуть курочке шею, потому что захотелось бульончика», — заключил Макаров.