Слушать новости
Слушать новости

Пресс-риск от Goldman Sachs

Негативные отзывы СМИ представляют угрозу для финкомпаний, отмечается в годовой отчетности Goldman Sachs

Негативные отзывы СМИ стали новым видом риска для финкомпаний, отмечается в годовой отчетности Goldman Sachs. Инвестбанк пытается оправдаться, ведь на него возлагают вину за возникновение «пузырей» и создание условий для мирового финансового и экономического кризиса, полагают эксперты.

Негативные отзывы в прессе и пристальное внимание со стороны СМИ представляют риск для ведения банковского бизнеса наряду с негативной макроэкономической ситуацией, финансовыми показателями и стихийными бедствиями, считают аналитики Goldman Sachs Group Inc. «Неблагоприятное освещение нашей деятельности может иметь негативные последствия для репутации, морального состояния и производительности наших сотрудников, что может отрицательно сказаться на бизнесе и результатах работы», — приводит The Wall Street Journal годовой отчет Goldman Sachs.

Инвестбанк упоминается во множестве «темных историй». Сейчас ФРС расследует причастность «акул» с Уолл-стрит к финансовым проблемам Греции. Среди основных виновников называют Goldman Sachs, операции с которым позволяли властям страны скрыть истинные размеры бюджетной «дыры». Название банка фигурировало и летом прошлого года, когда американская комиссия по торговле товарными фьючерсами проводила слушания: администрация Обамы полагает, что спекуляции банков виноваты в скачках нефтяных цен выше $150 за баррель и котировок золота выше $1000 за унцию. В результате в июне прошлого года в статье, размещенной в Rolling Stone, журналисты

сравнили Goldman Sachs с «гигантским спрутом-вампиром, вцепившимся в лицо человечества»,

после чего цитата была широко растиражирована американскими изданиями. Столь же широко стали известны слова гендиректора Goldman Ллойда Бланфейна о том, что деятельность финкомпании — «Божье дело».

Банк был одним из ключевых операторов рынка деривативов, зарабатывая колоссальные доходы от секьюритизации высокорисковых ипотечных облигаций и одновременно — против всего рынка — занимая «короткую позицию» по этим инструментам. Таким образом, банку удалось не только «выйти сухим из воды» в результате обвала рынка ипотеки, но еще и дополнительно заработать на этом обвале. По итогам прошлого года чистая прибыль Goldman Sachs составила $13,39 млрд. Таким образом, прибыль на акцию достигла $22,13 против $4,47 доллара годом ранее.

«Goldman Sachs до сих пор остается бесспорным чемпионом Уолл-стрит, на которую политики возлагают главную вину за возникновение рыночных «пузырей» и создание условий для мирового финансового и экономического кризиса»,

— соглашается заместитель руководителя аналитического департамента ИК «Совлинк» Ольга Беленькая. По ее словам, о лоббистских возможностях Goldman Sachs ходят легенды: «Представители банка возглавляли минфин США, в том числе в докризисный период и в острую фазу кризиса, и традиционно имели сильные позиции в правительстве».

По мнению экспертов, гигантские прибыли Goldman Sachs сделали из банка «козла отпущения» не только для законодателей США, но и недовольных кризисом американцев. Выплаты инвестбанком бонусов на десятки миллиардов долларов в разгар экономического кризиса сделали его «красной тряпкой» для общественности, говорит Беленькая. Так, по подсчетам агентства Bloomberg, за прошлый год Goldman Sachs Group Inc. наряду с двумя инвестбанками Morgan Stanley и JPMorgan Chase & Co. выплатили своим сотрудникам $29,7 млрд, что на 60% больше, чем в 2008 году, и выше рекордного уровня, достигнутого в 2007 году, — $26,8 млрд. Если же поделить $29,7 млрд между 119 тысячами сотрудников трех банков, то каждый получит по $250,4 тыс., что почти в пять раз выше среднего дохода американца в прошлом году — $50,30 тыс.

«Goldman стал одной большой боксерской грушей, что отражает довольно странный политический климат, в котором нам приходится работать»,

— цитирует The Wall Street Journal директора Центра корпоративного управления им. Джона Вейнберга в Делаверском университете Чарльза Элсона.

Негатив о компании, попавший в СМИ, практически всегда сказывается отрицательным образом на работе организации. «Стоит понимать, что публикации в СМИ — это репутационный риск, который прежде всего зависит от деятельности компании», — говорит вице-президент Citibank Наталья Николаева. Другими словами, он вторичен, поскольку зависит от тех рисков, которые есть у компании, например, незакрытые юридические дела, дела в судах. Однако масштабы ущерба зависят от размера самой компании, торгуются ли ее акции на бирже.

«Если она публична, то серьезный негатив в СМИ моментально сказывается на котировках ее акций, это прямая и очевидная связь»,

— говорит директор фонда «Народная инициатива» Алексей Белозёров. Для непубличных компаний негатив от репутационных издержек имеет отсроченный характер. «Они могут сказаться и через несколько месяцев, но связь абсолютно прямая и в любом случае ведет к снижению продаж, потере клиентов», — добавляет Белозеров.

Пока российские банки не указывают влияние СМИ в своей отчетности, говорят эксперты банковского сектора. Хотя негативные отзывы и сказываются на показателях: так, в прошлом году каждый мало-мальский негатив в российском банковском секторе всегда раздувался. «Когда в одном из банкоматов Сбербанка закончились деньги, конфликт был раздут до такой степени, что было ощущение, что завтра в Сбербанк выстроятся очереди и люди будут оттуда забирать деньги. Хоть и в незначительной степени, но это все же сказалось на котировках акций», — говорит начальник отдела анализа рынка акций «КИТ Финанса» Мария Кальварская.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть