Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

РСПП открылась банковская тайна

Бизнес дал рецепты достижения финансовых целей, о которых первые лица страны любят говорить с высоких трибун

Центробанк должен стать независимым от правительства, его основной целью должно быть сдерживание инфляции, а не поддержка банков. ЦБ должен строже следить за показателями крупных банков, которые становятся каналами распространения кризиса. Это основа «Структурной модернизации финансовой системы России», которую подготовили Институт современного развития и банк Москвы.

В четверг Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) вынес на публичное обсуждение программу модернизации банковской и всей финансовой системы России. Авторы программы — Банк Москвы, Московская финансово-экономическая академия, Институт современного развития (ИНСОР). Последний из них считается мозговым центром Кремля. Это означает, что экспертное мнение будет услышано президентской командой. Поэтому координатором реформы предлагается сделать не правительство и не Минфин, а совет по финансовым рынкам при президенте. Ему же отводится роль контролера за реформированием ЦБ и других финансовых институтов.

В программе модернизации (на 164 листах с графиками и таблицами) даны ответы бизнеса и экспертного сообщества, как достичь тех целей, к которым стремится власть. Например, власти хотят снизить инфляцию в России почти до европейского уровня — до 3%. Для этого предлагается сделать как минимум три вещи.

Во-первых, внести изменения в закон «О Центральном банке РФ (Банке России)», которые уточняли бы понятие «защита и обеспечение устойчивости рубля». «Устойчивость» нужно заменить на другую задачу — поддержание покупательной способности рубля, это и будет задача сохранения низкой, устойчивой и предсказуемой инфляции. Ценовая стабильность должна быть обозначена как единственная и конечная цель денежно-кредитной политики ЦБ, считают авторы программы.

Сейчас у Банка России конфликт целей: для стабилизации банковского сектора он должен предоставлять банкам денежную ликвидность, в то время как для защиты курса рубля — ее изымать.

Второй важнейший пункт реформы ЦБ — укрепление его независимости от исполнительной власти. Влияние исполнительной власти на Банк России закреплено через Национальный банковский совет. Ни один из ведущих центральных банков, включая ФРС США, Европейский центральный банк, Бундесбанк, Банк Англии или Банк Японии, не имеет подобной «конструкции», уточняют авторы программы. Так что целесообразность и эффективность этого коллегиального органа с точки зрения макроэкономического регулирования сомнительна. ЦБ оказывается в подчиненном положении по отношению к макроэкономическим установкам Минфина, Минэкономики и в целом правительства.

«Сам факт проведения председателем правительства регулярных совещаний по вопросам, входящим в исключительную компетенцию Банка России, где исполнительная власть определяет направления действий Центрального банка, указывает на отсутствие независимости последнего», — указывают авторы программы.

Да и сам ЦБ не заинтересован в своей реальной независимости, так как связан обязательствами по регулированию банковского сектора, убеждены авторы программы. Решение этой коллизии возможно, если сократить список функций ЦБ, точнее, должно быть проведено разделение сфер кредитно-денежного, банковского и иного регулирования.

Независимость Банка России должна сопровождаться высокой степенью его ответственности — это третий пункт реформирования. Ежегодно денежные власти без всяких «последствий» могут не выполнять целевые ориентиры денежно-кредитной политики.

Необходимо прописать в законе норму о том, что глава ЦБ освобождает занимаемую должность в случае, «если целевые ориентиры по инфляции не выполняются три года подряд».

А в качестве стимулов к добросовестной работе может рассматриваться введение так называемых контрактов Уолша, когда вознаграждение руководителей центральных банков увязано с макроэкономическими результатами.

Если же власти действительно хотят превратить Россию в «островок стабильности», то необходимо сформировать иное отношение к крупным банкам.

Они выступают центрами перераспределения денежной ликвидности, то есть фактически становятся «каналами распространения кризиса», а потому для них следует применять специальное банковское регулирование и повысить степень ответственности за свои операции. Сейчас ЦБ, наоборот, предъявляет к крупным банкам, а также нередко и к госбанкам, более мягкие требования. «Неоднократно Банк России снисходительно смотрел на нарушение норматива достаточности капитала Газпромбанка», — сообщают авторы программы.

Сомнительной кажется авторам программы и идея властей по интернационализации рубля. Статус рубля как резервной валюты несет с собой серьезные издержки. Неизбежное при интернационализации укрепление курса рубля приведет к ослаблению конкурентных преимуществ российских товаропроизводителей. Кроме того, эмитент резервной валюты должен поддерживать ее стабильный обменный курс, чтобы сохранять международное доверие к ней. Почему-то Япония и Китай не стимулируют или даже препятствуют распространению национальных валют за пределами своих экономик, а Россия мечтает об этом.

Чтобы превратить Москву в международный финансовый центр (МФЦ), такой, как, например, германский Франкфурт-на-Майне, для начала надо снизить уровень преступности в стране и сбить инфляцию до 3–5%, отмечают исследователи.

Формирование МФЦ в России — задача актуальная, соглашается директор ЦМЭИ BDO Елена Матросова. Правда, для этого необходимо улучшить инвестиционный климат, достигнуть свободной конвертируемости нацвалюты, усовершенствовать налогообложение, а еще и обеспечить полноценную защиту прав собственности, повысить конкуренцию и так далее.

Не возражают авторы программы разве что против идеи консолидации банковского сектора. В Европе средняя рыночная доля пяти крупнейших банков, как правило, выше 50%. Самое большое число банков действует в странах с высокоразвитым финансовым сектором. В США численность банков превышает 6 тысяч. В Германии их более 2 тысяч. «Россия занимает третье место в мире, хотя к финансовым гигантам ее сложно отнести», — иронизируют разработчики программы. Но предупреждают, чтобы власти не слишком увлекались сокращением количества банков. Хотелось бы, чтобы их было больше, чем в Таджикистане, Мозамбике, Туркмении, Албании, Замбии.

Время для реформирования или, по крайней мере, формулирования новых задач выбрано удачно: кризис заставляет власть живее реагировать на проблемы. «Урок кризиса состоит в том, что банковский надзор необходимо было осуществлять не в пожарном порядке, не в режиме ручного управления — необходим набор инструментов, механизмы, которые не допустят нового провала», — считает глава РСПП Александр Шохин.

А вице-президент РСПП, сопредседатель комитета по банкам и банковской деятельности Александр Мурычев добавляет, что власти заблуждаются, прогнозируя «возрождение кредитного бума». Наоборот, банковский сектор входит сейчас в период «среднесрочной стагнации», поэтому реформа назрела.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть