Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Пребывает в шоке»: адвокат вдовы рэпера Картрайта рассказал о ее состоянии

Адвокат расчленившей рэпера Марины Кохал назвал незаконным ее арест

Эксклюзив
Прослушать новость
Остановить прослушивание
Решение суда об аресте Марины Кохал, обвиняемой в убийстве своего супруга — рэпера Энди Картрайта (Александра Юшко), будет обжаловано в течение трех дней. Ее адвокат Сергей Лукьянов в интервью «Газете.Ru» объяснил, почему защита считает арест незаконным, рассказал о состоянии Кохал после суда, роли любовницы рэпера в деле, а также о том, почему он вступил в этот процесс параллельно с делом историка Олега Соколова.

— Как вы оцениваете решение суда об аресте Марины Кохал на два месяца, планирует ли защита обжаловать арест?

Сергей Лукьянов: Мы будем обжаловать это решение, считаем его незаконным. Чтобы решить вопрос о возможной причастности лица к совершению преступления, необходимо установить, что это преступление имело место — установить сам факт убийства. В отсутствии установленной причины смерти, говорить об убийстве нельзя. Мы на это обращали внимание. У специалиста было указано, что причина смерти не установлена. Это первое обстоятельство.

В постановлении о привлечении ее в качестве обвиняемой указано, что она совершила убийство неустановленным способом. По закону, чтобы привлечь человека в качестве обвиняемого, этот способ должен быть установлен. Это второе.

Ну и доводы о том, что она куда-то скроется — не выдерживали критики, потому что она сама обратилась в полицию через адвоката. Она же не скрылась, не убежала.

— Вы успели ознакомиться с материалами дела? Например, с вопросом о роли тещи музыканта? В СМИ указывали, что она участвовала в расчленении тела.

— Нет, это был какой-то непонятный слух. Потому что это опровергается материалами дела.

— По данным СМИ, версия следствия заключается в том, что Кохал убила мужа из-за его желания уйти к любовнице. Какова ее роль в деле?

— Следствием не установлено, что у умершего была любовница. Мы не можем говорить об этом, как об установленном факте. Сторона обвинения озвучила всего лишь свою версию. К тому же эта версия не подтверждается перепиской между Юшко и Романенко (по данным СМИ, именно к Надежде Романенко планировал уйти музыкант — прим. «Газеты.Ru»). Там нет ничего, что бы свидетельствовало в пользу этой версии. В своих показаниях Романенко говорит, что в последний раз видела Юшко 20 марта, а смерть наступила в июле – через полгода практически.

— Как себя сейчас чувствует Кохал? Как она отреагировала на решение суда?

— Сейчас у нее состояние не хорошее, мягко скажем. Она пребывает в шоке от случившегося.

Безусловно, мы рассматривали вариант с арестом, и это доводилось до нее. Мы ей сообщали, что это решение будет обжаловано. Подадим в течение трех дней жалобу и будем ждать назначения заседания.

— Почему вы решили взять это дело, учитывая то, что вы еще ведете резонансное дело Олега Соколова?

— Эти два дела ведутся автономно, параллельно. Мое участие в деле Олега Соколова никак не повлияло на мое участие в деле Марины Кохал. Я веду разные уголовные дела — ко мне обратились, было заключено соглашение, и я вступил в дело.

Где-то я уже читал, что у меня специализация по делам с расчленением. Это не так. Просто так совпало.

Если бы в этом деле были другие обстоятельства и ко мне обратились, я бы тоже в него вступил. У меня специализация по уголовным делам, по разным. В последнее время вообще было больше экономических дел, чем дел о насильственных преступлениях. Это не мой выбор, я сам дела не ищу.