«Малыш Джо» — чарующий легкий хоррор о цветке-захватчике

Рецензия на фильм Джессики Хауснер «Малыш Джо»

В кино — драматический хоррор австрийки Джессики Хауснер «Малыш Джо». Это история про ученых-генетиков, которые выводят особый цветок, способный лечить депрессию и делать людей счастливыми. В ходе работы становится понятно, что их детище — не просто безобидное растение. Премьера фильма прошла на Каннском фестивале, где исполнительница главной роли Эмили Бичем получила приз как лучшая актриса. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков рассказывает, почему «Малыша Джо» можно назвать самым легким хоррором года — и пропускать его точно не стоит.

Элис (Эмили Бичем) и Крис (Бен Уишоу) — ученые-генетики, которые занимаются созданием цветка, способного помогать людям с депрессией. Их компания хочет успеть закончить проект до ежегодной выставки, поэтому в ход идут все доступные методы — в том числе пока не прошедшие проверку. Постепенно Элис начинает подозревать, что Малыш Джо, названный в честь ее маленького сына, обладает собственной волей — и способен подчинять себе людей.

«Малыш Джо» — это пятый полный метр австрийской кинематографистки Джессики Хауснер. Как и в случае со всеми ее предыдущими фильмами, премьера этого прошла на Каннском фестивале. Раньше Хауснер была постоянной участницей программы «Особый взгляд», но на этот раз ее картина попала уже в основной конкурс. «Золотую пальмовую ветвь» лента уступила южнокорейским «Паразитам», однако совсем без призов не осталась — жюри наградило Бичем как лучшую актрису.

После показа на смотре фильм получил неоднозначную прессу: его рейтинг на Metacritic составляет всего 57 баллов из 100. Многие критики сравнили «Малыша Джо» с технотриллер-антологией «Черное зеркало» — и это довольно справедливое замечание. Его, правда, совершенно не хочется ставить картине в упрек. Если бы лента Хауснер была эпизодом известного сериала Чарли Брукера, она точно относилась бы к числу сильнейших.

Жанр «Малыша Джо» довольно сложно определить: он слишком страшный для драмы и слишком драматичный для хоррора, а термин «психологический триллер» не слишком вяжется с фильмом, где главным антагонистом выступает цветок. Вроде бы это сай-фай, но так ли уж фантастично в 2019 году смотрится история про генетиков, случайно создавших почти что разумное существо — эдакого растительного монстра Франкенштейна?

С натяжкой «Малыша Джо» все же можно причислить к кинематографу ужасов, но едва ли он сможет кого-то по-настоящему напугать. Возможно, потому, что Хауснер практически полностью отказалась от использования характерных для жанра приемов: на весь фильм пришелся один-единственный джамп-скер, который способен заставить зрителя подскочить от неожиданности.

Какой-то особенно гнетущей атмосферы, как в местами схожем с «Малышом Джо» дебютом Алекса Гарленда «Из машины», здесь тоже нет. Хотя сюжет стремительно приобретает зловещий окрас, фильм как будто бы усердно сопротивляется собственному грузу — и придерживается немного абсурдистской манеры повествования. Покидать зал вы будете, скорее всего, с улыбкой на лице.

Вся лента пронизана странной дуальностью. С одной стороны, за счет безмерно красивой сюрреалистичной цветовой палитры и слегка неестественных диалогов (это первая работа Хауснер на английском языке) «Малыш Джо» воспринимается с определенной отрешенностью. С другой, часто намеренно доставляет дискомфорт, сверлит уши ультразвуком — и вообще использует саунд-дизайн на полную катушку.

Одно из главных достоинств фильма Хауснер, что любопытно, ему не принадлежит. В картине часто звучат записи японского авангардиста Тэйдзи Ито, который сочинял музыку для экспериментальных лент своей жены Майи Дерен. Это медитативные пространные полотна, собранные из истерично жужжащих флейт, умиротворенных струнных кото, беспокойных барабанов тайко и цудзуми, а еще, например, собачьего лая. В качестве главной темы выступает композиция с обманчиво добродушным названием «Summer» с альбома «Windmill». Там все свистит, скрежещет — словом, изрядно действует на нервы, но вместе с тем убаюкивает чарующей мелодией ксилофона. Именно сочинения Ито продиктовали обволакивающе-неспешный ритм «Малыша Джо»: по словам постановщицы, она придумывала историю и даже некоторые движения камеры Мартина Гшлахта, держа в уме несколько вещей с «Windmill».

Упомянутая дуальность присутствует не только в выборе художественных методов, но и в самой истории. Хауснер не задается какими-то принципиально новыми вопросами — и уж тем более не предлагает революционных ответов. Но раз никто не способен утверждать наверняка, что именно делает нас людьми — и является ли свободная воля подлинно свободной, повторяться можно сколько угодно. Героиня Эмили Бичем, успешная ученая и мать-одиночка, разрывается между двумя своими детищами: Малышом Джо и большим Джо (Кит Коннор). Она — женщина, добившаяся высокого положения за счет безусловного таланта, но то, как она распоряжается своей властью, вызывает много вопросов и в конечном итоге приводит к довольно плачевным последствиям. Или не таким уж плачевным?

Одно можно сказать точно: «Малыш Джо» удивительным образом оказывает на смотрящего тот же эффект, что и вынесенный в заглавие цветок — на своих жертв. Поначалу странный и непонятный, он молниеносно раскрывается, оборачивается безмерной красотой, подчиняет своей воле, приручает, гипнотизирует — и как будто влюбляет в себя. Сопротивляться этому нет ни желания, ни сил. Да и надо ли?