Толстой и Достоевский вне конкуренции: что читают за рубежом

Трудности перевода: какие русские авторы популярны за рубежом

Льва Толстого и Федора Достоевского читают во всем мире, китайский рынок является наиболее благоприятным для современных российских авторов, а политика непосредственным образом влияет на успех книг: «Газета.Ru» рассказывает о текущем положении отечественной литературы за рубежом.

Германия

Русская литература проникла в Германию в XIX веке, завоевав популярность за счет произведений Федора Достоевского, Льва Толстого, Ивана Тургенева, который долгое время жил на территории страны и первым среди соотечественников оказал серьезное влияние на своих немецких коллег, а также — уже в начале следующего столетия — Максима Горького. После длительного застоя, связанного с периодом правления Адольфа Гитлера, отечественные авторы вновь стали регулярно издаваться в Германии: в ФРГ печатались сочинения советских диссидентов, в ГДР — идейно «правильных» писателей.

В настоящее время наибольшей популярностью среди немецких читателей пользуются общепризнанные классики русской литературы — все те же Толстой, Достоевский, Тургенев и (в меньшей степени) Михаил Булгаков с Николаем Гоголем. Что касается современных авторов, то из них в читательском фаворе пребывают Светлана Алексиевич (обладательница Нобелевской премии из Белоруссии вообще очень востребована за рубежом — не только в Германии), Виктор Ерофеев, Владимир Сорокин и Дмитрий Глуховский. По словам автора «Приключений эрмитажных котов» Петра Власова, создатель книжной серии «Вселенная Метро 2033» продал на территории страны около 20 тыс. экземпляров своих произведений (речь именно про его главный цикл), что является хорошим результатом.

При этом — как отметили литературный агент Анастасия Лестер и знаменитый писатель Юрий Поляков — Германию на данный момент можно считать наиболее доступным западным рынком для отечественных авторов (хотя ситуация в последние годы несколько ухудшается из-за общего падения интереса к их творчеству в Европе и США).

Примечательно, что можно найти на здешних книжных полках также творения Александры Марининой и Дарьи Донцовой — но сделать это будет несколько труднее.

Китай

Согласно Власову и Полякову, Китай является наиболее благоприятным зарубежным рынком для российских авторов (в первую очередь — современных) из-за его масштабов и темпов роста (в 2018-м общий объем продаж литературы в КНР составил $55 млрд — это больше, чем в США; в России данный показатель, как отметил Петр, равен примерно 1 млрд), а также лучших в сравнении с Западом отношений между государствами. Кроме того, успех в Китае может продвинуть писателей на другие азиатские площадки (например, в Малайзию), а затем и в Европу. Из классиков здесь котируются Толстой (пожалуй, главный в плане популярности отечественный автор среди китайцев), Гоголь, Горький, Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, Николай Некрасов, Анна Ахматова, Антон Чехов и Александр Островский. Переводят на китайский язык и современных литераторов: в частности, Виктора Пелевина, Людмилу Улицкую, Сергея Лукьяненко, Полякова, Александра Бушкова и других.

«У китайцев очень искренний и широкий интерес [к отечественной литературе], — говорит Поляков. Он также подчеркивает, что его книгу «Замыслил я побег» в КНР переиздавали три раза — и общий тираж «не превысил 100 тысяч экземпляров»: «Для Китая — это не так много. Для нас же это сейчас заоблачные цифры».

Испания

На судьбу русской литературы в Испании серьезным образом повлияла (и — частично — продолжает влиять) политика. Так, по словам директора Московского института Сервантеса Абеля Сориано, до 1936 года в стране отечественные авторы печатались хорошо, но затем — на протяжении без малого 40 лет, когда у власти стоял Франсиско Франко — все стало ограничиваться изданием исключительно общепризнанных классиков, при этом многие произведения были переведены не с русского, а с иностранных языков, что, естественно, тоже не шло им на руку в плане общей популярности.

Учитывая продолжающиеся разногласия между Мадридом и Каталонией, в разных регионах страны отношение к отечественной литературе несколько расхожее.

Согласно писательнице Дарье Гавриловой, ныне «в любом книжном магазине Барселоны всегда можно найти огромное количество русских писателей», включая Достоевского, Толстого и Чехова, пользующихся особой популярностью, а также Сергея Довлатова и Александра Солженицына.

Из современников здесь издаются среди прочих (именно на каталанском) Людмила Петрушевская и Алексиевич. «Гигантский интерес» жителей Каталонии к русской литературе Гаврилова объясняет их хорошим отношением к нашему народу в целом, что опять же связано с историей: правому Франко до последнего сопротивлялась именно Барселона, после чего в стране воцарился «железный занавес». В результате в глазах большинства каталонцев социализм, до сих пор ассоциирующийся с Россией, «не был дискредитирован, оставшись мечтой, идеалом».

Япония

Исходя из слов япониста Александры Цирефман, в Стране восходящего солнца отечественную классику «знают и с восторгом о ней говорят» — в особенности это касается Достоевского и Толстого. Причем относится данный тезис и к японским классикам, которые частично вдохновлялись произведениями великих отечественных писателей. О безусловной популярности авторов «Преступления и наказания» и »Анны Карениной» ранее также говорил профессор славистики Токийского университета Мицуеси Нумано, отмечавший, что Достоевский и Толстой — в отличие от других знаменитых соотечественников — на японский «были переведены полностью» уже достаточно давно.

Согласно литературному агенту Акико Кашивамуре, немалую роль в успехе русской литературы среди японцев играет качество перевода. Показательный пример случился в середине прошлого десятилетия, когда «Братья Карамазовы» в Японии стали миллионным бестселлером — на прилавках тогда появилось новое издание последнего романа великого русского писателя, оказавшееся в плане адаптации на порядок лучше в сравнении с предшественниками.

Великобритания

По сообщениям лондонского книжного магазина «Русский мир», бестселлерами среди русских классиков в столице Великобритании являются Достоевский, Толстой и Булгаков, тогда как из числа современных авторов чаще всего приобретают Маринину, Донцову, Дину Рубину и Бориса Акунина. Писатель Власов, в свою очередь, подчеркивает, что в стране «другая культура чтения»: многие британцы пишут и читают друг друга, при этом плюс-минус каждый десятый англичанин является автором как минимум одной книги.

Говоря про выход российских литераторов на западный рынок в целом, он отметил, что для этого существует два пути: нужно либо выиграть одну из престижных внутренних премий на родине, либо «ловить конъюнктуру», то есть писать на связанные с политикой темы (пример — Михаил Зыгарь и его «Вся кремлевская рать», книги про репрессии, Иосифа Сталина).

В то же время Петр выразил мнение, что на Западе идет «ценностная селекция»: «Достоевским они восторгаются, русская душа. А в современной литературе ценят то, что им понятно и близко. Русскость, непохожесть их отталкивают. Толстой, Достоевский и Чехов дня них — идолы, каноны, их очень много читают и переиздают. Тогда как современники им интересны исключительно с точки зрения вовлеченности в социально-политические процессы».

Во многом подтверждает это мнение и Поляков. По его предположению, падение интереса к отечественным авторам на Западе непосредственным образом связано с «уходом СССР как геополитического противника»:

«В основном там издавалась литература диссидентского направления, за счет этого мы были широко представлены. Когда Советский Союз перестал быть угрозой, интерес упал. Я думаю, что с ростом России и ее влияния в мире антироссийскую и русофобскую литературу опять начнут издавать. Политика. Литература их мало интересует», — говорит он.

США

Восприятие русской литературы (но не зарубежной литературы в целом) в Британии и США отчасти схоже: ощутимую роль здесь играет политика, в число наиболее известных отечественных авторов входят опять же Толстой, Достоевский, Чехов, а также Тургенев и Солженицын. Согласно переводчику произведений Пушкина Генри Лоуэнфельду, американцы «сравнительно плохо знают» Александра Сергеевича (в первую очередь — из-за того, что это стихи, которые сложно адаптировать на другой язык), и Гоголя, так как «в нем есть скрытая поэзия, плюс юмор труднее перевести».

%Интересно, что на читательские вкусы в США немало влияют знаменитости — так, к примеру, легендарная телеведущая Опра Уинфри в свое время назвала «Анну Каренину» «самой захватывающей историей любви», что мгновенно превратило произведение из просто знаменитой классики в абсолютный бестселлер.

По словам Лоуэнфельда, из современных писателей в Штатах определенного успеха сумели добиться Улицкая и Татьяна Толстая. Вместе с тем он подчеркнул, что американцы в целом находятся «в своем языковом мире», не особо интересуясь произведениями авторов, которые пишут не на английском языке.

Франция

Согласно Власову, Франция — по его ощущением — наиболее лояльный среди всех западных рынков для современных российских авторов. При этом издатель и литературный агент Лестер данное мнение категорически опровергает, называя рынок «очень сложным». По ее словам, наиболее популярные отечественные классики среди французов — Достоевский, Булгаков, Солженицын, тогда как в числе современников наибольшим спросом пользуются Улицкая, Сорокин, Прилепин, Глуховский и Акунин.

Отвечая на вопрос, какая именно новая российская литература находится во Франции в фаворе, она подчеркнула. что «русская литература вообще непопулярна, как и всякая другая переводная литература — за исключением англоязычной».

«Иллюзий строить не надо: французы читают очень хаотично, если читают вообще. И читают они в основном французских авторов, переводных англо-саксонских, модных скандинавов или японцев, классику. А всех остальных — как придется или вообще никак. При этом французы остаются русофилами», — пояснила Лестер.

Также литературный агент уточнила, что тиражи современных российских авторов во Франции ныне «маленькие» — 2-3 тысячи: «Классиков суммарно может быть в пять раз больше, особенно — если издания «покетные». Для сравнения — «бестелесный» коммерческий французский автор имеет у себя на родине стартовый тираж в 100 тысяч экземпляров. А некоммерческий — 3-5 тысяч».