Малашенко могли убить: новое заявление Божены

Божена Рынска заявила о «возможном» убийстве Игоря Малашенко

Правоохранительные органы Испании рассматривают убийство среди возможных версий смерти одного из основателей НТВ Игоря Малашенко, рассказала его вдова Божена Рынска. По ее словам, в последние месяцы тот опасался суда и испытывал серьезные проблемы из-за финансовых притязаний своей бывшей жены.

Вдова одного из основателей НТВ Игоря Малашенко Божена Рынска сообщила о том, что в Испании рассматривают версию насильственной смерти ее мужа в качестве одной из версий.

«Есть подозрения, в Испании ведется расследование», — ответила она на соответствующий вопрос «Интерфакса».

Ранее журналистка уже рассказала подробности о том, какие события предшествовали смерти ее супруга, а также какое давление оказывалось на него в связи с бракоразводным процессом с бывшей женой.

«Из-за публичности, во избежание домыслов мне надо высказаться самой. Я очень любила Игоря, и люблю его до сих пор. Я не знаю, как я буду жить без него. Мне незачем жить. Мы каждой черточкой души были дороги друг другу», — написала Рынска.

Вдова Малашенко подчеркнула, что от того, чтобы совершить самоубийство, ее удерживают только оставшиеся от мужа замороженные эмбрионы, которые позволяют «продолжить борьбу» за ребенка.

«Я в субботу, пока Игорь летел в Испанию, как раз рыдала у психотерапевта в Риге, что я устала заботиться об Игоре, что мне нужно немножечко для себя, что он на меня взвалил все. Я начинала срываться. Если бы я проявила стойкость и каждое утро начинала с улыбки и с признания в любви, этого бы не случилось», — добавила Рынска.

Она сообщила, что лично ей он говорил о том, что не собирается умирать, однако, несмотря на это, состояние здоровья ухудшилось в ноябре. По ее словам, он «очень боялся суда и угроз».

«В ноябре Игорю стало плохо. Он был вынужден скитаться по миру, чтобы не становиться налоговым резидентом России. У него была огромная ипотека в Нью-Йорке, которая облагалась налогом в размере $50 тыс. в год в России. Поэтому он не мог иметь систематической помощи психотерапевта», — сообщила она.

Она рассказала о том, что бывшая жена Малашенко, Елена Пивоварова, отказалась в суде от 50% имущества бывшего мужа, потребовав вместо этого 80% от его состояния, а также выплаты алиментов. Рынска призналась, что ей «в душу запали слова», что Пивоварова хочет «помотать» бывшего мужа, «чтобы он сам концы отдал».

«Она видела, что у него после смерти отца ухудшилось состояние. Но она на суде заявляла, официально, в аффидевитах, и вербально, что он сам виноват, потому что пьет», — отметила она.

Также представители Пивоваровой обвинили Малашенко в суде в приобретении фальшивой медицинской карты из клиники неврозов для того, чтобы заставить его выйти на работу и обеспечивать бывшую супругу.

«Елена знала, что он не может работать. Она знала, как он болен. Но на суде она заявила, что медицинская карта, брошюрованая, с номером специальным, из госучреждения – фальшивка», — написала она.

Рынска также рассказала о том, как из-за частых «похоронных разговоров», которые неоднократно заводил Малашенко, однажды попыталась обсудить с ним вопрос завещания.

«Мол, если ты уж помирать собрался, может, как-то меня застрахуешь. Он задумался как бы об этом. А потом сказал: «Я до конца суда помирать уж точно не собираюсь. Чего вы все меня хороните? Лена раньше все время спрашивала, что будет после моей смерти, я что у вас у всех покойник уже?» — процитировала она Малашенко.

Рынска подчеркнула, что тот также не оставил предсмертной записки.

В настоящий момент дом, где было обнаружено тело ее супруга, оцеплен полицией, сообщила Рынска. Чтобы добраться до места ей пришлось воспользоваться самолетом друзей. Она выразила уверенность в том, что при наличии прямых рейсов смогла бы прилететь раньше и «предотвратить это все». Также она сообщила о том, что Малашенко чувствовал предательство со стороны детей и часто поднимал эту тему. Его, в частности, крайне задело то, что они передали в суд его личные письма.

Помимо этого, его угнетало отсутствие работы и денег после того, как Владимир Гусинский перестал платить ему зарплату, не сообщив об этом заранее. По словам вдовы Малашенко, он переживал из-за унижения, когда финансист фирмы Гусинского обвинил его в чрезмерных тратах на перелеты, а также когда его карта оказалась закрыта.

Еще одним «проклятьем» Малашенко Рынска назвала 35-процентный российский налог на ипотеку, взятую за границей. Так как Пивоварова не давала продать взятую в ипотеку недвижимость в Нью-Йорке, наличие этой квартиры мешало ему жить там, где хотелось.

«Я кричала, что это наше проклятье, что я разрываю помолвку, потому что не могу больше кочевать, бегать от резидентства. Игорь тогда сбежал в Испанию. Было похоже, что он хочет покончить с собой», — рассказала Рынска.

По ее словам, в тот раз она «ночью нагрянула в дом», однако супруг убедил ее в том, что не планировал совершать самоубийство.