Тоска по Кобзону: с чем связаны проблемы «Голоса»

Почему провалился проект «Голос. Перезагрузка»

Последний сезон вокального проекта «Голос», завершившийся 1 января, показал рекордно низкие для популярного шоу рейтинги, а также возмутил многих поклонников передачи. «Газета.Ru» рассказывает, с чем связаны проблемы «Перезагрузки» и всего российского «Голоса» в целом.

Как все начиналось

1 января на российском телевидении завершился вокальный проект «Голос. Перезагрузка», уже седьмой по счету (и это еще не учитывая всевозможные спин-оффы) сезон популярного шоу, стартовавшего в эфире Первого канала в далеком 2012-м. Передача, как известно, является франшизной версией телеконкурса «The Voice of Holland», который был придуман продюсером Джоном де Молем и дебютировал на голландском ТВ еще в 2010 году, после чего перекочевал и на другие рынки, включая Россию, США, Великобританию, Китай и Францию.

Реклама

В общих чертах регламент «Голоса» известен примерно всем, но на всякий случай напомним: вокалисты, приглянувшиеся продюсерам на закрытых кастингах, впервые предстают перед зрителями и четверкой наставников в рамках так называемых слепых прослушиваний, на которых должны впечатлить членов жюри исключительно своими вокальными данными, так как те до определенного момента (а именно — до нажатия специальной кнопки, что автоматически означает проход конкретного конкурсанта в следующую стадию) не имеют возможности видеть исполнителей, сидя к ним спиной.

При этом если к музыкантам поворачиваются более одного судьи, выбор предоставляется уже самим соискателям славы, которые решают, кого именно хотят видеть своим наставником. По завершении слепых прослушиваний — когда команды всех членов жюри уже полностью укомплектованы — на проекте стартует плей-офф (уже без развернутых кресел), постепенно определяющий четверку финалистов, включающую в себя по одному подопечному каждого из судей.

На решающих стадиях — особенно это касается самого финала — судьбу конкурсантов определяют не только (и не столько) наставники, но и зрители, имеющие возможность проголосовать за полюбившегося исполнителя.

Падение рейтингов

Первый сезон «Голоса», как уже было сказано, стартовал на российском телевидении в 2012 году (если быть точным, то 5 октября), и поначалу к нему относились достаточно осторожно — пилотный выпуск шоу показал относительно скромный рейтинг в 5,5 пункта (процент от количества телезрителей, смотрящих данную передачу, от общего количества телезрителей). Всего спустя пару выпусков, впрочем, проект сумел набрать внушительный ход и завершил дебютный сезон на мажорной ноте: рейтинг финала составил 7,7 балла, тогда как средний показатель сезона остановился на отметке в 7,73.

Настоящий фурор произвел второй сезон конкурса, рейтинги которого и по сей день остаются для шоу рекордными — причем и премьеры (9,5), и финала (9,8), и общий (9,19).

Для сравнения: соответствующий показатель четвертьфинального матча чемпионата мира по футболу 2018 года между сборными России и Хорватии (на секундочку, самая рейтинговая встреча турнира) составил 20,2 процента, а ведь тогда казалось, что поболеть за отечественных игроков, сенсационно дошедших до топ-8 мундиаля, у экранов собралась чуть ли не вся страна.

После невероятного всплеска зрительского интереса во втором сезоне вокальный проект стал ожидаемо сдавать. Падению рейтингов флагманской передачи, вероятно, поспособствовало появление его спин-оффа «Голос. Дети», стартовавшего на Первом канале за полгода до премьеры «Голоса 3» (7,9 / 8,2 / 7,9) и, кажется, немного перенасытившего рынок, ведь теперь паузы между сезонами (пускай и разной специализации) стали почти что мизерными. Примерно тогда же — в преддверии «Голоса 4» — проект пережил и кардинальные изменения в составе наставников: если в ходе первых трех сезонов членами жюри были Александр Градский, Пелагея, Дима Билан и Леонид Агутин, то уже в четвертом в квартет к единственному оставшемуся «старичку» Градскому пригласили Басту, Григория Лепса и Полину Гагарину.

И если поначалу подобные пертурбации приносили плоды (рейтинг пилота был равен 8,4), то уже к экватору шоу в очередной раз продемонстрировало падение — общий показатель сезона составил всего 6,77 процента.

Чуть лучше выступил «Голос 5», в котором Градского и Басту сменили вернувшиеся в проект Билан и Агутин, — 7,08. Позитивная тенденция, однако, уже вскоре прекратилась: в шестом сезоне (Билан, Агутин, Градский, Пелагея) средний рейтинг упал еще на 1,22 пункта, хотя создатели вернули оригинальный состав жюри. На этом минорном фоне продюсеры передачи решились на ребрендинг — в шоу были приглашены три совершенно новых наставника (Сергей Шнуров, Ани Лорак и Константин Меладзе), а в само название сезона добавили патетичное слово «перезагрузка».

Правда, не спасло и это: «Голос 7» установил абсолютные антирекорды проекта. Провальными оказались и пилотный выпуск (5,2), и финал (5,3), и общий рейтинг (4,87).

В чем проблема

Пожалуй, главная причина падения рейтингов одного из немногих качественных шоу на российском ТВ максимально банальна и фаталистична — проект попросту надоел ощутимой доли своей аудитории, и спасти ситуацию исключительно косметическим ремонтом (а другого у передачи не было) практически нереально. Перенасыщение «Голосом» во многом связано и с появлением его возрастных подразделений (уже упомянутого «Голоса. Дети» и «Голоса. 60+», пилот которого был показан минувшей осенью) — в общей сложности передача пережила уже 13 сезонов, большинство из которых, справедливости ради, получились сверхуспешными.

Конкретно с «Перезагрузкой» злую шутку, возможно, сыграл достаточно своеобразный в сравнении с предыдущими сезонами выбор наставников — согласно отзывам из сети, многие зрители изначально были негативно настроены по отношению к седьмой части флагманского проекта именно из-за состава жюри, причем преждевременной критике подверглись все судьи.

Некоторые особо впечатлительные поклонники шоу, в частности, были возмущены украинским гражданством Лорак и Меладзе, принадлежностью Василия Вакуленко к рэп-культуре и его якобы «непонимание основ музыки», а также «хамоватостью» Шнурова. Уже по ходу сезона список претензий пополнился «инертностью» Константина и Басты вместе с «отсутствием вкуса» у Ани.

Далеко не всем приглянулся и общий репертуар «Перезагрузки», который волей наставников (и — не исключено — продюсеров) стал чуть более молодежным и новаторским. Здесь нужно понимать, что добрая часть аудитории «Голоса» — взрослые (в том числе и пожилые) люди, в силу особенностей (читай — статичности) российского шоу-бизнеса с огромным скепсисом относящиеся ко «всем этим вашим рэпам и монеточкам» и требующие от конкурсантов академического исполнения композиций из репертуара условных Муслима Магомаева и Иосифа Кобзона.

В качестве доказательства данного тезиса можно вспомнить и о том, кто из конкурсантов в результате зрительского голосования стал победителем «Перезагрузки» (безусловно, одаренный Петр Захаров, исполнявший в большинстве своем нетленную отечественную классику), и про неожиданный успех «Голоса. 60+», чей общий рейтинг (5,33), кстати, серьезно превысил соответствующий показатель седьмого сезона.

Щепотка позитива

Несмотря на обозначенные трудности «Перезагрузки», «Голос 7» никак нельзя назвать полностью провальным для франшизы в имиджевом плане, и все это благодаря одному-единственному решению продюсеров — пригласить в жюри Шнурова. Лидер «Ленинграда», во-первых, прекрасно проявил себя как наставник, поставив ряд замечательных номеров, к созданию которых подошел с явным желанием и креативом (удивительный кавер его подопечной Рушаны Валиевой, будущей финалистки, на «Мало половин» Ольги Бузовой так и вовсе стал украшением проекта), а во-вторых, заметно оживил судейские обсуждения, ранее грешившие излишней серьезностью.

Настоящей находкой минувшего сезона, в частности, стал наигранный конфликт Сергея и Басты — артисты едва ли не после каждого номера отпускали в адрес друг друга едкие (но смешные) шутки, тем самым делая просмотр передачи чуть менее заумным и томным. Подобная практика, к слову, уже давно присутствует в западных версиях «Голоса», где в квартет к признанному метру музыкального искусства, как правило, приглашают минимум двух относительно молодых звезд, устраивающих по ходу сезона очный спор и в целом делающих шоу ярче и веселее.

Что дальше

В «Перезагрузке» также были успешно испробованы некоторые чисто технические нововведения, а именно — скоротечность сезона (число серий упало с 18 до 13) и примечательная дата финала. Заключительный выпуск шоу, напомним, был показан в прямом эфире 1 января, тогда как ранее последняя серия стабильно транслировалась в последнюю неделю года.

Подобное решение, согласно статистическим выкладкам, было правильным — впервые за четыре года рейтинг финала оказался выше общего показателя сезона, и объясняется это предельно просто. Решающий выпуск в этот раз выпал на третий выходной новогодних каникул, когда зрители уже успели и отдохнуть от рабочих будней, и немного отойти от ночного празднования.

Следовательно, есть все основания полагать, что финал следующего «Голоса» будет показан именно 1-2 января. Не менее вероятны и серьезные изменения в составе жюри, которые, следуя логике, должны коснуться не пришедшейся по душе зрителям Лорак (с отрывом последнее место в голосовании, определявшем лучшего наставника сезона) и Баста, которому вскоре предстоит вести схожую по сути передачу на другом российском телеканале.

При этом избавляться от Шнурова, которому и достался тот самый приз зрительских симпатий, попросту глупо — с его уходом проект потеряет, возможно, одну из лучших своих составляющих, что на фоне нынешней сложной ситуации для «Голоса» может стать для программы фатальным.

Не исключено, что не стоит отказываться продюсерам и от молодежной направленности конкурса, лишь приветствуя инициативу наставников ставить интересные и свежие, а не откровенно приевшиеся номера. Подобный шаг, безусловно, еще сильнее оттолкнет недовольную репертуаром «Перезагрузки» зрителей. Однако для последних у создателей есть два «джокера» в рукаве — практические беспроигрышные «Дети» и «60+», которые до сих пор показывают приличные рейтинги для столь своеобразных спин-оффов.

Учитывая чарующее обаяние поющих детишек, которыми попросту нельзя не умиляться, и советское воспитание пожилых исполнителей, с любовью исполняющих те самые ностальгические хиты прошлого, подразделения основного «Голоса» должны стать настоящей отдушиной для недовольного «новомодной» «Перезагрузкой» старшего поколения.