Пенсионный советник

Умер режиссер Александр Бурдонский

Скончался внук Сталина — режиссер Александр Бурдонский

Режиссер-постановщик Центрального академического театра Российской армии Александр Бурдонский Виталий Белоусов/РИА «Новости»
Режиссер-постановщик Центрального академического театра Российской армии Александр Бурдонский

На 77-м году жизни после продолжительной болезни скончался Александр Бурдонский, режиссер Театра Российской армии и внук Иосифа Сталина. По предварительным данным, у постановщика не выдержало сердце. Прощание с ним пройдет в театре. Время и дата гражданской панихиды будут объявлены позже.

Биографии режиссеров часто выглядят куце до того момента, когда постановщики впервые выходят на сцену. В случае с Бурдонским ситуация обратная — он был сыном Василия Сталина и Галины Бурдонской и внуком Иосифа Сталина.

Реклама

В детстве он был Сталиным до 13 лет, пока в 1954 году не сменил фамилию. Родился в Куйбышеве (теперь — Самара), в эвакуации, когда его родителям было всего 20 лет. Спустя четыре года они расстались, Бурдонской не разрешили оставить ребенка у себя, и его воспитанием занимался отец.

Одним из воспоминаний режиссера о том времени было то, что Василий Сталин бил его за различные провинности. Александра определили в Калининское суворовское училище, но затем он свернул с дороги кадрового военного (на которой ему наверняка аукнулись бы фамилии отца и деда) и поступил в театральную школу при театре «Современник». А затем окончил режиссерский факультет в ГИТИСе.

Интересно, что военная и театральная стезя все равно переплелись в его жизни вместе.

Фоторепортаж: Умер внук Сталина Александр Бурдонский

__is_photorep_included10688975: 1

В 1972 году он получает приглашение поставить в Театре Советской армии спектакль «Тот, кто получает пощечину» по Леониду Андрееву. Постановка, одну из ролей в которой сыграл Владимир Зельдин, оказывается удачной, и Бурдонского приглашают остаться в театре — в нем он и проработал до самой смерти.

Как замечал сам режиссер, судьба уберегла его от участи царского ребенка — делать первые шаги в профессии ему довелось в то время, когда происхождение ему, мягко говоря, не помогало. Зато помогал талант — об этом говорит хотя бы то, что молодого выпускника ГИТИСа в 1971 году (то есть за год до перехода в Театр армии) Анатолий Эфрос позвал в Театр на Малой Бронной на роль шекспировского Ромео.

Однако великий режиссер и педагог Мария Кнебель увидела в молодом артисте режиссерскую жилку — и позвала его на ту самую постановку по Андрееву, которая определит его жизнь. И в которой, кстати, он работал с еще одной легендой Театра армии — уже довольно заслуженным к началу 70-х Зельдиным.

По постановкам Бурдонского в его родном театре можно читать краткий курс по истории российской и зарубежной драматургии. Здесь нет заезженных и затертых до блеска сочинений, но есть настоящая, весомая, со вкусом выбранная классика.

Например, «Дама с камелиями» по Александру Дюма, «Приглашение в замок» Жана Ануя, «Орфей спускается в ад» Теннесси Уильямса, «Серебряные колокольчики» Ибсена, «Элинор и ее мужчины» Джеймса Голдмена. Из отечественных — эффектная «Васса Железнова» Горького, обязательная для каждого режиссера «Чайка» Чехова и его же «Безотцовщина» (спектакль получил название «Этот безумец Платонов»). Имел он чутье и на «моментальную» классику — поставил спектакль «С тобой и без тебя» по знаменитому стихотворному циклу Константина Симонова.

В зрелые годы Бурдонский вернулся туда, где учился, — в ГИТИС, где преподавал артистам и режиссерам вместе с актрисой Элиной Быстрицкой.

Театральные заслуги Бурдонского неоспоримы — он вовремя, и совсем не «по блату», стал и заслуженным (в предперестроечном 1985-м), и народным артистом (в штормовом 1996-м).

Вот только, несмотря на все свои попытки дистанцироваться от деда, он так и остался внуком Иосифа Сталина — по крайней мере, в глазах публики; о том, что Бурдонский — режиссер-мастер и отличный педагог, знают только театральные профессионалы. У него и интервью чаще брали не о спектаклях, а об отце и деде, да и в сообщениях о смерти его называют исключительно «внуком Сталина». Но это судьба всех потомков известных людей — на то, чтобы доказать свою отдельность от рода и индивидуальную исключительность, им приходится тратить в тысячу раз больше сил, чем их коллегам, не обремененным «происхождением». Хотя именно Бурдонский всю жизнь пытался.