Пенсионный советник

«У нас не было задачи опорочить Ноябрьск»

Режиссер Федор Стуков рассказал «Газете.Ru» о работе над сериалом «Адаптация»

Кадр из сериала «Адаптация» ТНТ
Кадр из сериала «Адаптация»

Режиссер и актер Федор Стуков рассказал «Газете.Ru» о сериале «Адаптация», который начинается на канале ТНТ, о том, как общаются американские шпионы, о хорошем Ноябрьске, африканской тундре и о том, как исполнилась его давняя мечта.

Директор ЦРУ Харрисон (Брюс Джонсон) и высокопоставленный сотрудник разведки Дойл Брансон (Питер Джейкобсон) решили изменить стратегию работы в России. И обаятельный хулиган Эштон Айви (Леонид Бичевин) отправляется в сибирский город Ноябрьск, чтобы устроиться в компанию «Газпром добыча» и держать руководство в курсе проблем российской газовой отрасли. У новоявленного Олега Ивановича Меньшова хороший русский язык, безупречные документы и неплохие знания в выбранной отрасли — американские специалисты в этой области были готовы взять его на работу без раздумий.

Связь с центром шпион будет держать через чат онлайн-игры: общение гнома с эльфийкой подозрений вызвать не должно.

Но все идет не совсем так, как запланировано. В поезде Олег знакомится с парикмахером Мариной (Евгения Брик) и офицером ФСБ Валерой (Артур Бесчастный), утром мучается сильным похмельем и с трудом попадает на прием к главе компании Нагорняку (Александр Ильин), который совершенно наплевательски относится к подписанному самим Миллером рекомендательному письму (особая гордость ЦРУ) и отказывает претенденту в приеме на работу. В городе уже ищут американского шпиона, держать связь с начальством становится все проблематичнее, Валера оказывается чрезмерно навязчивым, и только помощь Марины оказывается кстати, но и она имеет в отношении Олега обширные планы.

А задание внедриться в «Газпром» никто не отменял — и, кажется, Олегу придется принимать помощь даже от всесильного ЕГ (Юрий Стоянов), главы ноябрьской ФСБ.

Кадр из сериала «Адаптация» ТНТ
Кадр из сериала «Адаптация»

На канале ТНТ начинается показ сериала «Адаптация» — история внедрения американского шпиона в мирный город Ноябрьск, который мирным от этого быть не перестал, зато научил американца ценить простые русские ценности и выбивать ковер на морозе. Накануне премьеры «Газета.Ru» поговорила с режиссером сериала Федором Стуковым («Восьмидесятые», «Физрук») о том, насколько реально то, что показано в фильме.

— Вы начали сериал с такой абсурдной ситуации — США посылают своего разведчика в «Газпром». Это сознательная неправдоподобность?

— Я абсолютно не согласен с тем, что такая ситуация неправдоподобна. Потому что мы вообще живем в абсурде, нас часто окружают невероятно абсурдные ситуации, которые мы, впрочем, воспринимаем как нормальные. Наша сценарная группа старалась подойти к сюжету и деталям очень глубоко, не выдумывать ничего из головы и держаться фактов, которые происходили на самом деле.

Например, разговор куратора со шпионом через онлайн-игру — это правда, действительно именно так и выглядел один из каналов связи.

Я не помню, как назывался тот шутер, в который играл весь мир, но он был создан специально, чтобы в его чате общались шпионы. И еще — американцы действительно долгое время не засылали к нам шпионов, потому что это было дорого, и вербовали русских.

У них ничего не получилось, их новых агентов начинала мучить совесть, они напивались, ходили по улицам, говорили, что шпионы и предали свою Родину.

В общем, операция провалилась.

Кадр из сериала «Адаптация» ТНТ
Кадр из сериала «Адаптация»

— Вы для реализма в деталях выбрали реально существующий город и реально существующую компанию, которая в этом городе работает?

— Да, нам хотелось, чтобы история была как можно ближе к жизни. С другой стороны, абсолютно все равно, где этот сюжет происходит. Она не про «Газпром» и не про Ноябрьск, все могло случиться в любом российском городе, в любом африканском городе, в любой тундре. Понимаете, тундра — она и в Африке тундра (смеется).

Само кино не о шпионах, а повод, чтобы покопаться в человеческих отношениях, о дружбе, любви, о выборе, о менталитете.

Но ни в коем случае не о том, что конкретно в Ноябрьск, в «Газпром», приехал шпион.

— Почему на роль американца-шпиона вы пригласили русского актера, который и говорит без акцента и на американца, честно говоря, не особо похож — как мы их представляем?

— В ЦРУ — или кто оттуда сюда засылает шпионов — сидят не дураки, и я не думаю, что они пришлют афроамериканца. Даже столкнувшись на улице, вы не узнаете, что вот этот человек — американский шпион. Он будет выглядеть как русский и будет хорошо говорить по-русски. Поэтому такой кастинг был проведен абсолютно умышленно. А вот на роль других американцев мы пригласили американских актеров из категории «А» — и я лично этим очень горжусь.

Кадр из сериала «Адаптация» Gennady Grachev
Кадр из сериала «Адаптация»

— Да, присутствие в «Адаптации» Питера Джейкобсона удивляет.

— Знаете, чудеса иногда случаются, а в кино они случаются даже чаще. Я помню, как в четвертом сезоне «Доктора Хауса» появился Крис Тауб, которого сыграл Джейкобсон, и я тогда подумал, что с этим классным актером я никогда, ни при каких обстоятельствах не смогу поработать. Но его фамилия появилась в нашем списке для переговоров, когда мы подбирали американских актеров для «Адаптации», — и я понял, что если он согласится и круг замкнется, то у нас все получится. Он согласился, и пять съемочных смен мы с ним отработали душа в душу.

Джейкобсон оказался невероятным актером со старой — и даже, пожалуй, российской — школой.

Было ощущение, что к нам приехал актер из хорошего советского прошлого. Я вообще очень горжусь нашим кастингом — всегда приятно, когда помогаешь актеру сыграть то, что он еще не играл. Например, Нелли Уварова предстанет в образе, который, я думаю, будет большим сюрпризом для зрителей.

— Часть сцен вы снимали в Мурманской области, причем зимой. Как работалось в условиях Крайнего Севера и полярной ночи?

— Работать было невероятно тяжело. Наверное, это были самые тяжелые съемки на моей памяти.

Однажды нам потребовался грейдер, который должен был откопать другой грейдер, который застрял, раскапывая нам дорогу.

Но то, что зритель увидит на экране, — это не декорации, не искусственный снег. Это, черт побери, тундра, мы туда забрались, мы там сняли, и сняли, на мой взгляд, неплохое кино.

Кадр из сериала «Адаптация» ТНТ
Кадр из сериала «Адаптация»

— А как вы относитесь к опасениям жителей настоящего Ноябрьска, что их город будет показан в «Адаптации» в негативном свете? Дело уже чуть ли не до петиции дошло против сериала…

— Думаю, жители Ноябрьска после просмотра сериала, наоборот, будут довольны. В «Адаптации» мы также рассказываем и о том, что на Севере живут другие люди, не такие, как в Москве или в — условно говоря — центральной части России. Там все добрее.

На Севере плохие и тяжелые погодные условия, людей не так много, и они вынуждены выручать друг друга. Это другая мораль, другие принципы, они лучше, чем у нас, циничных людей.

И если там машина выскакивает в кювет, ее водитель может быть абсолютно уверен, что мимо никто не проедет. Обо всем этом мы тоже рассказываем. У нас не было задачи опорочить Ноябрьск.

— А вы не собирались снимать сериал прямо в этом городе? Судя по фотографиям, которые жители выкладывают, он очень красивый.

— «Адаптацию» мы снимали и в Мурманске, и в Москве, и во многих других городах по всей России. Знаете, очень многие американские сериалы снимаются в Канаде, а их действие все равно происходит в Америке.

Мы, например, в Варшаве снимали Москву, и никто подмены не заметил. Я вообще считаю, что кино — это некое волшебство.

Неважно, где снимается, главное, чтобы история держала. Я открою секрет, что фильм «Марсианин» снимался не на Марсе (смеется). Может, даже сейчас на Марсе в одиночном пикете протестует какой-нибудь маленький марсианин, который обещает не смотреть этот фильм. Но он, наверное, его и так не посмотрел бы.