Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Люди перестали делать сумасшедшие вещи»

Актер Егор Бероев рассказал о сериале «Тонкий лед»

Игорь Карев 26.09.2016, 12:18
__is_photorep_included10215239: 1

Актер Егор Бероев рассказал «Газете.Ru» о работе над сериалом «Тонкий лед», о том, почему его сюжет похож на сюжет «Анны Карениной», о другой аристократии, об авторском кино и благотворительности.

У Ирины Палагиной (Екатерина Гусева) был успешный муж, богатый строительный магнат Игорь (Алексей Гуськов), двое детей и налаженная жизнь. Но однажды в торговом центре она знакомится с автогонщиком Андреем Гаврюшовым (Егор Бероев), и мимолетное знакомство превращается в любовную страсть. Эта страсть захватывает и Андрея, у которого есть невеста Настя (Наталья Рудова), и приводит к тому, что Ирина объявляет своему мужу о разводе.

На Первом канале начинается показ сериала «Тонкий лед» — мелодрамы по сценарию писателя Алексея Слаповского (финалист премий «Большая книга» и «Русский Букер» и соавтор сценария фильма «Ирония судьбы. Продолжение») о том, как разрушаются устойчивые семьи и насколько любовь оказывается выше устоявшегося и надоевшего быта. Накануне премьеры «Газета.Ru» поговорила с исполнителем роли Андрея — актером Егором Бероевым («Турецкий гамбит», «Адмиралъ») — о сериале, любви и благотворительности.

— Во время подготовки к интервью мне показалось, что Бероева-актера на экранах сейчас меньше, чем несколько лет назад. Это так? Или это впечатление обманчиво?

— Знаете, вы правы. Такая ситуация сейчас у всех: съемок и предложений меньше, да и снимается меньше интересного. Но другое дело, что у меня больше складываются отношения с авторским кино, я провожу по году-два в экспедициях, а фильмы потом либо не выходят, либо выходят только на фестивалях. Это некоммерческое производство, но мне это, конечно, интересно, мне хочется почувствовать эту лабораторию, я ловлю момент, когда меня зовут в авторское кино.

Первый канал

— Буквально на днях вышел трейлер фильма «Дед Мороз. Битва магов» Александра Войтинского, где вы сыграли. Что это за фильм?

— Это такая попытка нашего кинопроизводства двинуться в сторону Голливуда. Мы постоянно смотрим туда, что они сделали, и пытаемся сделать подобное. Это сказка, фэнтези, которую, я надеюсь, смогут посмотреть и дети. Я там играю человека, который уже прожил 500 лет, который попадает в два времени и тоже борется со злом, и в одном из времен мою жену сыграла моя жена Ксения Алферова. Такой вот семейный подряд.

— Вроде была информация, что вы снимались у Карена Шахназарова в «Анне Карениной», играли Стиву Облонского...

— Нет-нет-нет, в «Анне Карениной» я не снимался, это неверная информация.

— А вам не кажется, что вы уже сыграли Вронского — в сериале «Тонкий лед»?

(Смеется.) Мне говорили об этом, и мы находили параллели, но я бы так не осмелился сказать при всем уважении к этому сериалу. В нем великолепные актерские работы, но «Тонкий лед» — это Слаповский. Это не первый фильм по его сценарию, в котором я играю, он умеет делать интриги, загибает настоящие голливудские хитросплетения, в его работах нет лобового, скучного течения сюжета.

— Но толстовский сюжет, как мне показалось, там присутствует, хотя он выглядит совсем иначе при переносе в современность. Во время Толстого аристократия была другая?

— Да, и аристократия, и принципы другие. И люди другие.

— Многие кинематографисты, которые снимают исторические фильмы, говорят, что люди всегда были одинаковыми...

— Нет, я бы так не говорил. Люди сейчас по-другому любят, влюбляются, у них нет того спектра и богатства чувств и переживаний, которые были тогда. Все проще происходит: познакомились, посидели в ресторане, недельку пожили — и разошлись. Или познакомились, родили ребенка — и все равно разошлись. Другая ответственность, другие ритмы, все в гаджетах, фантазия не работает. Люди перестали делать сумасшедшие вещи.

Первый канал

— А ваш герой в «Тонком льде» делает такие сумасшедшие вещи?

— Да, делает. Я играл человека, который безумно, по уши влюблен в героиню Екатерины Гусевой, он потерял голову и ничего не видит вокруг.

— Сериал, получается, о любви?

— Разумеется. О большой сумасшедшей любви. Другое дело, что основной посыл сериала не такой. Мы хотели сказать им: берегите, не теряйте друг друга, не отвлекайтесь на постороннее, на проходящее, старайтесь решить ваши проблемы. В «Тонком льде» муж и жена, двое детей (семья) просто потеряли друг друга. Я не знаю, созданы ли они были друг для друга, но внимание в семье ушло, и, возможно, это действительно обороты «Анны Карениной».

— Что еще у вас в работе?

— Сейчас вот завершаем работу над сериалом «Круговорот» для канала «Россия». Параллельно я работаю в спектакле «Варшавская мелодия» с Нонной Гришаевой (26 и 29 сентября спектакль будет показан в МТЮЗе). Был проект с хором Сретенского монастыря по книге архимандрита Тихона «Несвятые святые», с которым мы объехали всю Россию.

Много сил и времени отнимает фонд «Я есть», которым я занимаюсь как администратор (Благотворительный фонд поддержки детей с особенностями развития «Я есть!» был основан Бероевым и Алферовой в 2012 году. — «Газета.Ru»). Мы с Ксенией постепенно отходим от того, чтобы быть лицами этого фонда, но так как мы его создали, то бросить уже не можем. И занимаемся делами фонда с удовольствием.

— А почему не лица?

— Мы в любом случае его лица. Хотя Борис Акунин как-то сказал: «Вы не лица фонда, вы его мясо». Мы с ним, кстати, дружим, приглашаем его на наши мероприятия. Да откройте афишу любого концерта нашего фонда — там будут Ани Лорак, Нюша, Леонид Агутин, «Би-2», «Чайф», многие другие. Лиц достаточно и без нас. Ксения является идеологом и душой фонда, а я ищу средства, договариваюсь и пытаюсь соединить людей вместе.

Конечно, часто в разговорах с чиновниками (а мы очень тесно работаем с государством) требуется наше присутствие.

Знаете, наш фонд не собирает деньги, это наша позиция. Все концерты проводятся бесплатно: сцена, аппаратура, актеры — все бесплатно. Наша задача — ввести таких детей в общество на равных правах, а не собирать на них деньги. Наш фонд информирует общество о людях с особенностями, мы рассказываем, что они могут ходить вместе с нами. Вот была потрясающая фотография Жанны Фриске, которая держит на руках девочку с синдромом Дауна, и такие фото помогают переломить сложившееся общественное мнение о таких людях.