Культура уходящего

Главные события в российской культурной политике и ее герои в 2014-м

,
2014-й начался с зимней Олимпиады в Сочи, продолжился Крымом и Украиной, санкциями в отношении российских артистов со стороны Европы и европейских — со стороны России, а закончился просторечными выражениями министра культуры. «Газета.Ru» выбрала 10 главных культурных героев, некоторые из которых, вероятно, не хотели ими становиться.

1. Константин Эрнст

За что: за XXII зимние Олимпийские игры в Сочи

Почему: Эрнст был продюсером церемоний открытия и закрытия Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи. Первый канал, которым он руководит, организовывал трансляцию соревнований. Вместе с режиссером Андреем Болтенко (делал в 2009-м московское «Евровидение») и художником по декорациям Георгием Цыпиным (работал с Мариинским и Большим театрами и на Бродвее) они показали во время открывающего сочинскую Олимпиаду шоу сон маленькой девочки, которой снится история России — от прихода варягов до современности. Церемония оказалась очень богатой с технической точки зрения (механизмы, иллюминация, видеопроекции, огромные роботы) и насыщенной — в спектакле приняло участие 12 тысяч человек, в том числе 3 тысячи артистов. Эрнст и канал позже получили несколько премий за эти шоу — например, «Медаль чести» на телерынке в Каннах и переформатированную российскую ТЭФИ.

2. 500 артистов

За что: за подписание подготовленного Министерством культуры письма в поддержку политики Владимира Путина на Украине и в Крыму

Почему: Не будет преувеличением сказать, что все события в российской культуре после февраля были так и или иначе связаны с Украиной. Уже 11 марта на сайте российского Министерства культуры появляется письмо о поддержке политики Владимира Путина на Украине и в Крыму, которое подписали 511 артистов, режиссеров, художников. Кто-то из них отказывался комментировать свою подпись, кто-то, напротив, охотно объяснял, почему ее поставил; некоторые вообще возмущались, что его включили в список, не спросив (справедливости ради, таких было совсем немного).

3. Андрей Звягинцев

За что: за фильм «Левиафан», выигравший сценарный приз на Каннском кинофестивале и попавший в короткие списки претендентов на американские кинопремии «Золотой глобус» и «Оскар»

Почему: Мат в произведениях искусства, на сценах театров, в кино и на телевидении запрещали долго (начали еще летом 2013 года), но так, словно от этого зависело существование самого государства Российского. В результате запретили; по разъяснениям Роскомнадзора, стало нельзя употреблять лишь четыре корня, остальные вроде бы можно — но с известной долей осторожности.

Закон вступил в действие с 1 июля, а одной из первых жертв нового закона стал как раз «Левиафан» Звягинцева. Эта картина основана на истории американца Марвина Химейера, но действие перенесено в российскую глубинку, житель которой борется с властной системой. Мат в оригинальном варианте «Левиафана» имеется, и это не помешало фильму получить сценарный приз на Каннском кинофестивале. Его даже успели показать на кинофестивале в Москве в июне. Потом «Левиафан» был отобран Российским оскаровским комитетом как номинант на приз за «лучший фильм на иностранном языке» премии Американской киноакадемии, но для российских кинотеатров все эксплицитные реплики были «запиканы». В таком виде «Левиафан» выйдет и в полноценный прокат в феврале 2015-го.

4. Кобзон, Газманов, Валерия и Охлобыстин

За что: за прояснение позиции Латвии по украинскому вопросу

Почему: Ситуация с музыкальным конкурсом «Новая волна» (проводится с 2002 года в латвийской Юрмале) стала прямым следствием украинского кризиса. К июлю ведущие западные страны ввели персональные санкции, которые касались в основном бизнесменов, чиновников и политиков. Артистов до определенного времени никто не трогал. Первыми начали латыши — 21 июля, за день до начала конкурса-2014, стало известно, что персонами нон грата в Латвии объявлены Иосиф Кобзон и Олег Газманов (они должны были выступать на открытии), а также певица Валерия, которая была членом жюри. МИД Латвии объяснил свое решение антиукраинскими заявлениями артистов; отметим, что Кобзон, Газманов и Валерия подписывали минкультовское письмо в поддержку политики Путина.

Конкурс организаторы решили не отменять, он прошел как обычно и даже обошелся почти без политики, — но свое мнение относительно поступка латвийских властей высказали предельно жестко. Правда, судьба «Новой волны» 2015 года пока не решена — договор с Юрмалой продолжает действовать, но сам конкурс уже готовы приютить российские Калининград, Петербург, Казань и, разумеется, Крым.

После завершения «Новой волны» списки «нежелательных персон» пополнил актер Иван Охлобыстин — но не из-за политики, а из-за его высказываний (довольно старых, кстати) про гомосексуалистов. Заодно ему теперь запрещено ездить и в Эстонию. Подумывала о том, чтобы запретить въезд кому-либо из российских артистов, и соседняя Литва, но до каких-то конкретных действий дело не дошло.

5. Макаревич и Арбенина

За что: за визит не на ту Украину не в то время

Почему: В августе телеканал НТВ в цикле «Профессия — репортер» показал фильм «13 друзей киевской хунты», в котором в числе прочих упомянул музыкантов Андрея Макаревича и Диану Арбенину. Макаревич попал в поле зрения журналистов после поездки в ту часть Донбасса, которую контролировали киевские власти, а Арбенина — после своих извинений за украинскую ситуацию на концерте в Киеве в начале июля.

То, что началось после, Макаревич в своем открытом письме к Владимиру Путину называл травлей. Его концерты отменялись один за другим, депутаты Госдумы призывали лишить музыканта государственных наград, он становился постоянным объектом для критики; не помогло даже участие в благотворительном концерте в пользу детей ДНР и ЛНР. Полностью был сорван тур Макаревича с питерским гитаристом Ильдаром Казахановым по городам России «Ильдар и Андрей в машине».

С открытым обращением к своим поклонникам выступила и Диана Арбенина — она объясняла, почему почти все осенние концерты «Ночных снайперов» были отменены или перенесены в другие клубы. Впрочем, к концу года ситуация, можно сказать, успокоилась — и остается надежда, что в 2015 году внезапных ремонтов в концертных залах российских городов станет меньше.

6. Михаил Пореченков

РИА «Новости»

За что: за визит на ту Украину не в то время

Почему: Украина еще с марта понемногу боролась с российским. Сначала под запрет попадали сериалы и фильмы, скажем так, ограниченной известности, а осенью дошло дело и до конкретных персоналий. Жертв киевские власти выбирали из тех, кто подписал минкультовское письмо, но в итоговый список «нежелательных лиц» попали всего 14 человек; полностью его обнародовать не стали, но дали понять, что среди них есть Кобзон, все тот же Охлобыстин и почему-то сатирик Михаил Задорнов.

Потом под украинские санкции попал и актер Михаил Пореченков — и они оказались самыми жесткими. Ему припомнили поездку в ДНР, во время которой он не только представлял свой фильм «Поддубный», но и позировал с пулеметом. Фильм тоже запретили — заодно с остальной фильмографией Пореченкова. Потом на Донбасс съездил и Охлобыстин — и в запретный список попали и картины с его участием. Ну а заодно теперь на Украине нельзя посмотреть и другую кино- и телепродукцию российского производства, включающую, например, »Тараса Бульбу» Владимира Бортко, несмотря на то что там снимался бывший министр культуры Украины Богдан Ступка.

7. Кончита Вурст

За что: за победу на «Евровидении-2014»

Почему: Строго говоря, россиян на европейском музыкальном конкурсе всегда интересовало только место, занятое нашим участником, причем четкого критерия, чему именно радоваться, по большому счету, не было. Так, второе место Алсу в 2000-м или третье, занятое «татушками» в 2003-м, воспринималось исключительно как провал, а второе место «Бурановских бабушек» в 2012-м однозначно считалось успехом — почти таким же, как победа Димы Билана в 2008-м, только без необходимости принимать конкурс в следующем году. При этом сдержанное одобрение вызвало и пятое место, которое получила в 2013 году победительница первого «Голоса» Дина Гарипова — мол, выступила достойно, хоть и не победила.

Но в этом году результат сестер Толмачевых, ставших седьмыми в сложной обстановке мая 2014-го, оказался в тени победителя, австриячки Кончиты Вурст (альтер эго природного мужчины Тома Нойвирта). Выиграла она, конечно, заслуженно, но наши традиционно настроенные граждане еще не успели до конца забыть 2013 год с его пропагандой гомосексуализма и оскорблением традиционных ценностей, которые обнаруживались практически везде.

На отечественных борцов за нравственность даже участие Кончиты в конкурсе подействовало как красная тряпка на быка, они требовали отменить телетрансляцию, дабы не вводить российских зрителей во искушение. Но конкурс показывался у нас в полном объеме, победитель даже вроде собирался приехать к нам с концертами, но не собрался.

В итоге российским активистам пришлось бороться с сатанизмом в музыке. Польская группа Begemoth была обвинена в нарушении визового режима и выдворена из России, с отменой концертов столкнулись американская Cannibal Corpse и английская Cradle of Filth, а Мэрилин Мэнсон и его группа не только лишились концерта в Новосибирске, но и были вынуждены отменить свое выступление на московском фестивале Park Live из-за звонка о заложенной бомбе.

8. Музей архитектуры

За что: за окончательное решение вопроса с домом Мельникова в Кривоколенном переулке

Почему: К началу 2014 года казалось, что дом архитектора Константина Мельникова в Кривоколенном переулке — одно из знаковых зданий Москвы, памятник конструктивизма — так и останется предметом имущественных споров между наследниками великого архитектора и государством в лице Музея архитектуры (МУАР) имени Щусева, который владел с 2012 года половиной здания. После смерти Виктора Мельникова (художника, сына архитектора) в доме жила одна из его дочерей Екатерина Каринская; договориться с нею у МУАРа не получалось — слишком различными были их позиции, тем более что на сторону музея встала еще сестра Каринской Елена Мельникова.

В августе нервы у сотрудников МУАРа (вернее, созданного в феврале его филиала — Музея Константина и Виктора Мельниковых) не выдержали. Они пришли в спорный дом, чтобы провести инвентаризацию имущества, к ноябрю Каринскую из дома Мельниковых выселили окончательно, и, судя по приведенным в СМИ свидетельствам очевидцев, довольно бесцеремонно. В декабре начались организованные музеем экскурсии в дом Мельникова; в следующем году будут завершены инвентаризация и техническое обследование здания, а также, возможно, появится концепция экспозиции

9. Наум Клейман и Музей кино

За что: за битву за Музей кино

Почему: Наум Клейман боролся за созданный им 22 года назад Музей кино долго и упорно — в 1992 году с нищетой, в 2005-м — с инстанциями, выселившими его из здания на Красной Пресне, в 2013-м — с Министерством культуры, подыскивавшим кумиру поколений московских киноманов «свадебную должность». В 2014-м он ее и занял, став «президентом» музея, — решил не ссориться с назначенным сверху директором Ларисой Солоницыной. Однако конфликта избежать не удалось — пришедшие с новым главой министерские назначенцы умудрились вывести из себя тишайшую и самую профессиональную в стране команду научных сотрудников, многие из которых подали заявления об уходе.

10. Владимир Мединский

За что: за «Рашку-говняшку» и замечания к «Основам культурной политики»

Почему: Прямота, с которой министр культуры Владимир Мединский описал фильмы, которые его ведомство не будет финансировать, стала, пожалуй, самым показательным событием в культурной политике за 2014 год. Конечно, сказаны эти слова были в неофициальной обстановке (во время встречи Мединского-писателя, автора популярной серии книг «Мифы о России», с читателями), но позицию министерства отражали точно: если фильм будет показывать Россию как «Рашку-говняшку», ни рубля от государства создатели такого кино не получат. Эту позицию на себе прочувствовал в этом году документалист Виталий Манский, не получивший от государства ни копейки на основанный им фестиваль «Артдокфест», самый крупный в российском неигровом кино. А в прошлом Александр Миндадзе — добиться финансирования военной драмы «Милый Ханс, дорогой Петр» режиссеру удалось только после внесения некоторых изменений в сценарий. Субсидию, выделенную Фондом кино, режиссер должен будет вернуть.

Впрочем, в самом конце 2014 года, объявленного Годом культуры, воинствующий консерватизм Мединского, кажется, перестал нравиться власти. 24 декабря на совместном заседании Госсовета и Совета по культуре Владимир Путин объявил об утверждении «Основ государственной культурной политики», которая разрабатывалась в администрации президента; Минкульт предложил в этот документ несколько поправок жестко охранительного характера. Путин же в своей речи расставил другие приоритеты, напомнил о свободе творчества как праве, гарантированном Конституцией, и заявил, что государство не будет диктовать творцам, о чем им творить. Значит ли это, что Минкультуры теперь будет выделять деньги на фильмы о, скажем мягко, плохой России (номинированный на «Оскар» фильм «Левиафан» Андрея Звягинцева, кстати, как раз из таких) — непонятно, как неясным остается и судьба «тематик» — 12 тем, по которым Минкульт выделяет субсидии в приоритетном порядке. Увидим в 2015-м, когда положения «Основ» будут проводиться в реальную жизнь — если, конечно, будут.