Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кочевала тучка золотая

В прокате «Тропы» с Миа Васиковской — экранизация книги о паломничестве через австралийскую пустыню

Егор Москвитин 06.08.2014, 13:42
__is_photorep_included6163129: 1

В прокате «Тропы» — экранизация знаменитой книги о паломничестве через пустыню. Миа Васиковской досталась роль, на которую в разное время претендовали Джулия Робертс и Николь Кидман.

В основе фильма лежит реальная история: в 1975 году похожая на облако (то перистое, то грозовое) девушка Робин Дэвидсон (Миа Васиковска) решилась на путь длиной 2,7 тыс. км. Пункт отправления — бессмысленная и тревожная жизнь в маленьком городке,

пункт назначения — Индийский океан, окунувшись в который героиня надеялась заново родиться.

Посередине — австралийская пустыня-хамелеон, меняющая цвет и настроение по много раз на дню. Ее не преодолеть без верблюдов. Чтобы выкупить их и приручить, она два года разгребает авгиевы конюшни двух ковбоев, ночуя то под открытым небом, то в брошенном доме. Когда в 1977 году Дэвидсон вместе с собакой и четырьмя верблюдами наконец отправляется в путь, за ней увязывается репортер National Geographic (Адам Драйвер). Они заключают сделку: журнал будет помогать путешественнице деньгами, а фотограф — время от времени заглядывать в ее непроницаемое лицо.

Фильм от продюсеров драмы «Король говорит» и режиссера «Разрисованной вуали», казалось бы, просто обязан быть смертельно сентиментальным.

Опасения начинают подтверждаться еще до начальных титров, когда на экране появляется предупреждение для аборигенов, что они могут увидеть лица и услышать голоса своих умерших родных. При том что вряд ли аборигены увидят этот фильм в кино, а туристы вспомнят их лица и голоса. Но уже через минуту вся эта постановочная трогательность куда-то исчезает.

Миа Васиковска, актриса-открытие из «Джейн Эйр», «Алисы в Стране чудес» Бертона и «Не сдавайся» Ван Сента, выкраивает трагический образ не из слез и криков, как это принято в таких случаях, а из собственных волос и кожи.

Они выгорают, превращая героиню — и актрису — в настоящую птицу феникс. А в серых глазах и вымученной улыбке изначально таится столько силы, что за исход путешествия просто не получается переживать.

Фильм был в предпроизводстве больше 30 лет, и за это время к нему присматривались то Джулия Робертс, то Николь Кидман.

Васиковска, которой нет и двадцати пяти, буквально родилась для этой роли; по крайней мере, настоящая Дэвидсон осталась от ее игры в полном восторге. Благодаря ей, верблюдам и собаке этот фильм о девушке в активном поиске оказывается совершенно не похожим ни на один другой. Несмотря на ровный и монотонный, как пустыня, сюжет, его отчего-то хочется сравнивать не с женскими драмами, а с «Безумным Максом». Там тоже были австралийская пустошь, верная собака, убийственное одиночество и меткие мысли о том, как устроен мир. Один из промежуточных выводов, который делает в пути героиня, например, таков:

для счастья женщине надо научиться умеренно жестокому обращению с животными.

В частности, кастрировать агрессивного верблюда и не позволить вкрадчивому мужчине чересчур себя опекать.

Границы вовлечения посторонних в свою жизнь, которые устанавливает героиня, здесь куда интереснее, чем в подобных фильмах, и требуют отдельного изучения. И не исключено, что зрители приступят к нему еще до титров, потому что картина, как и положено хронике реального паломничества, медлительна до боли в глазах. По темпу она уступает даже пенсионерскому «Пути» 2010 года с Мартином Шином. Сценарий, существенно отличающийся от книги, очевидно, был скомпонован так неспроста, а чтобы сблизить зрителей с героиней. Но два часа терзаний в зале еще никогда и никому не заменяли путешествие длиною в год.