Кто станет новым лидером Франции

Жертва непредсказуемой Украины

Виталий Манский рассказал «Газете.Ru» о проекте «Родные» и о том, как он исчез из списка фильмов, получающих господдержку

Алексей Володин 30.06.2014, 23:24
Режиссер Виталий Манский РИА «Новости»
Режиссер Виталий Манский

Минкульт отрицает факт отказа проекту документалиста Виталия Манского «Родные» в господдержке — семейную историю, происходящую на развалинах СССР, перевели в «резерв» до стабилизации ситуации на Украине, заявляют в министерстве.

Проект «Родные» режиссера-документалиста Виталия Манского («Николина Гора», «Девственность», «Труба») исчез из списка утвержденных для господдержки неигровых проектов, которые были одобрены в рамках открытых питчингов, проходивших в Минкультуры. Это следует из заявления, которое сделал в своем фейсбуке режиссер: «В протоколе, в списке победителей, на втором месте стоял проект «Родные». Через сутки протокол был удален с сайта. В департаменте кинематографии объяснили удаление публикации тем, что приказ еще находится на подписи у Мединского».

В течение понедельника представители Минкультуры были недоступны для комментариев, однако вечером прокомментировали ситуацию. «Очное заседание Экспертного совета по неигровому кино, где рассматривались заявки организаций кинематографии по тематике «Спецпроекты», состоялось 29 мая, — говорится в письме, направленном в «Газету.Ru» из министерства. — По итогам было принято решение рекомендовать Департаменту кинематографии включить в перечень организаций кинематографии — получателей субсидий по данной тематике 10 проектов.

Еще 2 проекта было рекомендовано включить в резерв». Кроме «Родных», в эту категорию попали проекты фильмов «Кинопоезд «Россия в контрастах» студии «Мирумир» и «Папуа — Новая Гвинея. Пропасть между прошлым и будущим», которым занимается компания «Галерия».

«Протокол заседания на сайте Минкультуры России не публиковался», — утверждается в письме. Тем не менее на сайте Минкульта вечером в понедельник был доступен итоговый протокол заседания, в одной из таблиц которого «Родные» присутствуют как соискатели, а в другом — отсутствуют в списке проектов, набравших наибольший рейтинг (в распоряжении «Газеты.Ru» есть скриншот этих страниц). Никакого упоминания о переводе «в резерв» в документе нет.

С практикой переводов кинопроектов в эту не вполне понятную категорию общественное мнение и киноотрасль сталкиваются едва ли не впервые — до сих пор Минкульт вел себя более определенно: либо отказывал проектам, либо утверждал. «Членам Экспертного совета было предложено включить проект фильма «Родные» В. Манского в резерв в связи с непредсказуемым развитием ситуации на Украине, где запланированы съемки фильма», — пишут представители Минкульта. По утверждению представителей ведомства, это предложение поддержали 20 человек, четверо высказались против, а трое воздержались. «Департамент кинематографии принял решение отложить финансирование данного проекта до стабилизации ситуации на Украине», — говорится в письме. Тем временем, по сведениям «Газеты.Ru», съемки фильма уже идут, в том числе на территории сопредельной республики.

«Газета.Ru» обратилась за подробностями и разъяснениями к режиссеру картины Виталию Манскому.

— Виталий, в чем сюжет вашего фильма «Родные»?

— Из того, что я могу рассказать сейчас, — это семейная история в разделенной стране. В частности, про Россию и Украину — но не только про это. Все мы родились в СССР и несем в себе фантомную боль развала некогда могучего государства. Прошло более 20 лет, но Советский Союз мы все еще каким-то нереальным чувством осязаем в старых границах. Меня лично эти чувства обжигают каждый раз, когда предоставляю паспорт для пограничного контроля с Казахстаном, Арменией, Грузией и тем более Украиной, где я родился ровно 50 лет назад. Для меня это очень личная история. На Украине живет моя мама. Она родилась в 1945 году в только что освобожденном от фашистов Львове и в честь этого была названа Викторией... В двух словах не рассказать. Поэтому и снимаю этот фильм.

— Что произошло с заявкой «Родных» на господдержку?

— Пару лет назад в Минкультуры были введены открытые питчинги — сессии публичной защиты кинопроектов, претендующих на господдержку, с целью выведения этой деятельности из тени. В документальном кино на них выносятся только специальные проекты — в публичной плоскости отбирается 10–12 проектов. Мы подали на питчинг свой проект, защитили его. По итогам голосования экспертов наша заявка набрала наибольшее количество баллов.

29 мая протокол с начисленными экспертами баллами был размещен на сайте Минкультуры и на сайте Гильдии неигрового кино.

Затем в Гильдию поступил звонок из министерства с просьбой убрать публикацию протокола, поскольку министр культуры (Владимир Мединский. — «Газета.Ru») еще не подписал приказ на основе этого протокола.

— На каком этапе возникли проблемы?

— Естественно, все сообщество — поскольку это знаковое событие — следит за этими питчингами, многие видели эту публикацию, поздравляли тех, кто прошел, сочувствовали тем, кто вылетел. Я как победитель питчинга спрашивал у главы департамента кино (Вячеслава Тельнова. — «Газета.Ru»), когда можно будет подписывать документы. Для меня это был вопрос огромной важности, потому что мы уже находимся в съемочном периоде. Он отвечал, что пока приказ не подписан министром.

И вот в выходной день 28 июня на официальном сайте появляется новый протокол, в котором присутствуют все проекты, кроме одного — нашего. Также в закрытой группе на фейсбуке появилось сообщение от одного из экспертов, Бориса Дворкина:

ему позвонил Демченко, сотрудник Минкультуры, и сказал, что в связи с ситуацией на Украине они хотят «перенести проект в запас до конца года».

В том же обсуждении Екатерина Визгалова, пресс-секретарь Гильдии неигрового кино, обращается к экспертам с вопросом:

«Как они терпят, что их подписи стоят под бумагой, которая с вами не согласована?»

Полагаю, что публикация в выходной день была сделана специально, чтобы не привлекать внимания к этой проблеме. А она — абсолютно из ряда вон выходящая, это не локальная история.

— Почему? В прошлом году были проблемы у Александра Миндадзе с картиной «Милый Ханс, дорогой Петр», которую затаскали по экспертизам.

— Казус с картиной Миндадзе заключался в том, что его проект набрал полупроходной балл, и министерство своим голосом выступило не на его стороне.

— Но ведь у экспертов, которые отбирают картины на питчингах, совещательный голос. Их решения не обязательны к исполнению. Минкульт может принять их оценку во внимание, а может и не принять.

— Это известно. Министерство может принимать любое решение, но в ситуации, когда эксперты однозначно одобрили проект, Минкультуры должно хотя бы публично выступать с каким-то объяснением своей позиции.

Иначе вся эта история с открытой защитой проектов становится абсолютно бессмысленным актом.

Наша ситуация уникальна тем, что наш проект был не просто одобрен, а стал лидером голосования экспертов. И на самой защите было сказано много хороших слов про наш проект.

Знаете, есть еще один момент. Практически все прошедшие питчинг проекты — исторического свойства, они раскручивают историю от Ивана Грозного до Второй мировой войны. Наш проект пишет летопись нашей страны, современного исторического процесса, он обращен в сегодняшний день и день завтрашний. Видимо, этого в Министерстве культуры и боятся.