Пенсионный советник

Гол, как мальтийский сокол

В прокате «Авантюристы» Константина Буслова с Константином Хабенским и Светланой Ходченковой

Егор Москвитин 16.04.2014, 14:03
Кадр из фильма «Авантюристы» kinopoisk.ru
Кадр из фильма «Авантюристы»

В прокате «Авантюристы» с Константином Хабенским и Светланой Ходченковой о русских искателях приключений на Мальте — отечественный реверанс приключенческому кино золотого века Голливуда.

Где-то на Мальте мафиози, сошедшие с рекламных проспектов Dolce & Gabbana, методично окунают в бассейн русского дайвера Макса (Константин Хабенский). После очередного погружения Макс соглашается вернуть бандитам астрономическую сумму — что-то около €200 тыс. В реструктуризации долга против своей воли примут участие русские туристы Катя (Светлана Ходченкова) и Андрей (Денис Шведов). Назвавшись инструктором, Макс увлечет молодую пару поисками разбомбленной нацистской субмарины, затонувшего фрегата, сокровищ рыцарей-госпитальеров и реликвий древних египтян. При этом Макс и Катя знакомы уже много лет, но чрезвычайно занятой Андрей этого не замечает, потому что все время трещит по телефону с бизнес-партнером.

Ключевые слова, которыми авторы, вероятно, соблазняли продюсеров Александра Роднянского и Сергея Мелькумова, подействуют на кого угодно:

древние сокровища! рыцарский орден! нацистские тайны! контрабанда произведений искусства! мафия на хвосте! Мальта на горизонте!

Наконец, любовный треугольник дайверов — людей, которые каждый день вверяют свои жизни друг другу. И даже название, обещающее чуть ли не ремейк «Искателей приключений» с Аленом Делоном.

Собственно, все эти ключевые слова стоит держать в голове и зрителю. «Авантюристы» — это археологическая экспедиция в сокровищницу западного кино, а не современная приключенческая комедия в духе «Золота дураков». Нынешним высоким стандартам фильм не соответствует — хотя бы потому, что в нем много пустот, мало веселья и почти нет драйва. Здесь интересно другое: то, как создатели вписывают русских туристов с гаджетами в винтажные схемы «Романа с камнем», «Мальтийского сокола» и прочего благородного ретро. В конце концов, попытки сделать строго жанровое кино в России — химера полюбопытнее «Ё-мобиля».

В истории авантюрных фильмов было три пика — сороковые («Касабланка»), шестидесятые (собственно «Искатели приключений») и восьмидесятые («Индиана Джонс»).

Позаимствовав у третьего примера шрифт для постера, а у второго — название, все остальное «Авантюристы» унаследовали от первого, самого наивного, но интересного периода в истории жанра.

Отношения Макса и Кати прописаны так, как будто они Рик и Ильза. В «Касабланке» встреча героев после разлуки начиналась словами: «Зачем ты вернулась? Рассказать, почему бросила меня на вокзале?» В «Авантюристах» вокзал меняется на пристань, а фразу произносит уже девушка — но логика и динамика отношений героев становится предопределенной, как только зритель узнает цитату. Дальше отсылки к «Касабланке» становятся повсеместными. Помните эпизод, в котором Рик говорил Ильзе на арабском базаре: «Тебя обманывают»? Это бы одновременно упрек и торговцу, и нынешнему кавалеру героини. «Авантюристы» ведут ту же двойную игру.

«Я тебе нужен?» — спрашивает Макс про очередное погружение с аквалангом. «Нет», — отвечает Катя, имея в виду не только дайвинг, но и всю жизнь.

Сценарий вообще написан по всем правилам американского кино; пресловутая русская витальность здесь заблокирована, а когда она один раз вырывается из-под контроля (в финальной сцене выяснения отношений), фильм то ли трещит по швам, то ли наконец обретает смысл. В остальное время в «Авантюристах» все строго и по делу. Если нужно объяснить, что между несчастной героиней и свободой есть непреодолимая стена, то нам показывают, как она через стекло смотрит на море. В авантюрном кино обязательно должны быть макгаффины — артефакты, вокруг которых крутится сюжет, и предметы, характеризующие героев.

Макс возвращает Кате ее самый первый гидрокостюм, Катя привязывается к египетской статуэтке женщины-кошки, Андрей не расстается с мобильным телефоном.

Характеры, чтобы не усложнять жизнь зрителю, тоже упрощены до предела: местами любовный треугольник напоминает «Иронию судьбы» с шенгенской визой.

Механика приключения — под стать жанру: если драка между героями, то нелепая; если автопогоня, то неуклюжая; если есть тайна, то разгадку надо искать в библиотеке или музее. В мальтийские архивы авантюристы, кстати, проникают, словно персонажи рисованного компьютерного квеста из 1990-х, какой-нибудь Broken Sword. Катя притворяется, что ей плохо, Андрей отвлекает сотрудников, Макс копирует документы. В наивном искусстве тоже есть свой шарм.

Единственное, чего в этом солнечном отпускном приключении не хватает, — витаминов смеха. Вместо комедии «Авантюристы» почему-то тяготеют к драме. В любовном треугольнике нет страстей, но есть напряжение, как у «Бассейна» Жака Дерэ со все тем же Аленом Делоном. А героев объединяет странная тревожная тоска.

Вообще-то они успешные современные русские, живущие по принципу «на недельку до второго в Мальту, а не в Комарово».

Но выглядят порой словно белые эмигранты, особенно осененный «Адмиралом» Хабенский, драматический дар которого не сдержать даже простому жанру. Этой хандрой фильм, наверное, заразился от все той же «Касабланки», населенной беженцами от войны.

В общем, «Авантюристы» хотели быть честным жанровым кино, а оказались странным артхаусом для зрителей, которые любят разбирать фильмы на запчасти и искать среди кадров клады. То есть для авантюристов. В этой своей ипостаси фильм прекрасен, но в потребительской — нет.

Совсем как «Ё-мобиль».