Пенсионный советник

Женский взгляд с Усамой бен Ладеном

В прокате «Цель номер один» Кэтрин Бигелоу — про то, как ЦРУ устало искать бен Ладена и лишь одна решительная сотрудница все не унималась

Владимир Лященко 27.02.2013, 17:04
__is_photorep_included4990697: 1

В прокате «Цель номер один» Кэтрин Бигелоу — про то, как ЦРУ устало искать бен Ладена и лишь одна решительная сотрудница все не унималась.

Молодой агент ЦРУ Майя (Джессика Честейн) подключается к охоте на врага Америки номер один (Усама бен Ладен) через два года после 11 сентября и под прикрытием работы в посольстве США в Пакистане знакомится с методами работы более опытных коллег. Коллеги под руководством обладателя суровых взгляда и щетины Дэна (Джейсон Кларк) поливают водой, бьют током, запирают в тесном железном ящике, морят голодом и всячески унижают некоего Аммара, подозреваемого в связях с «Аль-Каидой». Выжать удается немного, но даже одно имя, то ли подлинное, то ли нет, может стать ключом, так что Майя проводит дни и месяцы в кабинете, обрабатывая массивы информации. Отстаивает призрачную зацепку в спорах с начальством, сопоставляет выбитые в разных уголках Ближнего Востока показания, привыкает выбивать их сама.

Время от времени гремят взрывы по всему миру, и внимание Вашингтона переключается на новые угрозы, но настойчивая женщина не сдается ни под давлением сверху, ни перед восьмилетней рутиной.

Когда Кэтрин Бигелоу («На гребне волны», «Вес воды», «К-19») после оскароносного «Повелителя бури» про будни сапера в Ираке взялась за сюжет о поисках главного террориста современности, многие полагали, что это будет картина про движение к вечно ускользающей, призрачной цели. Усама, по слухам, прятался где-то в пещерах Афганистана, и шансы на его поимку расценивались не слишком высоко.

Но потом телеканалы и газеты облетел снимок мертвого бородатого человека, а Обама отчитался о ликвидации принципиального противника. Жизнь подарила миру и Бигелоу финал истории большой мести, а фильм обрел впечатляющие полчаса реконструкции ночного штурма, которые устанавливают новую планку реализма и художественного совершенства в кино про людей с оружием.

Документализм происходящего на экране в эти минуты настолько убедителен, что в сенате даже пытались инициировать расследование с целью выяснить, кто в ЦРУ слил детали происходившего режиссеру.

Предшествуют же заключительному удару два часа производственной драмы, в которой солирует Честейн, чья героиня большую часть времени сидит перед компьютером, перебирает бумаги с отчетами, ходит из кабинета в кабинет. Да, помимо реконструкции штурма здесь имеется реконструкция спорных техник получения информации от задержанных, но это не фильм об этических проблемах ведения антитеррористической войны. Здесь важнее то, как в монотонной целеустремленности героини вырисовывается портрет человека, полностью тождественного своей работе, или даже миссии. Подвижника национального воздаяния.

И за этот портрет Честейн, конечно, заслужила не доставшийся ей в прошедшее воскресенье «Оскар».

Многие упрекают Бигелоу в том, что она повторилась, сняв второй подряд фильм про одного и того же героя, поглощенного войной, в одном случае более, в другом менее явной. Но сапер Джереми Реннера из «Повелителя бури» был поглощен жизнью в точке возможной детонации безотносительно того, чья именно война давала ему эту жизнь. Случай героини Честейн другой: призрак большой цели дает основания полагать, что у ее пути есть конечная точка, отличная от эпицентра взрыва. Только вот чем длиннее путь, тем неочевиднее желанность этой остановки.