Пенсионный советник

Бедные все

В прокате «Киллер Джо» — дикий фильм Уильяма Фридкина про то, как члены американской семьи заказали профессиональному убийце жену и мать

Владимир Лященко 12.02.2013, 13:56
__is_photorep_included4962801: 1

В прокате «Киллер Джо» — дикий фильм почтенного Уильяма Фридкина про то, как члены не самой благополучной американской семьи заказали профессиональному убийце жену и мать.

У раздолбая Криса (Эмиль Хирш) алкоголичка-мать увела партию кокаина, и он задолжал серьезным людям сумму, достаточную для того, чтобы беспокоиться за свою жизнь. Но жизнь подставщицы застрахована на $50 тыс., а детектив полиции Далласа Джо Купер (Мэттью Макконахи) подрабатывает киллером с тарифом за услуги в $20 тыс. Остается только уговорить увальня папу (Томас Хейден-Чёрч), с которым мама давно не живет, а сестра-лунатик Дотти (Джуно Тэмпл) сходу заявляет, что идея отличная.

Есть еще, правда, новая жена отца Шарла (Джина Гершон), женщина решительная и в себе уверенная:

«Киллер Джо» начинается с раскатов грома, вспарывающих ночь молний, неистового ливня, истошного лая собаки и треугольника волос пониже пупка, которым мачеха встречает Криса на пороге трейлера.

Парень к бесстыднице относится не лучше, чем к родной матери, но если номинальный глава семьи настаивает, то и ее в долю можно взять.

С первых же кадров 77-летний Уильям Фридкин напоминает о том, что он не только классик «Нового Голливуда», который снял когда-то «Французского связного» и «Изгоняющего дьявола». Он еще и режиссер, чей прошлый,

шестилетней давности, фильм «Глюки» с Эшли Джадд и Майклом Шенноном неожиданно оказался одним из самых бескомпромиссных, тревожащих и ярких высказываний о психозе как форме человеческой близости.

В «Киллере Джо» всякая близость изначально представлена патологией, а психозы расцветают на почве неустроенности жизни на дне американского общества. Про заказанную мать, которую зритель увидит лишь однажды, помимо истории с кокаином известно лишь то, что она как-то раз решила задушить крошку Дотти подушкой. Выжившая, но пережившая инцидент явно не бесследно девушка вспоминает бойфренда из начальной школы, «чистоту любви» которого доказывала ее полнейшая непроявленность и невысказанность.

Человеку со звездой шерифа на поясе и взглядом потрошителя чудачка с порога заявляет, что его глаза ранят, но

даже убийца с повадками чинного психопата на фоне родственников может показаться своего рода романтическим героем.

В «семью уродов» он вписывается идеально, легко занимая вакантное место лидера. Для Макконахи эта роль стала одной из нескольких переломных за последние два года: после «Киллера Джо» бывший герой-любовник успел еще дважды перевоплотиться в запоминающиеся порождения американского юга: надломленное в «Газетчике» Ли Дэниелса и марктвеновское в «Маде» Джеффа Николса.

Здесь он совершенно инфернален, и, вглядываясь в его бездну, остальные актеры извлекают из себя не менее выразительную жуть.

Уроды — явно «свои» персонажи для пулитцеровского лауреата Трейси Леттса, который переписал для кино свои ранние пьесы из 1990-х.

Перенося гротескное насилие и то, что в русском кино назвали бы «чернухой», с театральной сцены на киноэкран, Фридкин постепенно выкручивает рукоятку с пометкой «дичь» до упора.

История начинается, как черная комедия про нищету и идиотизм, чтобы вырулить к финальной лекции про семейное счастье и юридические обязательства, включающей в себя сломанные носы и долгую сцену фелляции с использованием куриной ножки. Извлечь из этого урока пользу так же сложно, как из наблюдения за склокой в стае диких собак, но забыть его будет непросто.