Пенсионный советник

Галереи уходят с рынка

Три ключевые московские галереи выходят из бизнеса

Велимир Мойст 12.04.2012, 15:17
Галеристы Гельман, Селина и Салахова из бизнеса уйдут, но на «Винзаводе» останутся ИТАР-ТАСС
Галеристы Гельман, Селина и Салахова из бизнеса уйдут, но на «Винзаводе» останутся

Хозяева трех ключевых московских галерей, занимающихся современным искусством, — галереи XL, «Айдан» и «М&Ю Гельман» — объявили о прекращении коммерческой деятельности. Арт-рынку не хватает покупателей, покупателям — свободы.

О полном исчезновении галерей речи не идет: XL, «Айдан» и «М&Ю Гельман» планируют лишь изменить свой статус или профиль деятельности — каждая по-своему. Но на коммерческой деятельности, говорят владельцы, сейчас поставлен крест. Подробные разъяснения своим мотивам тройка галеристов намерена дать на пресс-конференции, которая состоится 23 апреля на «Винзаводе».

«Мне не хватает времени на это занятие. Много сил отбирает пермский проект, сейчас к нему присоединился проект краснодарский, к тому же на мне лежит «общественная нагрузка» в виде федеральной программы «Культурный альянс», — поделился с «Газетой.Ru» галерист Марат Гельман. — Арт-бизнес же, как и любой другой, требует постоянного внимания». При этом хозяин галереи и директор музея современного искусства PERMM отметил, что во время его работы на посту заместителя гендиректора Первого канала галерея прекрасно работала и без него.

По словам Гельмана, ведущие галеристы свои действия никак между собой не координировали: «Мы принимали свои решения самостоятельно, без согласования друг с другом, и лишь потом выяснили, что намерения оказались сходными».

В демонстративном жесте трех галеристов видят недвусмысленный намек на отсутствие именно коммерческих перспектив отечественного contemporary art.

«Хочу напомнить, что в разгар кризиса у нас не закрылась ни одна галерея, потому что люди в этой сфере мотивированы не только деньгами. Временное снижение доходов — еще не повод впадать в панику и закрывать дело», — оптимистично заметил Гельман и тут же сменил настрой: «В данном случае речь идет об изменившейся атмосфере:

возникла устойчивая ситуация, при которой из страны уезжают основные клиенты галерей — независимые бизнесмены, для которых коллекционирование современного искусства было способом самовыражения».

«Иначе говоря, смысл приобретать искусство во многом состоял в том, чтобы делать это открыто. А сейчас среди богатых все очевиднее преобладают люди, аффилированные с властью или прямо ее представляющие, в первую очередь чиновники. Они склонны скрывать свои доходы, и коллекционирование современного искусства не входит в число их приоритетов. Эта атмосфера оказывает очень негативное влияние на галерейный бизнес: без свободы он существует плохо», — заключил Гельман.

Айдан Салахова в разговоре с «Газетой.Ru» высказалась более определенно: «Основная причина закрытия моей галереи в том, что нет рынка. Он, было, появился, недолго просуществовал, и вот его опять нет».Ранее в интервью РИА «Новости» Салахова заметила, что ей сегодня «выгоднее быть художником, чем галеристом», однако от некоторых культуртрегерских функций не отказывается, правда, вместо галереи откроется мастерская Aidan Studio. Елена Селина, владелец «XL-галереи», свое решение вообще пока не комментирует, но, по информации «Газеты.Ru», по крайней мере в ближайшее время продолжит делать выставки в прежнем пространстве. Марат Гельман сообщил, что вместо галереи на прежнем месте будет работать продюсерский центр «Культурный альянс». Правда, замечает галерист, это будет некоммерческая институция:

«Мы будем не продавать, а продвигать художников из российских регионов, в том числе молодых, которые часто работают вне рыночной конъюнктуры. Не исключаю даже, что выставочная программа центра окажется интереснее той, что была в галерее».

Прекращение коммерческой деятельности ведущих галерей участники арт-процесса называют «очень плохим сигналом», хотя и полагают, что речь идет скорее о существенной корректировке галерейной тактики, нежели об окончательном уходе трех ключевых фигур из инфраструктуры в целом.

«Приходится с сожалением констатировать тот факт, что уходят одни из самых важных для рынка галереи, которые сделали чрезвычайно много для того, чтобы этот рынок существовал в принципе,

— говорит Виктория Кондрашова, директор художественной ярмарки «Арт Москва». — С другой стороны, люди, управляющие ими, уже сами по себе такие бренды, которые могут самостоятельно существовать в информационном поле в более интересной и широкой плоскости, сосредоточиться на художественных и экспериментальных проектах».

Более оптимистично видит ситуацию Елена Пантелеева, новый директор центра современного искусства «Винзавод», три недели назад сменившая на этой должности Софью Троценко, ушедшую работать в мэрию Москвы. Она отмечает, что уход трех галеристов из бизнеса не влечет за собой смерти современного искусства и замирания арт-процесса. «Я понимаю, что они устали от невостребованности своей работы. Тем не менее все трое остаются активными действующими лицами российской арт-сцены», — заметила Пантелеева.

Речь, по словам обоих экспертов, идет о смене формата деятельности. «Галерея, как коммерческая структура, требует полной отдачи от владельца и решения коммерческих задач, не может стоять на последнем месте, а они, как известно, не всегда полностью соответствуют творческим запросам, — рассуждает Кондрашова. —

И арт-рынок у нас, конечно, еще далеко не сильный, необходимую массу он сможет набрать не менее чем через пять лет, когда полностью сформируется поколение, более ориентированное на актуальную культуру, чем современное общество потребления».

По мнению Пантелеевой, тенденция смены форматов очевидна не только на национальном, но и на мировом арт-рынке. «Крупнейшие международные арт-ярмарки сейчас модифицируются, предоставляя все больше места для некоммерческих проектов и институций — так было, в частности, на недавней нью-йоркской Armory Show, — заметила директор «Винзавода». — Так что у Салаховой, Гельмана, Селиной остаются возможности для того, чтобы продолжить свое присутствие в интернациональном контексте».

Существенной угрозы для своих институций эксперты не видят. «Считаю их, да и всех остальных наших галеристов, занятых современным искусством, настоящими подвижниками и культурными героями. А как директора «Винзавода» меня устраивает, что все три институции остаются на нашей территории и не прекращают публичной деятельности», — сказала «Газете.Ru» Пантелеева. «На ярмарке «Арт-Москва» отсутствие наших постоянных участников, без сомнения, отразится, но и Айдан, и Марат Гельман являются членами экспертного совета на протяжении многих лет, поэтому их идеологический вклад в организацию процесса мы не потеряем», — резюмировала директор «Арт-Москвы».

Рынок современного искусства в России был непростым с самого момента его зарождения. Формальной датой его рождения считается 1989 год, когда художница Айдан Салахова вместе с Евгением Миттой и Александром Якутом создала «Первую галерею» — действительно первую частную организацию, специализирующуюся на торговле произведениями современных авторов. Более массовым этот процесс стал в начале 90-х: открылись Галерея Гельмана и «Риджина», «Первая галерея» преобразовалась в «Айдан-галерею», чуть позже возникла XL под управлением Елены Селиной. Три галереи выступили в роли локомотива, но даже столичная прописка и хорошие клиентские базы долгое время не могла обеспечить их процветания. В 2000-е годы могло показаться, что все трудности позади, однако нынешние заявления Гельмана, Салаховой и Селиной говорят об обратном.