Пенсионный советник

Служебный роман продолжился беременностью

В прокат выходит фильм Сарика Андреасяна «Беременный»

Сергей Синяков 08.09.2011, 10:46
Каропрокат

В прокат выходит «Беременный», в котором автор «Служебного романа. Наше время» Сарик Андреасян переосмысливает памятную комедию «Джуниор» с Арнольдом Шварценеггером и Дэнни де Вито.

Ведущий новостных выпусков на музыкальном канале Сергей Добролюбов (Дмитрий Дюжев), брутальность которого невыгодно оттеняет художественно взбитая прическа, с какой более естественно служить женщиной-бухгалтером средних лет в собесе, стучится в небеса с мольбами об отцовстве и, что понятно из названия картины, достукивается. Поймав себя на подозрительных ощущениях и обнаружив две заветные полоски на тесте на беременность, герой сообщает о своем новом положении родным и близким. Те реагируют на новость толерантно и даже с энтузиазмом. В особенности ушлый приятель Сергея Жора (Михаил Галустян), плодовитый (поскольку практикует секс в валенках, что будто бы хорошо для репродуктивных функций) отец-производитель и беспонтовый адвокат, который прозорливо расценивает приключившийся с другом физиологический казус как хлебный бизнес-проект.

Не требуется располагать какой-то специальной киноведческой интуицией, чтобы обнаружить в ленте известное сходство с американской комедией 1994-го года «Джуниор»,

где также фигурировали флегматичный беременный атлет и осуществлявший при нем продюсерские функции упитанный живчик. Впрочем факт столь прямого заимствования из голливудского фильмофонда едва ли спровоцирует тот общественный резонанс, который сопровождал, например, выход предыдущего проекта режиссера Сарика Андреасяна «Служебный роман: Наше время». Во-первых, зрителей, которые на анкетный вопрос о любимом произведении кинематографа бестрепетно поставят на первую позицию «Джуниор», явно поменьше, чем тех, что отметят для себя оригинальный «Служебный роман» Эльдара Рязанова. Следовательно, нет достаточно веского повода для ломания полемических копий и упреков в паразитировании на святынях.

Во-вторых,

«Джуниор» и «Беременный», пусть и там, и там отходят одни и те же воды, а сюжет танцует от круглого мужского живота, кино все-таки совершенно разное.

Постановщику американского фильма Айвену Райтману, к примеру, удается практически невозможное – с какого-то момента главный герой, неуклюжей беременной медведицей мечущийся в поисках берлоги, где он мог бы спокойно уже родить вдали от посторонних глаз, не только начинает казаться довольно естественным природным явлением, но и вызывает вполне себе сочувствие. Кроме того, Арнольду Шварценеггеру, актеру не самого богатого дарования, удается буквально сыграть даже такую эфемерную материю, как внутренний свет, который, по народным поверьям, генерируют окрест себя вынашивающие желанный плод будущие мамочки.

Сочувствие к центральному персонажу «Беременного», напротив, скукоживается по убывающей, поскольку он не светится, а тупо лоснится

и всем своим поведением демонстрирует, что если женщину беременность делает лучше и как бы одухотвореннее, то мужчину – ровно наоборот. Ну, с другой стороны, что-то подобное можно было бы предположить. Поначалу мило робеющий самое себя Добролюбов довольно быстро превращается в махровую самовлюбленную сволочь, забывает про семью и торит путь животом в светское общество (на этом сюжет окончательно рассыпается, оборачиваясь беспомощным набором гэгов). В чем есть своя логика, поскольку отрекомендовать более благодатную среду для публичного пестования собственных патологий непросто.

Да и российские комедиографы совершенно уверены, что краеугольный камень успеха ленты – позволить аудитории лишний раз прильнуть к замызганному глазку, демонстрирующему изнанку мира успешных и знаменитых. Также приветствуются шутка-другая про гомосексуализм и укомплектованный ресторанной попсой саундтрек (один светлый момент на все кино – мини-клип про страсть к соленым огурцам, со снайперской точностью озвученный калорийным шлягером Александра Серова «Я люблю тебя до слез»). Привлекается тяжелая кавалерия в лице артистов старой советской школы (новость о беременности сына не вышибает из седла Портоса--Валентина Смирнитского, ранее прошедшего через горнила «Возвращения мушкетеров» и «Самого лучшего фильма 3Дэ», после участия в которых бывалому актеру, вероятно, немногое может показаться чем-то чрезмерным). Плюс умеренная фронда: на пару минут возникает, чтобы затем снова погрузиться в «твиттер», человек, некоторой одутловатостью похожий на понятно какого именно из представителей властного тандема.

И наконец, море недорогого спонсорского коньяка, привольно перелившееся в «Беременного» из «Служебного романа: Наше время».

Сугубо драматургически коньяк явно необходим не столько артистам в кадре, сколько тем малодушным зрителям, что не без оснований полагают, что поход на современные русские комедии не из тех видов досуга, который хорошо коротать в трезвом уме. То есть это примерно как стереоскопические очки, обеспечивающие полноценный просмотр 3D-кинофильмов. Новой картины Сарика Андреасяна данная рекомендация (да, далекая от установок Минздрава) касается в особенности. При условии ее аккуратного соблюдения вы можете прожить 83 минуты до освободительного финала пусть периодически морщась и ощущая дискомфорт, будто что-то где-то толкает и потягивает, но в целом гладко, смиренно и почти безболезненно – то есть так, как и должна, наверное, протекать нормальная беременность.