Пенсионный советник

«Важно показать, с кем герои нынешнего Нью-Йорка вступают в диалог»

Интервью о продолжении программы «Garage Screen»

Владимир Лященко 16.06.2011, 19:28
imgobject.com

В «Гараже» возобновляется видеопрограмма «Нью-Йорк: Даунтаун», посвященная героям поколения битников. «Парк культуры» побеседовал о будущем проекта «Garage Screen», его просветительских задачах и разнице между Берроузом в книгах и на экране с куратором программы Ольгой Борисовой и руководителем образовательного отдела «Гаража» Анастасией Митюшиной.

В Центре современной культуры «Гараж» после перерыва продолжат показывать документальные фильмы из программы «Нью-Йорк: Даунтаун», посвященной героям нью-йоркского культурного подполья. С 17 по 19 июня можно будет увидеть ленты про Уильяма Берроуза, Роберта Мэпплторпа, Джона Уотерса, Джона Кейла, Джека Смита и Энди Уорхола, а также снятые самим Уорхолом видеопортреты Лу Рида, Дэнниса Хоппера и других персонажей легендарной нью-йоркской богемы. Программа приурочена к проходившей в «Гараже» в мае выставке «New York Minute» и открывает проект «Garage Screen» — серию кинопоказов, которую запускает образовательный отдел центра.

Корреспондент «Парка культуры» встретился с куратором проекта «Garage Screen» Ольгой Борисовой.

— Программа приурочена к выставке «New York Minute» — это такой справочный ликбез или в каком-то смысле параллельная художественная программа?

— Ольга Борисова: Это не то чтобы справочный ликбез. Дело в том, что выставка «New York Minute» рассказывала о текущем положении дел в художественном Нью-Йорке, а нью-йоркский Даунтаун — это как раз то место, где появлялись и появляются все те художники с прогрессивными идеями, которые, как правильно сказал автор одного из фильмов нашей программы Йони Лейзер, «бросают вызов обществу». Наша же кинопрограмма — это взгляд назад, попытка показать то время, которое предшествовало сегодняшнему Нью-Йорку и дало возможность появиться населяющим его сегодня артистам.

— Но вы не ограничились художниками, отсчитывая историю от Уильяма Берроуза, Джека Керуака, Аллена Гинзберга. Был какой-то критерий отбора фильмов кроме того, что все они рассказывают о деятелях нью-йоркского Даунтауна разных лет?

— ОБ: Мы не ставили перед собой задачу произвести академическое исследование художественной среды, скорее это попытка показать атмосферу времени, отправной точкой которого оказывается поколение битников. Они были первыми нонконформистами, бескомпромиссными к социальной системе, и своим примером задали тон. Так что для программы мы отбирали фильмы о ярких личностях, которые были бы пионерами в том, что они делали, то есть о самых интересных представителях Даунтауна с 1950-х по 1980-е годы. И мы хотели привезти ленты, которые в России неизвестны. Большую часть того, что попало в нашу программу, здесь еще не показывали. (К разговору присоединяется Анастасия Митюшина.)

— Анастасия Митюшина: Это так, я сама училась на показах «Музея кино», который сейчас существует в сильно ограниченном режиме, и мы не скрываем, что покажем несколько фильмов, которые демонстрировал Андрей Хренов (киновед, автор книги «Маги и радикалы: век американского авангарда». — «Газета.Ru») в программе, которая стала для меня творческим импульсом. Но ту программу про нью-йоркский и, шире, американский авангард показывали десять лет назад. В ней были фильм Роберта Франка и Альфреда Лесли «Погадай на ромашке», сделанные Йонасом Мекасом «Сцены из жизни Энди Уорхола». Мы бы с удовольствием добавили в свою программу Стэна Брекеджа, но у нас нет возможности собрать все-все-все.

— ОБ: Может быть, сделаем потом отдельную программу про нью-йоркский кинематографический андерграунд.

— То есть вы пытаетесь задать историко-культурный контекст максимально широко?

— АМ: Для нью-йоркской выставки особенно важно было показать тех, с кем герои нынешнего Нью-Йорка вступают в диалог. Так, чтобы получился хронологически выстроенный рассказ с деталями, которые связывают фигуры и явления. В голове Берроуз может существовать отдельно, Уорхол может существовать отдельно, и понятно, что они как-то взаимосвязаны, но потом ты видишь, как они сидят вместе и обсуждают, у кого когда был первый секс, и одно с другим наглядно сходится.

— ОБ: Посмотрев подобный ряд документальных фильмов, видишь, как их герои переплетаются. В фильме об Уорхоле вы увидите Уильяма Берроуза, в фильме о Берроузе — Уорхола. То же самое с фильмами о Жане-Мишеле Баскиа, о Ките Хэринге. И еще Джон Уотерс везде. Одно дело читать книги Берроуза, и совсем другое — увидеть интервью с его большой любовью. Это позволяет увидеть человека по-новому.

— АМ: Вообще программа очень красиво закольцовывается привязкой к нашей ситуации. То есть рассказывается история от 1940-х до конца 1980-х, когда в СССР приезжает Джон Кейл и встречается, например, с музыкантами «Бригады С», «Звуков Му» (приезду Кейла в СССР посвящен фильм Роба Нильсона «Слова для умирающего», который покажут 22 мая. — «Газета.Ru»). Они ему что-то свое играют, а он слушает и говорит: «Какая-то у вас музыка американская». Таким образом истории борьбы за свободу перекликаются, но здесь ее символом оказывалась та «американская мечта», крах которой озвучивал еще Берроуз в речи на День благодарения.

— Программа про нью-йоркский Даунтаун открывает целый проект «Garage Screen» — часто будете показывать кино?

— ОБ: Мы давно хотели запустить цикл кинопоказов, которые детально раскрывали бы те темы, которые затрагиваются в наших выставках. Также собираемся организовать небольшие дневные показы образовательно-учебного характера, чтобы рассказывать об искусстве, о тех артистах, которых здесь выставляем. В июле — августе, например, покажем предоставленные нам американским каналом PBS фильмы про современное искусство из серии «Art:21». В них авторы приходят к важным современным художникам в их студии, а те рассказывают о своих работах, идеях, показывают, чем занимаются. Планируем несколько больших программ на осень, но их содержание пока раскрывать не можем.

— Но тематически они всегда будут привязаны к проходящим в «Гараже» выставкам?

— ОБ: Да, все программы планируются в контексте выставок. На выставке зритель видит готовый результат работы художника, а в документальном фильме за полтора часа — его жизненный путь, какие-то, быть может, очень личные подробности. Все это дает возможность составить более полноценную картину о том, что это был за человек, что им движет, что он преследовал в своих работах, чем жил, чем дышал.

— Вы всегда будете показывать именно документальное кино?

— ОБ: Мы рассматриваем кино как медиум, как средство выражения. Будь это документальное кино или, например, видеоарт — жанр и формат могут меняться в зависимости от темы. В программе про Нью-Йорк было важно, чтобы произведение позволяло рассказать некую жизненную историю, создавало своего рода портрет личности на фоне времени, поэтому мы остановились на документальных фильмах. Из этого не следует, что мы всегда будем показывать только подобные ленты. Хотя, не скрою, документалистика меня интересует — кажется, что в Москве есть к ней интерес, но нет удовлетворяющего его предложения. Знаю, что проводятся фестивали, но не знаю, есть ли кинотеатры, которые показывали бы документальное кино. Так что очень интересна предстоящая реакция публики.

— Плюс документальное кино в каком-то смысле наиболее удобный жанр с точки зрения просвещенческой миссии?

— ОБ: Наши кинопоказы — часть деятельности образовательного отдела «Гаража», поэтому, конечно, выбирая, что показывать, мы руководствуемся идеей о том, что это должны быть произведения с образовательным потенциалом.

— АМ: Как раз недавно, отвечая на вопрос «Теорий и Практик», я писала, что цель образовательной программы «Гаража» — воспитать любопытство, а не дать системные знания. Большинству людей, которые приходят на выставки, не хватает смелости для того, чтобы выносить собственные суждения, или для того, чтобы оценивать нехватку знания как импульс к тому, чтобы что-то узнать. Люди иногда не верят ни себе, ни эксперту, а документальное кино оказывается тем языком, который обладает особым свойством: ему верят.

— А мы сильно тут вырваны из контекста?

— АМ: К нам приезжал Антон Видокль (нью-йоркский художник, куратор европейской биеннале современного искусства 2006 года Manifesta 6. — «Газета.Ru»), он недавно сделал работу «New York Conversations» — мы уже договорились о ее показе.

— ОБ: Этот фильм три дня снимали в Чайна-тауне: приходили разные артисты, возникали спонтанные разговоры об искусстве, об обществе. Так что нью-йоркская тема еще раз получит развитие в наших программах.

— АМ: Подобные показы упрощают погружение публики в контекст, потому что не всякую работу можно быстро заполучить: растаможка, монтаж... А «New York Conversations» представляли в Нью-Йорке только в середине апреля, и у нас уже есть возможность вскоре его показать. Или вот еще есть идея, которую мы пока не до конца доработали, но обсуждаем с нашими партнерами: если правообладатели дадут «добро», свозить часть программы «Нью-Йорк: Даунтаун» по регионам России и в Киев. Стараемся сделать так, чтобы как можно больше людей увидели эти фильмы.