Поставить на нужную лошадь

Берлинале раздал «Медведей»

Антон Долин (Берлин) 21.02.2011, 10:28
Reuters

В Берлине раздали «Медведей»: золото досталось иранской картине «Надер и Симин разводятся», Бела Тарр обвинил Гая Мэддина во вранье, фильм «В субботу» Александра Миндадзе остался без призов.

Удивляться нечему. Весь фестиваль прошел под знаком Джафара Панахи – его место в жюри символически пустовало, напоминая об участи заключенного под стражу иранского режиссера, все его картины показывали в различных секциях (при неизменных аншлагах), а имя склоняли по поводу и без повода. Разумеется, товарищ и младший коллега Панахи, 38-летний Асгар Фархади, считался фаворитом еще до того, как его фильм был показан: тем паче что сегодня и он в Иране под запретом – за то, что посмел подписать петицию в поддержку опального соратника.

Когда же оказалось, что новая работа Фархади «Надер и Симин разводятся» — очень хороший фильм, исход фестиваля был предрешен.

Хотя, конечно, мало кто мог предсказать такой сенсационный успех. Картине достался не только «Золотой медведь», благодаря которому со сцены прозвучала еще одна речь в защиту Панахи, но и огромное количество серебряных, поскольку жюри решило не выбирать из актеров фильма двух самых-самых, а присудить призы (и мужской, и женский) сразу всем – за ансамбль.

С другой стороны, кино сочетает несколько редких качеств, за что не грех и наградить несколько раз.

Во-первых, оно сделано виртуозно, но при этом предельно доходчиво и внятно. Актеры играют, в самом деле, исключительно. Во-вторых, отвечает главной теме конкурса Берлинале – рассказывает о трансформации современной семьи через призму развода. В-третьих, косвенно затрагивает и социально-политический нерв, не спекулируя на этом – все-таки прежде всего это психологический триллер, а уже потом зарисовка о судебной системе Ирана.

Ужасно обидно, что в России ни прокатчиков, ни зрителей все это не заинтересует, поскольку инерция неприятия подобного кинематографа – умного, построенного на диалогах и лишенного псевдо авторской выспренности – у нас по-прежнему сильна.

Другими словами, на широком экране эту талантливую работу мы, вероятнее всего, не увидим никогда.

Чуть больше надежд на прокат у Белы Тарра, чья удивительная картина «Туринская лошадь» до последнего момента считалась главным претендентом на «Золотого медведя». К весне обещают и фундаментальную ретроспективу этого важного режиссера, под которую в Москву приедет он сам. Все это, впрочем, вряд ли утешит Тарра, который заранее заявил о своем намерении покончить с кинематографом после «Туринской лошади» — и действительно выложился в фильме по полной программе... за что намеревался получить главный приз. А досталось ему только Гран-при (то есть второе место, «Серебряный медведь»). Наверное, обидно знать, что за всю карьеру ты никогда и нигде не получал награду № 1 и уже не получишь: присужденный Тарру приз жюри критиков ФИПРЕССИ явно не в счет. Тем не менее поведение венгерского автора на сцене было демонстративно грубым.

Он вышел за призом, взял его из рук Гая Мэддина – такого же маргинала с репутацией гения, заседавшего в жюри, — сказал ему (правда, не в микрофон): «Ты соврал!» — и сошел со сцены, отказавшись произносить благодарственную речь.

Судя по всему, Тарру намекали, что золото будет вручено ему, и тем обиднее было поражение.

Но считать ли поражением подобный расклад? Например, наш соотечественник Александр Миндадзе остался вовсе без призов – как и некоторые другие (причем немногочисленные!) одаренные конкурсанты вроде аргентинца Родриго Морено или американца Джей Си Чендора. При этом несколько посредственных постановщиков уедут из Берлина триумфаторами. Это и Джошуа Марстон (приз за сценарий), чье «Искупление крови» интересно лишь как этнографическое исследование албанского института кровной мести, и Андрес Файель, получивший за тоскливую, достойную вечернего показа по ТВ драму об истоках немецкого терроризма «Кто, если не мы» приз Альфреда Бауэра за инновацию в искусстве. И, наконец, еще один немец, Ульрих Келер, чья «Сонная болезнь» могла бы по достоинству заслужить приз за самую скучную и нелепую картину года, а вместо этого получила «Серебряного медведя» за лучшую режиссуру. Что тут предполагать – коррупцию или обычную глупость? Никто, кроме Изабеллы Росселини, не ответит на этот вопрос.

Но порицать прекрасную председательницу жюри – дело пустое.

Каждый имеет право на свой вкус, как и на отсутствие оного. А со временем никто не вспомнит имена большинства сегодняшних лауреатов. И поделом. Фестиваль же 2011 года запомнится, потому что на нем показали три очень хорошие картины: «Туринскую лошадь» Белы Тарра, «Надер и Симин разводятся» Асгара Фархади и «В субботу» Александра Миндадзе. Две из трех получили главные призы, что уже немало. А причины ценить Миндадзе у нас есть и будут без всяких «Медведей».