Пенсионный советник

Самодуров и Врубель ушли в школу

Стартовала акция «Спальный район. Школа № 109. Открытый урок»

Велимир Мойст 28.01.2011, 20:05
ГЦСИ

Группа художников численностью до полуроты оккупировала здание школы на Юго-Западе Москвы. Пострадавших нет, обстановка творческая. Операция под кодовым названием «Спальный район. Школа № 109. Открытый урок» продлится две недели.

Современному искусству свойственны разного рода «хождения в народ» – когда с провокационными целями, а когда и с просветительскими. Что скрывать, опыты в жанре Public Art обычно вызывают у населения гораздо больше энтузиазма, нежели традиционные показы в музеях и галереях. Особенно будируют случаи, когда объекты искусства внедряются в повседневную реальность, привычную до зевоты. Как правило, в выигрыше оказываются обе стороны: зрители получают заряд неожиданных впечатлений, а художественные опусы в таком контексте обретают новые качества, доселе никем не обнаруженные.

Тяга к эксперименту и интерактивности неминуемо должна была привести актуальных авторов в среднюю школу, ибо там и контекст предельно занятный, и аудитория весьма благодатная (хотя и непредсказуемая). Первый опыт «тотальной инсталляции» подобного рода случился прошлой осенью в рамках ярмарки «Арт Москва». Тогда три десятка художников десантировались в школе № 45, что на границе между Люберцами и Жулебино. Опыт вышел довольно удачным, однако оценить его смогли немногие: акция была ограничена одним днем. Теперь вот эстафету подхватило другое учебное заведение – продвинутая 109-я школа, где директором работает знаменитый Евгений Ямбург. Здесь уже проект, взятый под опеку ГЦСИ (Государственным центром современного искусства), развернулся на всю катушку. Параметры таковы: 58 авторов демонстрируют две сотни арт-объектов, задействовано все пространство в периметре школы и даже за его пределами.

Более того, выставка будет сосуществовать с учебным процессом на протяжении двух недель — увидеть ее смогут все желающие.

Внедрение контемпорари-арта в школьную обстановку привело к впечатляющим результатам. Временами казалось, что экспонаты словно рождены для того, чтобы украсить собой раздевалку, спортзал, кабинет химии или биологии. Скажем, диптих Александра Панкина «Мнимость черного квадрата», который навеял бы тоску на посетителей обычной выставки, в антураже кабинета математики смотрелся весьма свежо и органично. Или взять скульптурную композицию Алексея Дьякова под названием «Необходимость», представляющую собой две головы в противогазах, соединенных общим шлангом. Не то чтобы уж очень выдающееся произведение, но в кабинете ОБЖ смотрится великолепно.

Кураторы Марина Звягинцева и Юрий Самодуров постарались не просто распределить экспонаты по этажам равномерным слоем, но так или иначе обыграть каждую ситуацию.

Скажем, вполне уместным становится появление портрета Путина в кимоно (это работа Дмитрия Врубеля из серии «Гений дзюдо») на стене в спортзале, рядом с баскетбольной корзиной. Инсталляция Сергея Катрана «Заборы воздуха», состоящая из ряда колб, плавающих в аквариуме, буквально сливается с остальным реквизитом в кабинете физики. Фотосерия «Кухонный супрематизм» от «Синих носов» помещена, разумеется, в столовой, а одежда из крашеного картона (инсталляция Владимира Ситникова «Гардероб») чудесно обретается в раздевалке. Предаться раздумьям о пользе и бренности знаний позволяют сотни учебников, шелестящих страницами на полу в рекреации (проект Игоря Чиркина и Алексея Подкидышева «Шепот»), а о смысле школьной дисциплины можно порассуждать в актовом зале, глядя на то, как сами учащиеся под руководством Татьяны Антошиной визуализировали бессмертные афоризмы типа «Еще раз увижу – выйдешь за дверь!» или «Ты сейчас спишешь, а дальше что?!».

Общее впечатление, произведенное искусством на воспитанников школы № 109, можно выразить словом «прикольно».

В день открытия выставки оно то и дело доносилось сквозь обычный школьный гомон. Понравилось и педагогам – во всяком случае, это следовало из коротких разговоров с ними. Впрочем, у Ямбурга в школе, как уже говорилось, учителя и ученики продвинутые. За реакцию в других учебных заведениях столицы поручиться сложно. Как бы повели себя в предложенных обстоятельствах персонажи, например, Гай Германики, предсказать едва ли кто возьмется. Не исключено, что истеричные педагоги стали бы возмущаться, а бессовестные тинейджеры попросту надругались бы над экспонатами... Между прочим, стоило бы рискнуть и устроить подобную интервенцию именно в типичной «урловой» школе. Заодно и проверить, как там с волшебной силой искусства. Но это уже другая история.